Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Какие чудеса техники выпускал Онежский тракторный завод

Страницы истории одного из старейших предприятий Карелии

На одном из петрозаводских интернет-ресурсов не так давно появилось фото трактора с надписью «Онежец» на борту кабины. Судя по летящим за машиной комьям снега, она мчалась с необычной для трелевочного трактора скоростью. На форуме сайта ею восхищались, но что это за агрегат, не смог сказать никто. И это дает нам повод вспомнить, какие машины выпускал Онежский тракторный завод (удостоенный в свое время орденов Ленина и Октябрьской Революции) – «отец» всех промышленных предприятий карельской столицы.

Не будем затрагивать всю историю ОТЗ, от его прародителей – Шуйского оружейного, Петровского медеплавильного – до Александровского завода, пушки и фузеи которого принесли военную славу России. Они подарили чудесное чугунное литье новой столице Российской империи – Санкт-Петербургу. За три с лишним века завод сменил более 20 названий. Остановимся на советском периоде жизни предприятия, которое в 1956 году получило название «Онежский тракторный завод».

Прилагательное «онежский» в названии завода появилось сразу же после революции – в 1918 году. Но позиционировался Онегзавод (название тогда писалось в одно слово) как металлургический – у него были литейный и механический цеха, оснащенные разнообразными станками. За годы советской власти чего только не выпускали онежцы: от багров и топоров до паровых лебедок, электропил и мотовозов. Даже строили 18-метровые катера класса «река – море». О топорах стоит рассказать отдельно. Эти орудия лесорубов «канадского типа» выпускались перед войной. И, согласно долгое время бытовавшей на ОТЗ легенде, их покупала Германия в таких количествах, что могла бы вырубить всю Сибирь. Как потом оказалось, суперсталь онежских топоров переплавлялась и шла на танковую броню вермахта.

Трактор с дровяной печкой

После войны для восстановления страны остро требовался лес. Советское руководство понимало, что ни зэки ГУЛага, ни самоотверженные стахановцы не смогут, заготавливая древесину пилами-«лучковками» и вывозя ее из леса на лошадях, а то и на своих хребтах, дать стране столь необходимые объемы древесного сырья. Леспрому страны потребовался трелевочный трактор.

Онежские газгены
Онежские газгены

В карельских справочниках вы не найдете сведений о том, кто был главным конструктором теперь уже забытого трактора КТ-12, с которого и началась история нашего тракторного завода. А им стал прославленный создатель танка Т-34 Жозеф Котин, Герой Социалистического Труда, лауреат четырех Сталинских премий. Получив задание правительства, Жозеф Яковлевич не стал мудрствовать лукаво и взял за основу будущего мирного советского трактора ходовую часть боевого артиллерийского тягача поверженной Германии, выпускавшегося фирмой «Штайер», правда, без уютной теплой кабины.

Военные инженеры КБ Котина прекрасно понимали проблему нехватки топлива в стране, тем более в условиях лесных районов, и поэтому поставили на бывший «Штайер» газогенераторный двигатель ЗИС 21А мощностью 45 л. с. Уверен, что сегодня молодому читателю легче разобраться в устройстве любого гаджета, чем понять, что такое газогенераторный двигатель. А это, по сути, походная армейская дровяная кухня, из которой мы в День города с удовольствием вкушаем гречневую кашу с тушенкой. Так вот, представьте себе, что вместо гречневой крупы в бачок загружали чурки (предпочтительно березовые, без смолы), под ним в топке разводили огонь, который «кормили» поленьями, и «томили» чурбаки при температуре вплоть до выделения горючего газа, который поступал вместо паров бензина в двигатель агрегата.

Газген КТ-12
Газген КТ-12

Этот первый в мире трелевочный газогенераторный трактор получил название КТ-12, но не по первой букве фамилии Котина, а по названию Кировского (бывшего Путиловского) завода в Ленинграде, который начал выпуск этой машины в 1948 году. Смешная, на взгляд современного технаря, машина с двигателем, соответствующим по мощности знаменитому «запорожцу», на самом деле позволила кардинально изменить труд лесозаготовителей, вывозя на своем «горбу»-щите чокерованные (обвязанные за комли) стволы деревьев с делянок к дорогам или верхним складам. А по проходимости, как признавались сами создатели машины, бывший «Штайер» превосходил Т-34.

Кировский завод начал массовый выпуск КТ-12, но сил на ремонт этих машин у предприятия не хватало, и эта функция была передана Онегзаводу. Почти за десять лет онежцы не только восстановили больше двух тысяч газгенов, но и всячески модернизировали их агрегаты. И стало ясно: завод приобрел узкую специализацию.

Легендарная «сороковка»

В начале 1950-х годов объем лесозаготовок вырос, но было понятно, что рубить надо еще больше, а газген морально устарел. Минлеспром СССР поставил задачу создать новый трактор и возложил ее решение на Минский тракторный завод. МТЗ, хотя выпускал сельхозмашины, имел сильное конструкторское бюро, которого у ОТЗ еще не было. И в 1954 году команда инженеров под руководством Ивана Дронга создала ТДТ-40 – трактор дизельный трелевочный с 40-сильным двигателем.

