Партнеры журнала:

Производство плит

Горизонты российского плитпрома

21 ноября 2018 года в московском «Экспоцентре» прошла конференция «Плитпром-2018: производство и сбыт древесных плит и продукции на их основе», организованная журналом «ЛесПромИнформ». Конференция прошла в рамках выставки «Мебель-2018».

В 2018 году журнал «ЛесПром­Информ» неоднократно писал о тех возможностях, которые сейчас открываются в российской индустрии древесных плит: государственная поддержка экспорта высокотехнологичной продукции (к которой отнесены плиты) делает эту подотрасль деревообработки привлекательной для инвестиций.

Вниманию участников конференции был предложен доклад Алексея Бесчастнова, менеджера проектов StepChange Consulting, в котором, в частности, содержались следующие сведения: в то время, как по круглому лесу и пиломатериалам доля РФ в мировом производстве составляет 10% и 9% (в мировом экспорте – 15% и 20% соответственно), по древесным плитам она значительно меньше – лишь 5%, а по мебели и вовсе 0,8%. Импортируют мебели на $1,75 млрд в год, тогда как экспортируют всего лишь на $0,32 млрд. Именно в мебельной промышленности есть огромный резерв для развития. И если он будет реализован, это приведет к росту внутреннего потребления древесных плит. В настоящее время производство фанеры и древесных плит в России – это индустрия с оборотом около $3,6 млрд в год (без НДС и транспортных расходов), 42% этого оборота обеспечивает экспорт продукции. Существующий в других странах тренд на замещение древесно-стружечных плит плитами MDF в России не работает: рост производства последних не ведет к сокращению выпуска ДСтП, поскольку значительная часть производимых плит MDF и ламинированных полов из них отправляются на экспорт. Плиты MDF по-прежнему в дефиците, цена на них растет.

В то же время период быстрого роста потребления плит OSB на российском рынке, по-видимому, подходит к концу. В 2017 году потребление этих плит в РФ впервые превысило потребление фанеры. Если принять во внимание опыт развития американского рынка, рост потребления плит OSB должен прекратиться и в дальнейшем в общем объеме потребления фанеры и плит OSB доля последних будет колебаться от 50 до 55%. Таким образом, в последующие годы не стоит ждать таких высоких темпов роста потребления OSB, как в период с 2011 по 2017 годы, когда потребление этих плит увеличилось более чем в три раза. В целом спрос на стройматериалы на внутреннем рынке в ближайшем будущем, вероятно, будет повышаться. У российских производителей древесных плит есть возможность поставлять продукцию на экспорт, чему немало способствует ослабление рубля.

Генеральный директор АО «ВНИИДРЕВ» Александр Шалашов изложил точку зрения специалистов этого научно-исследовательского института, профильного для индустрии древесных плит, на ее инвестиционную привлекательность и ближайшие перспективы. Прежде всего он привел статистику роста производства (выпуск всех видов плит увеличивается) и перечислил проекты строительства заводов по производству ДСтП, MDF и OSB, которые заявлены на текущий момент или находятся в стадии реализации. В случае пуска всех этих предприятий мощности отечественной плитной индустрии вырастут: по MDF – на 1,15 млн м3 в год, по ДСтП – на 1,68 млн м3, по OSB – на 1,7 млн м3 в год. В то же время он отметил, что одной из проблем отечественной индустрии древесных плит остается слабый контроль соблюдения норм со стороны надзорных органов. Так, в нормах прописаны довольно жесткие ограничения по выделению формальдегида из изделий мебели – не выше 0,01 мг на 1 м3 воздуха при измерении камерным методом. Но климатических камер в распоряжении Ростехнадзора нет, что приводит к тому, что добросовестные мебельные предприятия, следующие требованиям нормативов, оказываются в невыгодном положении относительно недобросовестных изготовителей и импортеров мебели. По мнению докладчика, жесткие нормативы по содержанию формальдегида в мебели вполне выполнимы, если плитные и мебельные предприятия не будут экономить на облицовочных и лакокрасочных материалах.

