Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Весовой объезд

Лесопромышленники коми в ожидании штрафов за перегрузы

10 января 2018 года на въезде в столицу Республики Коми столкнулись лесовоз, который вез древесину на переработку, и пассажирский автобус, направлявшийся в пригород Сыктывкара. Пострадали 22 человека, в том числе шесть детей. ДТП стало резонансным не только из-за большого числа пострадавших, но и ввиду причины аварии: лесовоз пошел на рискованный маневр, чтобы объехать весогабаритные рамки и избежать штрафа за перевес.

лесовоз и лиаз
Лесовоз и ЛИАЗ

Систему автоматической видеофиксации, состоящую из шести пунктов контроля в Сыктывкаре, Сысольском районе, Ухте и Усинске, официально ввели в строй 18 декабря 2018 года. После этого на трассах, по которым обычно идут лесовозы, направляющиеся к столице Коми, был замечено, что, во-первых, в какой-то период лесовозов, груженых чуть ли не выше «коников», стало существенно меньше, чем до 18 декабря, во-вторых, на подъездах к пунктам автоматического контроля машины, которые были основательно нагружены, замедлялись до черепашьей скорости и старались ехать по обочине, дабы обмануть датчики видеофиксаторов, двигались вплотную друг к другу, чтобы не «засветить» номера.

А часть лесовозов, следующих с восточной части Коми по трассе Сыктывкар – Троицко-Печорск, после моста через р. Сысолу и вовсе сворачивали на технологическую дорогу длиной всего несколько метров. Логики в этих маневрах, на первый взгляд, не было никакой: дорога предназначена для обслуживания моста – что на ней делать лесовозам? Между тем с этого вполне легального отрезка дороги они съезжали на нелегальную «тропу», проложенную через поле, в обход приборов весового контроля. И когда очередной лесовоз с прицепом развернулся поперек трассы, чтобы уйти на полевую дорогу, в него врезался не ожидавший такого маневра пассажирский автобус.

После этого ЧП в регионе молниеносно был организован ряд совещаний на разных уровнях, следственные органы обратили внимание на создавшуюся ситуацию. Технический съезд с основной дороги перекрыли металлическим барьером, на Сыктывкарском ЛДК, которому принадлежит лесовоз, прошел обыск и, по словам главного государственного инспектора безопасности дорожного движения Коми Андрея Перловаса, были обнаружены бумаги, свидетельствующие о том, что руководство компании обязывало водителей объезжать пункт весового контроля.

Но поможет ли установка барьеров и прочие меры, призванные перекрыть «весовые объезды», решить проблему? Почему лесовозы перегружены? И только ли в Коми столкнулись с такой проблемой?

Прибавить весу?

Сейчас в Республике Коми действует ограничение: вес машины с грузом не должен быть больше 44 т. Многие лесопромышленники настаивают, что планку надо поднять хотя бы до 55 т, иначе возить лес невыгодно, особенно малому бизнесу, у которого каждая копейка на счету, тогда как горючее все дорожает и дорожает. Разрешить передвижение лесовозов с древесиной весом до 55 т можно хотя бы зимой и в тот период лета, когда стоит сухая погода.

«Мы подсчитали, что если строго соблюдать требования по ограничению веса лесовозов (не больше 44 т), то, для того чтобы обеспечить наше предприятие сырьем, потребуется до тысячи автомобилей в сутки, – заявил генеральный директор „СЛДК“ Максим Бунтов. – Я не уверен, что повышенная нагрузка на дорожное полотно, которую будут оказывать тысячи машин, не скажется на качестве дорог и безопасности дорожного движения».

«Когда я заканчивал учебу в вузе, моя дипломная работа была посвящена исследованию нагрузки на поверхность земли при промерзании грунта. Его несущая способность резко возрастает при низкой температуре, я уже не говорю об асфальте или бетоне. Если грунт промерзнет на три метра вглубь – хоть 200 тонн вези по нашим дорогам, – поддерживает бизнесменов уполномоченный по защите прав предпринимателей в Коми Республике Игорь Бобков. – Движение лесовозов весом 55 тонн зимой надо разрешать. А вот требования к габаритам должны быть жесткими, иначе высок риск аварии, бревна могут полететь».

Представители органов власти подтверждают, что зимой тяжелые лесовозы дорогам республики действительно не особенно вредят, но есть нюансы.

