Партнеры журнала:

ЦБП

ЦБП России: проблемы и перспективы внедрения НДТ на предприятиях

В последние годы государство уделяет много внимания вопросам охраны окружающей среды и борьбе с изменением климата. Одним из 12 стратегических национальных проектов, которые должны быть реализованы до конца 2024 года, стал проект «Экология». Из превышающих 4 трлн руб. ассигнований более 60% планируется потратить на внедрение наилучших доступных технологий (НДТ). «В рамках национального проекта „Экология“ мы будем работать по пяти направлениям: отходы, вода, воздух, биоразнообразие и наилучшие доступные технологии. По каждому направлению за шесть лет должны добиться прорывных результатов», – сказал глава Минприроды Дмитрий Кобылкин.

Вопреки расхожему мнению, предприятия целлюлозно-бумажной промышленности не являются основными загрязнителями атмосферного воздуха, на их долю приходится только 2% общего объема выбросов обрабатывающих производств и менее 0,7% по стране в целом (рис. 1, а).

Рис. 1. Среднегодовые объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников (а)
Рис. 1. Среднегодовые объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников (а)

С загрязнением водных объектов ситуация иная: по сбросам среди обрабатывающих производств лидирует целлюлозно-бумажная промышленность (ЦБП), при этом вклад отрасли в общий объем сбросов в РФ не превышает 6% (рис. 1, б).

Рис. 1. Среднегодовые объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от сбросов загрязняющих веществ в водные объекты (б) в 2015–2017 гг.
Рис. 1. Среднегодовые объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от сбросов загрязняющих веществ в водные объекты (б) в 2015–2017 гг.

11 крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов вошли в перечень 300 объектов I категории, которые с 1 января 2019 года обязаны подавать заявки на получение комплексных экологических разрешений на производственную деятельность.

Модернизация и внедрение на отечественных предприятиях ЦБП наилучших доступных технологий начались задолго до того, как этот вопрос получил широкое развитие в России. Работа на импортном оборудовании и необходимость конкурентоспособности выпускаемой продукции на мировых рынках – эти два фактора обусловили постоянное совершенствование технологических процессов и внедрение современных достижений, направленных на повышение качества и экологичности продукции, оптимизацию потребления сырья и энергии. При довольно стабильном многолетнем росте объемов производства негативное воздействие предприятий отрасли на окружающую среду неуклонно снижается (рис. 2).

Рис. 2. Индексы производства продукции российской ЦБП, объемов сбросов и выбросов загрязняющих веществ предприятиями отрасли, % к уровню 2005 г.
Рис. 2. Индексы производства продукции российской ЦБП, объемов сбросов и выбросов загрязняющих веществ предприятиями отрасли, % к уровню 2005 г.

Одной из важнейших проблем на предприятиях ЦБП остается повышение энергоэффективности. К сожалению, ни в Энергетической стратегии РФ, ни в разработанных и утвержденных справочниках по НДТ, имеющих отношение к энергетике, использование в промышленности возобновляемых источников энергии в виде биомассы растительного происхождения не рассматривается в принципе. Энергетическая стратегия была утверждена в 2009 году (то есть 10 лет назад) и еще 10 лет будет действовать. Многие устаревшие положения практически без изменений перекочевали из нее в справочники по НДТ. Возобновляемыми источниками энергии считаются только солнечные батареи, ветряные электростанции, малые ГЭС и атомные электростанции. В качестве источника энергии не учитываются растительные ресурсы (лесные и сельскохозяйственные), отсутствует статистика потребления биотоплива, как новых видов (пеллет, брикетов и топливной щепы), так и самых древних – дров.

В ИТС 9–2015 года (справочник по наилучшим доступным технологиям в области утилизации отходов путем сжигания «Обезвреживание отходов термическим способом») отходы целлюлозно-бумажного производства поставлены в один ряд с отходами нефтехимического производства и медицинскими отходами, представляющими повышенную опасность для здоровья и жизни. В документе говорится только об их эффективном обезвреживании, притом что отходы деревообрабатывающих производств не считаются вредными для природы и человека.

ИТС-38 («Сжигание топлива на крупных установках в целях производства энергии»), принятый в 2017 году, исключает биомассу из списка рассматриваемых источников энергии. Традиционно внимание уделяется только ископаемым источникам (углю, нефти, природному газу), атомным электростанциям и гидроэлектростанциям. Перспективными возобновляемыми источниками энергии, по мнению авторов справочника, являются солнечные и ветряные электростанции, малые ГЭС.