Константин Путинцев, генеральный директор ООО «Зимпелькамп», выступил с докладом «Индустриальная сила компании Siempelkamp в ответ на вызовы будущего. Растущая значимость российской плитной промышленности». Презентационный видеоролик, который был предложен вниманию слушателей конференции, был посвящен рассказу о группе Siempelkamp: сегодня это десятки компаний, в том числе 24 производственных предприятия в разных частях земного шара, работающие не только в сферах промышленного инжиниринга и изготовления линий для производства древесных плит, штамповочных прессов для металлообработки и прессового оборудования для других отраслей промышленности, но и в областях специального литейного производства и сервиса для атомной индустрии. Индустриальная мощь группы позволяет изготавливать весь комплект оборудования для заводов по выпуску древесных плит – начиная с участка окорки и заканчивая механизированным складом продукции. А производственные филиалы в ключевых регионах мира дают возможность оптимизировать затраты и адаптировать инжиниринговые решения, разработанные в Германии, к требованиям местных рынков. Во второй части доклада, сопровождавшейся презентацией, спикер рассказал о мировом рынке древесных плит и предпосылках для повышения конкурентоспособности российских предприятий на нем. Так, мощности плитных предприятий в мире (по данным статистики за 2017 год) составляли около 248 млн м3 в год, в том числе: по выпуску плит MDF – 111 млн м3, ДСтП – 106,5 млн м3, плит OSB – 31,9 млн м3 в год. Общий объем поставок в 2017 году составил около 238 млн м3, 50% объема потребления пришлось на страны Азии (причем, львиная доля в нем пришлась на плиты MDF – 86,2 млн м3), 30% объема потребления пришлось на страны Западной и Восточной Европы, где потребители предпочитали ДСтП – 42,6 млн м3.

В целом, мировой рынок древесных плит в натуральном выражении растет в среднем на 2% в год. Однако, этот рост неравномерен по регионам и видам плит. Так, по плитам MDF наивысшие темпы роста в ближайшие годы ожидаются в Восточной Европе и Азии – 5% в год. Аналогичная ситуация и с плитами OSB, в азиатском регионе ожидается среднегодовой рост потребления этой продукции на 9%. По прогнозу Siempelkamp, к 2022 году в одной только Восточной Европе суммарное потребление плит может вырасти на 8 млн м3 от уровня 2017 года, и для удовлетворения этого спроса необходимо ежегодно вводить в эксплуатацию три-четыре линии мощностью 500 тыс. м3 каждая. В Азии прирост объемов потребления, как ожидается, составит более 31 млн м3, и большую его часть обеспечит увеличение потребления плит MDF – 23,8 млн м3. Надо отметить, что на отечественных предприятиях самые низкие в мире издержки производства древесных плит, а значит есть прекрасные возможности для экспорта продукции на растущие рынки других стран. Нужны новые производственные мощности, и здесь компания Siempelkamp всегда готова помочь российским деревообработчикам. К слову, из 41 линий древесных плит, поставленных в Россию, Украину и Белоруссию в 2000–2018 годы, на долю Siempelkamp пришлось 27 линий, включая три линии по выпуску плит OSB и одну линию по производству изоляционных древесноволокнистых плит (WFI).

Михаил Карпачевский, и. о. директора российского офиса Лесного попечительского совета (FSC), рассказал о добровольной сертификации как о факторе увеличения продаж на внешних рынках. Сертификация по системе FSC нацелена на то, чтобы отделить древесину и изделия из нее из ответственно управляемых лесов от любой иной. Россия – страна, в которой есть повышенный риск приобретения и использования древесины, заготовленной в результате незаконных рубок. Поэтому сегодня многие импортеры покупают лесопродукцию из нашей страны только в том случае, если она обеспечена сертификатом FSC. Поэтому предприятия, ориентированные на экспорт, стремятся получить этот сертификат. На конец 2018 года в стране действовали 158 сертификатов системы лесоуправления/цепочки поставок (FM-CoC) и 512 сертификатов цепочки поставок (CoC); общая площадь сертифицированных лесов составляла 47 млн га. На долю компаний плитной и фанерной отраслей приходилось 117 сертификатов, то есть 17% общего числа. 60% всех держателей сертификатов в ЛПК более половины объемов продукции продают на внешних рынках, в том числе 23% держателей всю продукцию поставляют на экспорт. Тем не менее, значимость сертификации растет и на внутреннем рынке. Так, в российских магазинах IKEA с 2018 года продается только сертифицированная продукция, сети «Леруа Мерлен» и Castorama планируют добиться подобного результата к 2020 году.