Сороковка на конвейере
Сороковка на конвейере

По виду эта машина почти не отличалась от КТ-12, в ее конструкции отсутствовал лишь характерный «котел» газогенератора, что позволило увеличить площадь щита и установить большой топливный бак. Дизель обеспечил повышение энерговооруженности машины, а ходовая часть осталась та же, с четырьмя опорными катками от «Штайера», как и холодная деревянная кабина. Одновременно минские конструкторы разработали еще одну модель трактора с удлиненной базой, добавив к ходовой части пятый опорный каток и снабдив ее более мощным, чем у предыдущей модели, двигателем.

Мудрый Минлеспром распорядился так: изготовление ТДТ-40 было передано на ОТЗ в Карелию, где лес пожиже, а более мощной модели, получившей название ТТ-4, – на Алтай, в город Рубцовск, в окрестностях которого тогда были кедры в три обхвата. Поэтому легенда о том, как онежцы, начав выпуск нового трактора ТДТ-55, передали свою «сороковку» сибирякам, несостоятельна.

Кстати, этот трактор Алтайского завода увековечен в кинофильме «Девчата». Но зато наш ТДТ-40 обрел без преувеличения мировую славу. В 1976 году на банкноте Северного Вьетнама достоинством 10 донгов был изображен наш мирный трактор, трелюющий бревна наравне со слонами. Согласитесь, это достойнее, чем автомат Калашникова на гербах Мозамбика или Зимбабве.

Плавающий ПТ-90
Плавающий ПТ-90

А в 1969 году в знак особой дружбы и уважения СССР великодушно передал документацию на ТДТ-40 Китаю. Трактор и сейчас, после многих модернизаций, производится в Поднебесной под маркой J-65. Совсем недавно «братья навек» не менее великодушно предложили России покупать этот трактор. Говорят, недорого...

У Т-210 колеса работали сами по себе
У Т-210 колеса работали сами по себе

Рукастый ТБ-1

Наши инженеры выжали из конструкции «сороковки» все что смогли, и в 1965 году на конвейер встал новый базовый трактор ТДТ-55. Эта машина даже снаружи отличалась от предшественницы. Одноместную кабину водителя расположили слева от двигателя. Изначально эта компоновка казалась странной: в ней не было места для чокеровщика – члена экипажа «сороковки», занимавшегося обвязкой хлыстов вручную. Дело в том, что эта кабина была сделана с прицелом на перспективу: еще в 1960 году на «сороковку» примеряли механическую «руку», которая должна была устранить ручной труд при погрузке. И уже с начала 1970-х годов трактор ТБ-1, на котором был установлен гидроманипулятор, захватывающий спиленные деревья и укладывающий их ему «на спину», где пакет бревен намертво удерживал клещевой захват, пополнил семейство «полстапятых» машин.

ТБ-1
ТБ-1

Первоначально «руки»-манипуляторы были отечественного производства и давали сбои. Когда в 1977 году председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин посетил выставку продукции ОТЗ, то «тэбэшка» закапризничала прямо в присутствии высокого начальства. Алексей Николаевич, как рассказали мне потом конструкторы, хмуро посмотрел на них, плюнул и, пробурчав явно что-то нехорошее, удалился. После этого конфуза на ТБ-1 стали ставить финские агрегаты Fiskars.

В 1985 году, когда отмечалось 20-летие выпуска ТДТ-55 – в период расцвета ОТЗ, мне удалось взять интервью у Олега Федосеева, заместителя главного конструктора Головного специализированного конструкторского бюро (ГСКБ) завода. Речь шла о новой машине ЛП-17, которая заменила труд не только чокеровщика, но и вальщика леса. Она срезала стволы и укладывала их в захват. Олег Васильевич даже показал фильм, как сейчас бы сказали, проморолик: «На крутом холме стоит трактор, раскрашенный, словно зебра. Вдруг он начитает валиться на бок. Кабина с хрустом ударяется о каменистый откос, еще один переворот, еще... И машина, словно вцепившись в землю гусеницами, останавливается. Испытание на прочность выдержано». Вот такой был краш-тест продукции...

Базовый ДТ-55
Базовый ДТ-55

Машины семейства ТДТ-55, как и «сороковки», шли на экспорт не только во Вьетнам, но и в Чехо­словакию, Ирландию, Чехию, Бразилию. В 1975 году бразильцев обучал премудростям работы на советских тракторах заместитель главного конструктора завода Игорь Евдокимов, который рассказывал: «Трактор работает в лесу, и вдруг машинист-бразилец глушит мотор и бежит ко мне: «Сеньор, там в двигателе что-то гремит: авария!» Осмотрели двигатель – все в порядке. Сняли поддон, а на нем гайки. «Компаньеро, – говорю ему, – все с движком o’кей, а эти гайки при сборке рабочие уронили». Он потом битый час не мог поверить, что гайку можно уронить и не поднять..." 

Александр Трубин