Меры и направления реализации резервов энергоэффективности в разрезе отраслей экономики РФ
Меры и направления реализации резервов энергоэффективности в разрезе отраслей экономики РФ

В ИТС 48–2017 («Повышение энергетической эффективности при осуществлении хозяйственной и иной деятельности») ЦБП отведен отдельный раздел, посвященный использованию резервов энергоэффективности (табл. 1). Однако в нем отсутствует понимание сути технологических процессов, осуществляемых при глубокой химической переработке древесины, особенностей производства и потребления энергии на предприятиях лесного комплекса. Предлагаются меры по расширению сетей газоснабжения Сибири и Дальнего Востока и перевод котельных на древесные отходы (пеллеты).

В России две трети тепловой энергии, производимой ведущими целлюлозно-бумажными комбинатами (для анализа взяты интегрированные предприятия, суммарно выпускающие около 80% целлюлозно-бумажной продукции в стране), приходится на ВИЭ – черный щелок, кородревесные отходы, избыточный ил очистных сооружений, непровар, побочные продукты варки целлюлозы (рис. 3). В производстве электрической энергии, наоборот, только одна треть получается за счет ВИЭ, и предприятия вынуждены приобретать недостающие объемы у генерирующих и сбытовых компаний.

Рис. 3. Источники сырья для производства энергии ведущими предприятиями ЦБП РФ
Рис. 3. Источники сырья для производства энергии ведущими предприятиями ЦБП РФ

На передовых зарубежных предприятиях вся энергия – и тепловая, и электрическая – производится из отходов: кородревесных, образующихся при окорке древесины; лесосечных, вывозимых с лесных делянок после завершения лесозаготовительных работ и проведения рубок ухода и санитарных рубок; всех органических, которые экономически нецелесообразно перерабатывать в товарную продукцию. За вычетом отделяемых для дальнейшей переработки лигнина, скипидара, таллового масла, канифоли, этих отходов хватает для того, чтобы обеспечивать тепловой и электрической энергией не только нужды предприятий, но и других потребителей. Например, в городе Аанекоски (Финляндия) рядом с новым целлюлозным заводом компании Metsa построены и строятся предприятия, образующие энергетически независимый индустриальный конгломерат. Это эффективное решение проблемы неосвоенных лесных территорий, столь актуальной для России с ее бескрайними лесными просторами и неразвитой инфраструктурой, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке.

Реализации такой политики в России препятствует прямой запрет на создание конкуренции на оптовом рынке электроэнергии. В п. 5 ст. 36 Федерального закона № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» указано: «Лицо, владеющее объектом по производству электрической энергии, и установленная генерирующая мощность которого равна или превышает 25 МВт, обязано получить статус субъекта оптового рынка и реализовывать всю производимую на таком объекте электрическую энергию на оптовом рынке, за исключением случаев, установленных Правительством РФ».

Условие продажи всей электроэнергии на оптовом рынке с последующим выкупом ее части для обеспечения собственных производственных нужд экономически неоправданно и несправедливо, поскольку предполагает оплату фактически не оказываемых услуг энергосбытовых компаний. Не секрет, что такие услуги составляют основную часть платежей за электроэнергию, поскольку тарифы на отпуск электроэнергии генерирующими организациями жестко контролируются региональными тарифными комиссиями и по официальной статистике не превышают уровень инфляции в стране. Именно на этапе передачи и распределения энергии формируется основной доход в секторе электроэнергетики.

Чтобы создать правовую базу для изменения действующего законодательства в отношении электроэнергии и позволить предприятиям эффективно использовать лесные ресурсы, был разработан ГОСТ Р 56695–2015, определяющий в качестве ВИЭ растительную биомассу, черный щелок и его органическую часть. На основе этого стандарта были разработаны поправки к Правилам оптового рынка электроэнергии, позволяющие предприятиям лесного сектора использовать биомассу и побочные продукты переработки древесины для производства электроэнергии с возможностью ее реализации сторонним потребителям. Предлагалось внести в ст. 33 (1) дополнительный пункт об исключениях из 35-ФЗ в следующей редакции: «...Выработка электрической энергии (мощности) на указанной электростанции зависит от использования сульфатного (черного) щелока, являющегося неотъемлемой частью основного технологического процесса производства целлюлозы из древесного сырья, а также от использования кородревесных отходов и побочных продуктов переработки древесины».

Однако эти поправки встретили категорическое неприятие Мин­энерго России.