По инициативе Лесного попечительского совета (FSC России) с 2013 года ежегодно формируется независимый экологический рейтинг «ГудВуд». Показательно, что в 2018 году 16 компаний из 75, представленных в рейтинге, относились к производителям и продавцам древесных плит и ламината.

После доклада г-ну Карпачевскому был задан вопрос: «Может ли арендатор леса сертифицировать свой лесфонд, если в его составе имеются малонарушенные лесные территории (МЛТ)?». Представитель FSC ответил, что запрета на сертификацию подобных лесов нет, есть лишь определенные дополнительные требования к арендатору. Более того, в России у 40 держателей сертификатов системы лесоуправления имеются МЛТ в составе лесного фонда.

Конференцию продолжило выступление Виктора Стратановского, руководителя московского бюро компании Dieffenbacher. Как и Siempelkamp, эта компания хорошо известна всем специалистам плитной индустрии в качестве комплексного поставщика оборудования. В состав группы Dieffenbacher входят 16 фирм, включая 6 производств, которые выпускают не только комплекты оборудования для изготовления плит ДСтП, MDF, OSB, балок LVL, но и прессовое оборудование для производства деталей автомобилей из композитных материалов.

Сегодня в плитной индустрии остается все меньше участников рынка – таков мировой тренд: крупные игроки поглощают мелких, растет единичная мощность предприятий. И при реализации проектов, цель которых – повышение производительности, крупные игроки, обладающие развитой дистрибьюторской сетью, получают преимущество перед отдельными предприятиями. В этой ситуации для небольших независимых производителей условием для продолжения работы на рынке является выпуск наряду со стандартной продукцией нишевых продуктов – таких как, например, плиты малых серий или специальные, адаптированные к требованиям заказчика продукты с механико-физическими свойствами, отличающимися от характеристик стандартных продуктов, или плиты нестандартных форматов. Новые возможности для плитных компаний открывают производство новых видов продукции и применение инновационных процессов и оборудования, что помогает сократить производственные издержки. Примерами новых продуктов являются: плиты OSB с наружным слоем из мелкой стружки, предназначенные для ламинирования пленкой со стандартной плотностью (они могут выступать заменителем ламинированной фанеры в строительстве, автомобилестроении и т. д.); плиты OSB для ламинирования пленкой с высокой плотностью (без мелкоструктурного слоя, но из более коротких стрендов, чем стренды обычных плит OSB); плиты OSB с наружным слоем из тонкой плиты HDF (заменитель столярных плит для изготовления специальной мебели и перегородок); плиты OSB повышенной толщины (22–24 мм) для изготовления контейнеров; плиты OSB с измененным внутренним слоем (для внутреннего слоя используется мелкая стружка, что позволяет снизить стоимость плит без ухудшения физико-механических свойств); «супер-ДСП» (использование специальной стружки позволяет уменьшить плотность плиты без снижения физико-механических свойств); ДСП из альтернативного сырья (бамбука и отходов растениеводства).

Для производства плит OSB можно вместо традиционных стрендов использовать широкую стружку, получаемую из крупных кусков древесины (так называемой «макси-щепы») на стружечном станке Maier с ножевым кольцом, что позволяет снизить требования к входящему сырью, вовлечь в производство кривые и тонкие бревна, кусковые отходы лесопиления и древесный утиль. Для получения мелкой стружки, используемой в производстве разных плит для наружных или внутренних слоев, можно в определенном объеме использовать даже технологическую щепу и станочную стружку.

Немаловажно также, что подобная технология производства OSB может быть реализована с менее дорогостоящим комплектом оборудования, чем традиционная.

В качестве примеров технических новинок Dieffenbacher, применение которых позволяет сократить издержки производства, в ходе презентации были приведены система осмоления EVOjet P (обеспечивает до 15% экономии клея при изготовлении стружечно-клеевой смеси для внутреннего слоя плиты) и высокотехнологичная система насыпки ковра, использование которой позволяет минимизировать отклонение веса плиты и быстро перенастраивать линию на другие параметры процесса.

