Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Рослесозащита отрапортовала об итогах полевых работ по государственному мониторингу воспроизводства лесов

На сайте Рослесозащиты появилось сообщение об итогах полевых работ 2017 года по государственному мониторингу воспроизводства лесов. В нем говорится, что натурные обследования выполнены на площади 15 680 га на участках, отнесенных к землям, занятым лесными насаждениями в 2013-2014 годах, и что «в результате обследования выявлено, что молодняки на площади 4520,2 га (28,8%) не соответствуют критериям и требованиям Правил лесовосстановления (по количеству деревьев главной породы на 1 га или средней высоте деревьев главной породы) либо фактический породный состав молодняка на момент обследования не соответствует хозяйству, по которому он был отнесен к землям, занятым лесными насаждениями».

На первый взгляд, это очень хороший результат: он говорит о том, что 71,2% обследованных молодняков соответствуют требованиям Правил лесовосстановления и относятся к тому хозяйству (хвойному, твердолиственному или мягколиственному), к которому и должны относиться при успешном лесовосстановлении. Но говорит ли он о том, что лесовосстановление в нашей стране более чем в 70% случаев на самом деле является успешным?

Рассмотрим два важных обстоятельства, влияющих на значимость и достоверность этого результата.

Во-первых, размер и характер выборки. 15 680 гектаров - это, разумеется, далеко не вся площадь, на которой проводится лесовосстановление. Отнесение «восстановленных» участков к землям, занятым лесными насаждениями, обычно производится в определенном возрасте, определяемом Правилами лесовосстановления (5-10 лет в зависимости от породного состава и лесного района). Таким образом, участки, отнесенные к землям, занятым лесными насаждениями в 2013-2014 годах, - это участки, где собственно лесовосстановление (в самом узком смысле этого слова - посадка, посев или содействие естественному возобновлению леса) проводилось примерно в 2003-2009 годах. По данным Росстата, площади лесовосстановления в этот период составляли немногим более 800 тысяч гектаров в год - то есть общая площадь «восстановленных» участков, которые по сроку должны были быть отнесены к землям, занятым лесными насаждениями, в 2013-2014 годах, составляет около 1,6 миллиона гектаров. Таким образом, специалистами Рослесозащиты было обследовано около 1% «восстановленных» в соответствующие годы лесных участков.

Один процент - это достаточно большая выборка, чтобы получить статистически достоверные результаты при условии репрезентативного выбора обследуемых участков (например, при их случайном или регулярном размещении). Однако мы не знаем, насколько репрезентативной была эта выборка на самом деле, насколько было исключено влияние на нее субъективных и административных факторов: информация о том, как Рослесозащита выбирает участки для государственного мониторинга воспроизводства лесов, не является публичной и недоступна для независимых экспертов. Если, например, при выборе участков для обследования предпочтение отдавалось более доступным участкам или более населенным и освоенным регионам - это могло очень сильно повлиять на общий результат работ. К сожалению, оценить влияние этого фактора на полученные результаты невозможно - для этого не хватает исходных данных; но опыт проведения подобных работ в отечественном лесном хозяйстве (например, ГИЛ) показывает, что проблемы с репрезентативностью возможны, и они могут приводить к катастрофически неправильным результатам.

Во-вторых, возраст обследуемых участков. При полноценном лесном хозяйстве формирование молодого леса оптимального состава и оптимальной густоты формируется с завершением периода рубок ухода за молодняками - осветлений и прочисток. По действующим Правилам ухода за лесами, период прочисток заканчивается в большинстве случаев в 20 лет, иногда позднее. Именно последний прием ухода за молодняками - прочистка - в основном определяет общий успех или общую неудачу лесовосстановления. Даже если раньше все было сделано правильно, отсутствие или неправильное проведение этого приема ухода чаще всего приводит к тому, что молодой лес целевого состава и оптимальной густоты не формируется (что чаще всего и наблюдается на практике). Вполне обычной является ситуация, когда посадка молодого леса проводится качественно, осветления - уже не очень (например, «коридорным» методом, при котором нежелательная растительность убирается только вдоль рядов сеянцев, что дает им фору в лучшем случае в несколько лет), а прочистки не проводятся вовсе или проводятся только «на бумаге»; в таком случае на «восстановленном» участке в конце концов вырастает почти то же самое, что выросло бы без всякого «лесовосстановления».

Согласно сообщению Рослесозащиты, обследовались участки, отнесенные к землям, занятым лесными насаждениями в 2013-2014 годах - то есть те, где возраст насаждений должен был составлять примерно 8-14 лет. Таким образом, в основном обследовались участки, еще не достигшие возраста окончания ухода за молодняками, то есть того возраста и состояния, при котором можно судить об окончательном результате лесовосстановления. Даже если они в этом возрасте соответствуют Правилам лесовосстановления, конечный результат вполне может оказаться неудовлетворительным, причем не в виде исключения, а в большинстве случаев.

Таким образом, данные Рослесозащиты о том, что только 28,8% обследованных участков не соответствуют Правилам лесовосстановления или не относятся к целевому хозяйству, не свидетельствуют о том, что лесовосстановление в Российской Федерации в большинстве случаев приводит к удовлетворительным результатам. Эти данные говорят лишь о том, что промежуточные стадии процесса лесовосстановления в большинстве случаев соответствуют действующим правилам, и более пока ни о чем.

forestforum.ru