«Чтобы снять все вопросы и перестать жонглировать ситуацией, отмечу: на маршрутах движения лесовозов есть мостовые сооружения. В отличие от несущей способности дорожного полотна, их несущая способность зимой снижается, в том числе за счет того, что на них лежит снег. Есть желающие вместе с мостом съехать в реку?» – говорит заместитель председателя правительства Коми Республики Константин Лазарев.

Кстати, случаи съезда автотранспорта в реку вместе с мостом в Коми уже были. Правда, пока на небольших реках и мостах. Между тем, по словам заместителя министра строительства и дорожного хозяйства региона Эдуарда Слабикова, подобное вполне может произойти и на больших переправах, в том числе жизненно важных для республики. Например, мост через р. Сысолу (так называемый Затонский), в районе которого и произошло ДТП с пассажирским автобусом, построен в 1950-е годы и на современные нагрузки, когда по одной стороне переправы едет гуськом колонна лесовозов, не рассчитан. Если он рухнет, добираться до столицы Коми жителям восточных районов будет весьма проблематично. Еще хуже, если обвалится автомобильно-железнодорожный мост через р. Вычегду в районе Слудки. Тогда столица и южная часть Коми останутся без железнодорожного сообщения с «большой землей», а северная часть республики лишится выезда и на столицу, и на федеральную автотрассу «Вятка».

«Ситуация нешуточная, нам нельзя потерять ни Затонский, ни Слудский мост. А на Слудском уже началось разрушение опор», – сказал Эдуард Слабиков.

Поскольку крупные промышленные предприятия, такие как «Монди СЛПК» и «Лузалес», развернули деятельность по обе стороны Слудского моста, ситуация действительно может стать критической.

Проверить весы?

В ходе дискуссий о весовом контроле представители промышленных предприятий хоть и настаивают на повышении максимального веса грузовиков, перевозящих лес, по понятным причинам отрицают, что рамки с видеофиксаторами они объезжают из-за перегруза. На одном из совещаний, проходивших по поводу ДТП с автобусом, начальник юридического отдела «СЛДК» Алексей Сивков заявил, что при проходе через весовые рамки даже пустые автомобили фиксировались как перегруженные. По словам, г-на Сивкова, датчики сбоят.

Еще одна представительница лесного бизнеса рассказала, как фура, по ее утверждению прошедшая предварительное взвешивание и гарантированно не перегруженная, в Нижегородской области на подобном автоматическом рубеже контроля веса «поймала» штраф 150 тыс. руб. за перевес. И компании ничего не удалось доказать, пришлось платить. Игорь Бобков добавил историю о предпринимателе, который за одну поездку по нижегородским дорогам собрал столько штрафов за якобы установленный перевес, что ему пришлось продать свой автотранспорт и закрыть дело.

По мнению тех, кто ставит под сомнение достоверность показателей автоматических весов, нужно организовать пункт контрольного взвешивания, на котором лесовозы проверялись бы в ручном режиме. Но Эдуард Слабиков считает, что такое вряд ли возможно: по закону на этом пункте должны постоянно дежурить сотрудники ГИБДД, а инспекторов и так не хватает. Кстати, неавтоматический пункт весового контроля в районе Сыктывкара есть. Работал он периодически, когда местное управление ГИБДД могло выделить сотрудников для дежурства. Обычно на нем ловили одну-две машины с перевесом, после чего по сарафанному радио разносилась весть об этом и поток перегруженных машин на прилегающем участке резко иссякал. Был случай, когда лесовоз остановился в нескольких метрах от весов, якобы сломался и простоял неделю в ожидании, когда контролеры уедут.

Автоматические пункты фиксации в Коми устанавливал региональный филиал «Ростелекома», и его директор Александр Хуциев с заявлениями перевозчиков о неточности датчиков весового контроля категорически не согласен.

«Помимо обязательной и очень жесткой проверки системы приемной комиссией компания проводила собственное тестирование оборудования, прогоняя через пункты весогабаритного контроля разный грузовой автотранспорт – с эталонным весом и с нарушением норм. Вес машин проверялся на всех контрольных пунктах, и везде фиксировались одни и те же показатели», – заявил Александр Хуциев.