Виктор Васильев, доцент кафедры технологии древесных композиционных материалов и инженерной химии Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета (СПбГЛТУ), выступил с докладом «Качество поверхности пласти промышленных древесных плит». Он обратил внимание слушателей конференции на то, что существующие ГОСТы на плиты не нормируют определенные показатели поверхности пласти, которые специалисты отрасли считают важными для дальнейшей отделки плит, а именно: плотность поверхностного слоя, впитываемость жидкости, разбухание поверхностного слоя и его pH. В результате, к примеру, при кашировании плит с сопоставимыми нормируемыми показателями расход клея может сильно различаться, а следовательно, могут различаться и расходы предприятия на эту операцию. Потребители плит (мебельные предприятия) опытным путем приходят к выбору материала, оптимального для выполнения их технологических задач. Между тем, если бы изготовители плит указывали дополнительные параметры продукции, потребителям было бы легче ориентироваться на рынке, а изготовители плит могли бы рекламировать достоинства своей продукции. Существует методика определения впитываемости толуола в поверхность плит MDF по европейскому стандарту EN 382-1, которая может применяться и для ДСтП. Впитываемость толуола (соответственно, всех органических разбавителей), как установили специалисты СПбГЛТУ, находится в жесткой корреляции с плотностью поверхностного слоя плиты. Меняя параметры процесса прессования, изготовители плит могут добиваться требуемого показателя впитываемости. Впрочем, в современных ЛКМ в качестве разбавителя часто вместо органических жидкостей применяется вода. Для оценки впитываемости воды указанный выше способ не подходит, поэтому в СПбГЛТУ разработали специальную методику определения этого показателя. На поверхность образца плиты наносится определенный объем воды и спустя 10 мин определяется количество жидкости, впитавшейся в поверхность плиты. На впитываемость воды влияет, прежде всего, наличие в составе плиты гидрофобных добавок (как правило, парафина). Любопытно, что при испытаниях в лаборатории СПбГЛТУ образцы плит ПМВ (таково официальное, согласно ГОСТ 32274-2013, название плит MDF в нашей стране) продемонстрировали самую высокую среди всех образцов впитываемость толуола. И действительно, при отделке деталей из определенных видов МДФ на производстве приходится применять двухстадийную шпатлевку, поскольку состав после первого нанесения полностью впитывается в плиту. В то же время впитываемость воды образцами ПМВ из-за высокого содержания в них парафина оказалась, наоборот, на самом низком уровне среди всех образцов.

В заключение докладчик отметил, что производители плит и мебельщики должны обратить внимание на растущую актуальность обеспечения мест, где могут быть маломобильные люди: поликлиник, больниц, домов престарелых и т. п. – негорючей мебелью.

В Европе подобная мебель массово выпускается, поэтому европейские мебельщики предъявляют спрос на огнезащищенные плиты. В России же внутренний рынок спрос на такие плиты пока не предъявляет. Другая актуальная проблема: необходимость производства мебели, защищающей от электромагнитного излучения, например, компьютерных столов для школьников, для чего должны выпускаться плиты со специальными добавками, обладающие экранирующими свойствами.

Выступление Владимира Васильева, технического директора компании «ВК Инжиниринг», интересно перекликалось с докладом Виктора Стратановского (Dieffenbacher), поскольку в нем также шла речь об инновационных продуктах и технологических решениях для плитного производства. В качестве примеров таких продуктов были приведены:

  • плиты OPB (альтернатива OSB),
  • легкие ДСтП (см. «супер-ДСП» в докладе Dieffenbacher),
  • гибридные волокнисто-стружечные плиты.

В качестве же примеров инновационных технологических решений были названы:

  • выпуск разных плит на одной линии с непрерывным прессом,
  • принтинг и лакирование поверхности плит взамен ламинирования.

Плиты OPB в отличие от плит OSB получают не из стрендов, а из тонких широколистовых стружек. Плиты OPB из неориентированных частиц несколько уступают по прочности на изгиб плитам OSB (до 15%), но значение этого показателя как вдоль, так и поперек плиты у OPB одинаково, в отличие от плит OSB, прочность которых максимальна при изгибе вдоль плиты, а при изгибе по поперечной оси снижается примерно вдвое. По причине использования тонких листовых стружек поверхность плит OPB выглядит более декоративной, чем поверхность плит OSB. Внутренний слой может быть изготовлен из мелкой стружки без ущерба для прочности плиты. В результате себестоимость производства плит OPB значительно ниже, чем плит OSB, изготавливаемых по традиционной технологии. Линия по производству плит OPB была при участии «ВК Инжиниринг» установлена на Нововятском лыжном комбинате, где до сих пор выпускают эти плиты, позиционируя их как плиты OSB.

