Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Российские леса в погоне за парижским углеродом

Сентябрь 2019 года был насыщен экологической и климатической повесткой. 23 сентября, во время климатического саммита ООН в Нью-Йорке, Россия объявила о присоединении к Парижскому климатическому соглашению 2015 года. В тот же день шведская активистка Грета Тунберг выступила на саммите с эмоциональной речью, вызвав резонанс во всем мире.

Присоединение России к Парижскому соглашению произошло по постановлению правительства, что позволило избежать обсуждения в Госдуме.

Цели и задачи парижского соглашения

Парижское климатическое соглашение, которое пришло на смену Киотскому протоколу, не устанавливает строгих ограничений. Оно призвано координировать меры, принимаемые странами для сокращения выбросов антропогенных парниковых газов. А каждая страна самостоятельно определяет свой вклад в достижения глобальных целей. Развивающиеся страны могут рассчитывать на получение финансовой поддержки для реализации планов. Время от времени страны должны пересматривать свои цели, делая их более амбициозными.

Присоединяясь к Парижскому соглашению, страны подтверждают, что включаются в сдерживание роста глобальной средней температуры. Цель: добиться повышения доиндустриального уровня не больше чем на два градуса Цельсия (программа максимум – ограничить температурный рост на уровне 1,5 градуса), а также разработать долгосрочные стратегии низкоуглеродного развития.

В России такую стратегию с горизонтом планирования минимум до 2050 года разрабатывает Минэкономразвития совместно с ООО «Центр энергоэффективности – XXI век». Также Рoссия заявила о намерении к 2030 году довести объем выбросов до уровня 70–75% объема 1990 года, то есть на 25–30% и отметила, что при расчетах будет максимально учитываться поглощающая способность лесов. Сдержать рост глобальной температуры можно путем значительного сокращения выбросов в атмосферу антропогенных парниковых газов и одновременно повышения способности экосистем связывать и удерживать углерод.

Страны, подписавшие соглашение, рассчитывают снизить выбросы в основном за счет сокращения использования традиционного ископаемого топлива и перехода на возобновляемые «зеленые» источники энергии. Но Россия, похоже, собирается возложить основную нагрузку по выполнению углеродных обязательств на леса.

Поскольку половина территории РФ покрыта лесами и сохранились большие площади малонарушенных лесных территорий (большими МЛТ могут похвастаться только Канада и Бразилия), вклад российских лесов в смягчение последствий изменения климата несомненно будет огромным.

Ставка на леса

В постановлении российского правительства о принятии Парижского соглашения леса упоминаются особо: «Российская Федерация исходит из важности сохранения и увеличения поглощающей способности лесов и иных экосистем, а также необходимости ее максимально возможного учета, в том числе при реализации механизмов Соглашения».

В тексте Парижского соглашения роль лесов тоже отмечается отдельным пунктом: «Сторонам следует предпринимать действия по охране и повышению качества… поглотителей и накопителей парниковых газов». Также поощряется развитие политических подходов и позитивных стимулов для деятельности, связанной с сокращением выбросов в результате обезлесения и деградации лесов. Приветствуется устойчивое управление лесами и увеличения накоплений углерода в лесах в развивающихся странах. Парижское соглашение призывает сочетать подходы по предотвращению изменений климата и адаптацию «при подтверждении важности стимулирования… неуглеродных выгод, связанных с такими подходами».

Комментарии первых лиц страны

«Для нашей страны участие в этом процессе важно. Угроза изменения климата – это разрушение экологического баланса, повышение рисков для успешного развития ключевых отраслей, в том числе сельского хозяйства. И самое главное, это угроза безопасности людей, которые живут в условиях мерзлоты, а также увеличение количества стихийных бедствий», – сказал глава правительства РФ Дмитрий Медведев.

«Мы рассчитываем, что принятие Парижского соглашения будет стимулировать внедрение энергоэффективных и низкоуглеродных технологий, способствовать уменьшению углеродного следа производимой продукции… Необходимо определить национальную цель по сокращению антропогенных выбросов и увеличению поглощения парниковых газов, адаптировать российскую экономику к наблюдаемым и ожидаемым изменениям климата», – заявил министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин.

Что с углеродными выбросами?

По данным Международного энергетического агентства, за год общий объем выбросов СО2 в мире вырос на 1,7% и в 2018 году поставил новый рекорд: 33,1 Гт. Для сравнения: в 1990 году, принятом за точку отсчета в предыдущем глобальном климатическом соглашении – Киотском протоколе, объем выбросов составлял 20,5 Гт. Крупнейшие эмитенты – Китай, США, Индия и Бразилия. На них в совокупности приходится 44% мирового объема выбросов СО2. Россия занимает 5-е место в списке, производя 3% выбросов углекислого газа. Соединенные Штаты в 2017 году вышли из Парижского соглашения.

По данным аудиторско-консалтинговой компании Ernst & Young, уже сейчас объем выбросов сократился по сравнению с зарегистрированным в 1990 году на 49% с учетом поглощающей способности лесов. По масштабу сокращения Россия лидирует в мире. На втором месте ЕС, которому удалось сократить выбросы на 24%. За то же время США увеличили выбросы СО2 на 1,3%, а Китай – на 247,5%.

Впрочем, внушительные российские достижения объясняются в том числе и резким сокращением промышленного производства в постсоветскую эпоху, то есть драматическими экономическими трансформациями.

Сейчас России предстоит разработка Стратегии долгосрочного низкоуглеродного развития до 2050 года. Проекта документа пока нет, зато уже готов законопроект «О регулировании выбросов парниковых газов», который, по логике, разрабатывается после принятия стратегии. В сентябре Минэкономразвития направило в правительство его очередную версию.

FSC в углеродной повестке

Все леса обеспечивают депонирование (связывание и хранение) органического углерода. Однако экосистемы малонарушенных бореальных лесов, включая органическое вещество почвы, являются крупнейшими хранилищами углерода, которые продолжают его накапливать в течение тысяч лет. В этом плане вклад малонарушенных бореальных лесов даже больше, чем малонарушенных тропических.

Утрата этих лесов приведет к значительному повышению содержания углекислого газа в атмосфере. Сохранение малонарушенных бореальных лесов (в том числе малонарушенных лесных территорий как одно из ключевых требований FSC) – это огромный вклад FSC-сертифицированных компаний и России в целом в депонирование углерода и стабилизацию климата.

«Не ведя заготовку в МЛТ, ответственные лесопользователи работают и на депонирование углерода, и на предотвращение эмиссии агрессивного парникового газа метана, который активно выделяется при лесозаготовках на мерзлотных почвах, распространенных как раз в зоне малонарушенных лесов в Сибири и на Дальнем Востоке. FSC стимулирует грамотное ведение лесного хозяйства и эффективное лесовосстановление, то есть содействует более эффективному связыванию углерода в лесной биомассе», – уверяет Николай Шматков, директор FSC России.

Уже несколько лет держатели сертификатов лесоуправления FSC могут подтвердить положительное влияние ответственного управления лесами на пять экосистемных услуг леса, в том числе депонирование углерода, с помощью специального механизма – сертификации экосистемных услуг леса.

В России пока нет прецедентов сертификации экосистемных услуг, только в Италии и Бразилии. «За пару лет существования механизма к нам еще не обратилась ни одна российская сертифицированная компания, – говорит директор FSC России. – Однако, поскольку наша страна присоединилась к Парижскому соглашению, ей необходимы механизмы отслеживания позитивного влияния на накопление углерода, и FSC может стать таким инструментом». 

Текст Юлия Бурнышева, заместитель руководителя отдела маркетинга и коммуникаций FSC России