Кроме того, для проверки системы в республику приезжали эксперты ФГБУ «Государственный региональный центр стандартизации, метрологии и испытаний» из Нижегородской области. Они проверяли систему с использованием эталонных весов. К слову, подобная проверка должна проводиться два раза в год. Ближайшая запланирована на май текущего года. А когда речь идет о значительных штрафах, которые будут выписываться на основании показаний оборудования пункта контроля и могут быть оспорены в суде, внимание к соответствию устанавливаемого оборудования всем необходимым требованиям и стандартам уже повышенное. Так что однозначно можно утверждать, что это современная «умная» система, которая работает точно и, самое главное, не зависит от человеческого фактора: закрывать глаза на определенные номера машин или нарушения она просто не умеет.

Устроить перевалочные базы?

Идет обсуждение проблемы. Слева направо: Андрей Перловас и Эдуард Слабиков
Идет обсуждение проблемы. Слева направо: Андрей Перловас и Эдуард Слабиков

Во время дискуссий на тему «Дороги выдержат, мосты – нет» высказывались предложения организовать (при помощи государства желательно) некие перевалочные базы перед мостами, проблемными участками дороги. Допустим, большую часть пути из леса машина везет древесину с полной загрузкой, а потом, уже ближе к городу, сгружает лишние бревна, чтобы забрать их потом. Подобное, кстати, нелегально практикуется в южной части Коми, когда по отдаленным сельским территориям машины идут с откровенным перегрузом, а потом сбрасывают излишки перед выездами на большие дороги, где высока вероятность быть пойманными за превышение весовых требований. Однако представители крупного бизнеса этот вариант считают сомнительным и экономически нецелесообразным: если вести строгий учет, организовывать охрану леса на разгрузочно-погрузочных терминалах, соблюдать технику безопасности и экологические требования, все это встанет в такую копеечку, что изначально будет выгоднее возить лес с загрузкой машин, соответствующей требованиям.

Еще один вариант – хотя бы частично вернуться к сплаву по рекам, чтобы разгрузить дороги. Но для этого нужно регулярно проводить дноуглубительные работы (реки в Коми для сплава довольно сложные), а этого без федерального разрешения и федеральных же вложений не сделать. И пока не заметно, чтобы государство было заинтересовано в возобновлении сплава леса по рекам республики.

Ужесточение с ослаблением?

Замминистра строительства и дорожного хозяйства Коми Республики Эдуард Слабиков от имени своего ведомства предложил внести изменения в утвержденный в марте прошлого года Минтрансом России перечень проводимых при весогабаритном контроле измерений. С одной стороны, это поможет ужесточить контроль веса груженых лесовозов и не позволит «химичить» под рамками с видеофиксаторами, с другой – не придется выписывать бесчисленные штрафы за незначительные нарушения.

«Во-первых, измерения нагрузки на ось, группу осей, массы транспортного средства, а также габаритов транспортного средства в динамике выполнять при скорости движения машин от 3 до 140 км/ч включительно. Пока по закону разрешается определять вес машин на скорости от 20 до 140 км/ч. Вот лесоперевозчики хитрят и едут через весовой контроль со скоростью ниже 20 км/ч, – пояснил Эдуард Слабиков. – Во-вторых, при измерении габаритов движущегося транспортного средства считать предельно допустимой погрешностью измерения ширины и высоты 15 см. Дело в том, что сейчас система измеряет с погрешностью всего 3,5 см, а почти все машины „кривые“, борта торчат вбок, они немного выше и так далее, поэтому подобных „нарушений“ система выявляет очень много».

А курьезность всей ситуации с весогабаритным контролем, попытками его миновать и анонимными жалобами на многотысячные штрафы в том, что вплоть до середины февраля текущего года ни одной квитанции с требованием оплатить штраф за перевес или негабарит лесопромышленники или работающие на них перевозчики не получали. До 25 января система, исправно фиксирующая нарушения (за месяц более 1,5 тыс. фактов), тем не менее работала вхолостую. Связано это было с просьбой депутатов «Единой России» к властям не спешить со штрафами, чтобы люди привыкли к автоматическому контролю, к тому же между управлением ГИБДД и Центром видеофиксации нарушений не был заключен договор.

Сейчас система весогабаритного контроля работает в полномасштабном режиме и, вероятно, к марту уже соберет изрядный урожай штрафов. А водители лесовозов и дальше будут искать обходные тропы...

Анна Потехина