Для совершенствования законодательства в сфере энергетики в 2015 году был разработан и утвержден ГОСТ Р 56695-2015 Национальный стандарт РФ «Возобновляемые источники сырья. Лесные ресурсы. Термины и определения» (дата введения 2016.07.01), в котором в качестве возобновляемых источников сырья указаны следующие:

  • совокупность растительной, животной, микробной биомассы на основе природных ресурсов, скорость восстановления которых сравнима со скоростью их расходования, применяемая вещественно или энергетически с определенной целью людьми вне области питания и кормов;
  • органическая часть щелока, получаемая при переработке древесины на целлюлозу и используемая для регенерации химикатов и в качестве биотоплива для получения тепла и электроэнергии;
  • черный щелок – сложная смесь выделенных в процессе производства целлюлозы из биомассы древесины химическими реагентами органических (в основном лигнина и гемицеллюлозы) и минеральных веществ, которая сжигается в содорегенерационных котлах в качестве биотоплива в процессе регенерации химикатов с получением тепла и электрической энергии.

Однако данный стандарт до настоящего времени не приобрел силу закона и никак не учитывается при разработке стратегий, программ и справочников по НДТ в энергетике.

В связи с этим предприятия ЦБП и лесного сектора в целом (лесозаготовительные, деревообрабатывающие, мебельные, лесохимические и т. д.) до настоящего времени вынуждены либо искусственно ограничивать использование лесного сырья с максимальной эффективностью, либо нарушать законодательство. Конечно, все предпочитают не конфликтовать с законом, и некоторые предприятия идут на многомиллионные невозвратные издержки, чтобы искусственно ограничить отпуск на сторону не более 25% производимой электроэнергии.

О ситуации с производством и потреблением электроэнергии промышленными предприятиями говорилось много раз на разных площадках, в том числе публичных, например, с трибуны Лесопромышленного форума «ЛПК 360», организованного Минпромторгом России в декабре прошлого года. Однако изменений пока нет и не предвидится, хотя отдельные жизнеутверждающие тезисы иногда звучат. Так, министр энергетики РФ Александр Новак отметил: «Расширение масштабов использования возобновляемых источников энергии является важной для России задачей, несмотря на значительные запасы традиционных энергетических ресурсов и развитую энергетическую систему. Развитие ВИЭ позволит прежде всего решить проблему дефицитного энергоснабжения технологически изолированных территорий, а экологичность современных технологий будет способствовать сохранению уникальных природоохранных и рекреационных зон».

В октябре прошлого года, почти незаметно для российской общественности, Европарламент принял обновленную Стратегию биоэкономики. Приоритетные задачи этой европейской стратегии сегодня такие:

  1. Обеспечение продовольственной безопасности.
  2. Устойчивое управление природными ресурсами. Циркулярная экономика сегодня, больше чем когда-либо, зависит от эффективного и устойчивого использования биоресурсов.
  3. Снижение зависимости от невозобновляемых ресурсов, включая замещение ископаемых видов топлива. В настоящее время биоэнергия является основным видом ВИЭ в странах Евросоюза, и ожидается, что к 2030 году она станет основным компонентом в общем объеме потребляемой энергии. Кроме того, рост экономики, основанной на биоресурсах, позволяет не только заменить невозобновляемые источники, но и обновить промышленную базу Евросоюза за счет производства экологичных промышленных товаров и переработки биологических отходов в ценное сырье, обеспечив циркулярность экономики.
  4. Снижение факторов изменения климата.
  5. Создание новых рабочих мест и повышение конкурентоспособности экономики.

Важной составляющей частью Стратегии биоэкономики является развитие биоэнергетики и постепенное замещение ископаемых видов топлива.

Европейская конфедерация бумажной промышленности (CEPI) одобрила основные положения новой стратегии, создающей условия для внедрения действительно циркулярной, низкоуглеродной, биоэкономики.

«Новая Стратегия биоэкономики Евросоюза на практике позволяет объединить биоэкономику, устойчивое развитие и циркулярность. Она также позволяет профинансировать применение последних научных достижений и инноваций за счет ранее принятого Европарламентом бюджета.

Европейская целлюлозно-бумажная промышленность является основным драйвером развития экономики на базе возобновляемых ресурсов и рециклинга. У нас ЕСТЬ все необходимые условия для реализации данной Стратегии», – сказал генеральный директор CEPI Сильвиан Льот в выступлении на конференции Paper&Beyond в Брюсселе 13 октября 2018 года. На словах Россия присоединяется к Парижскому соглашению и принимает обязательства по снижению выбросов парниковых газов и внедрению наилучших доступных технологий, на деле – продолжает эксплуатировать устаревшую энергетическую модель экономики. Однако очень сложно и неудобно одной ногой стоять в прошлом, другой – в будущем, не учитывая тренды глобального развития.

Юрий Лахтиков, председатель правления РАО «Бумпром»