При изготовлении ДСтП с внутренним слоем из широколистовой стружки и наружным мелкодисперсным слоем можно получить продукт со стандартными для древесностружечных плит прочностными характеристиками, но с плотностью 450–500 кг/м3, то есть на 20–30% легче обычных ДСтП, пропорционально уменьшается и расход сырья и материалов.

Примером гибридных волокнисто-стружечных плит являются плиты SuperPan фирмы Finsa, уже довольно продолжительное время выпускаемые в Португалии. Специалисты «ВК Инжиниринг» посетили это предприятие и ознакомились с его технологией. Формирующая станция главного конвейера включает головку, тонким слоем насыпающую осмоленное волокно; далее по потоку следует машина, насыпающая слои из осмоленной стружки; последняя головка насыпает верхний слой из волокна. Затем полученный непрерывный ковер поступает в пресс Siempelkamp. Плиты Finsa SuperPan по сравнению с традиционными ДСтП более прочные, у них лучше качество поверхности; при пилении, сверлении и фрезеровании плит Finsa SuperPan не образуются сколы. Они дешевле MDF, при этом могут выступать их заменителем для изготовления некоторых деталей мебели.

Весьма перспективным технологическим решением является создание комбинированной линии на базе пресса непрерывного действия, способной выпускать плиты разных видов в сочетаниях: OPB и ДСтП, MDF и ДСтП и т. д. Чем обусловлено это решение? На формирующее и прессовое оборудование приходится 40–60% стоимости всего комплекта оборудования завода. В том числе сам непрерывный пресс может стоить около 10 млн евро в рамках комплекта стоимостью 30–35 млн евро. Производственникам необходимо стремиться к максимальной загрузке именно этой части линии. Комбинирование производства плит разного вида на одной линии ведет к некоторому увеличению бюджета, поскольку требует приобретения дополнительных единиц оборудования, однако это увеличение некритично, зато предприятие получает возможность: выпускать новые материалы, которые позволят лучше удовлетворять потребности покупателей (гибридные волокнисто-стружечные плиты на основе ДСтП или OPB); эффективно использовать все виды сырья; выпускать продукцию, исходя из конъюнктуры рынка, в том числе сезонной (мебельные плиты – зимой, строительные плиты – летом). Примером предприятия, на котором применяется такое комбинирование, является один из заводов итальянской Grupo Frati, где на линии на базе каландрового пресса попеременно выпускают тонкие плиты MDF и тонкие ДСтП. Да и упоминавшаяся выше линия на Нововятском лыжном комбинате была построена именно как комбинированная – для выпуска плит OPB и ДСтП.

По мнению докладчика, существенно сократить бюджет можно за счет частичной или полной комплектации линии оборудованием, ранее находившимся в эксплуатации. Спикер отметил, что такие крупные международные компании как Kronospan, Swiss Krono, Pfleiderer в своих проектах в России успешно использовали оборудование, ранее бывшее в эксплуатации.

Для отделки легких плит ДСтП целесообразно применять не ламинирование, а цифровой принтинг и лакирование. Дело в том, что подобные плиты в силу своей невысокой плотности, как правило, не выдерживают давления короткотактных прессов, используемых для ламинирования. Цифровой принтинг позволяет создать на поверхности плиты покрытие, не уступающее меламиновой пленке по твердости и износостойкости, и в то же время щадяще воздействует на плиту. Номенклатура рисунков для цифровой печати по сути не ограничена, есть возможность создавать рельеф поверхности, полностью синхронизированный с рисунком. Эта технология отделки может использоваться даже при изготовлении напольных покрытий – в краски добавляют корунд для повышения изностойкости покрытия.

Виктор Кислый, председатель Правления «НТО древпром», выступил с докладом «Экологические проблемы производства и применения древесных плит». В нем докладчик подверг критике позицию Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АПМДПР), которая по просьбе производителей плит обратилась к Правительству РФ с предложением смягчить норму по предельно допустимой концентрации формальдегида, согласовав ее с нормами ГОСТ на плиты. Докладчик подчеркнул, что любые подобные предложения должны основываться на результатах исследований, доказывающих безвредность такой концентрации формальдегида и других летучих вредных веществ в мебели для здоровья потребителей.

Артём Лукичёв