Партнеры журнала:

Деревянное домостроение

Настоящее и будущее строительства из древесины

Еще недавно деревянный дом в России считался традиционным (условно – деревенским) жильем, элементарным по конструкции, но непременно добротным. И строили его по-дедовски. Сегодня, изучая опыт зарубежных – и прежде всего, скандинавских – стран, мы начинаем понимать, что дома из древесины могут и должны быть красивыми, экологичными, комфортными, энергоэффективными. Проще говоря, – современными. Новые конструкционные материалы и технологии позволяют строителям реализовывать невозможные прежде проекты. Но головой всему – талант и мастерство архитектора.

Мы попросили известных российских архитекторов, работающих с древесиной, поделиться мнениями о развитии деревянного домостроения в России. Слово нашим гостям.

Владимир Кузьмин

Владимир Кузьмин

Архитектор-дизайнер, преподаватель кафедры дизайна архитектурной среды МАрхИ, профессор МААМ, лауреат Государственной премии России в номинации «Дизайн» и профессионального конкурса архитекторов «Золотое сечение», руководитель архитектурной студии «Поле-дизайн».

– XIX век был веком железа, в XX веке господствовал бетон, XXI век станет веком деревянных конструкций, технологичного деревянного производства. Древесина уникальна. Она долго не утрачивает изначального вида, сохраняя свойства материала и конструкции, естественно живет и «стареет», но при необходимости допускает и «апгрейд» (причем это просто, легко и без ущерба для оригинального архитектурного решения) и даже повторное или многократное использование объекта.

Последние лет пять в проектировании мы в основном ориентируемся на «каркас» и CLT-панели. Как правило, это конкурсные проекты. Наш проект на основе CLT-панелей вышел в финал большого конкурса на новый облик городской типовой застройки. Этапная для нас работа, с погружением в реалии индустриального деревянного домостроения, в технологии, производство, актуальные практики. Проект «Пространство соседства», использующий возможности индустриального производства деревянных конструкций (как каркасных, так и панельных), их функциональные, экологические и эстетические преимущества, заставил серьезно задуматься, каким может быть многоэтажное деревянное домостроение сегодня и завтра. Поразительно, но в сочетании с принципами функциональной «концентрации активностей» в «Квартале-минимум» наши идеи оптимизации и локализации оказались актуальными и своевременными – практически идеальными для пандемического и постпандемического периода.

Проект «Пространство соседства»
Проект «Пространство соседства»

На волне «погружения в дерево» в прошлом году меня пригласили курировать спецкурс в МАРШе, где был организован набор молодых профессионалов, интересующихся современным деревянным домостроением. Кроме изучения опыта мастеров и брендов, мы с коллегами готовили для Череповца и Вологды проекты больших многоэтажных домов на базе CLT-панелей и каркаса. Каждая из четырех групп разработала собственный вариант. Проекты сейчас дорабатываются и, возможно, будут реализованы. И это не индивидуальное жилье, а полноценные многоквартирные дома.

Сегодня подавляющее большинство живет в «человейниках». Изменить эту ситуацию способно только чудо. Все, что мы можем, это пропагандировать иной образ жизни, хорошо делать свое дело и надеяться, что те, кто придет за нами, будут умнее.

Архитектор в одиночку не в состоянии обеспечить условия для развития общества. Его задача – организовывать пространство, объем и обеспечить необходимые функции, форму, требуемое качество… Но это не значит, что среди наших коллег никто не озабочен происходящим в стране. Пример: история с экономичными домами, которая началась после последнего наводнения в Тулуне. О социальной ответственности архитекторов, необходимости откликаться на трагические события первым заговорил Тотан Кузембаев. Он обратился к архитектурному сообществу с предложением предоставить подходящие проекты, не особенно заботясь о гонорарах. И у половины профессионалов нашего цеха, с которыми проводилось предварительное собеседование, такие проекты есть.

Вопрос, кто все это будет финансировать? И кто потом будет строить? Тут мы сталкиваемся с фундаментальной проблемой, и без помощи государства ее не решить. А ресурсы и технологии у нас есть. На мой взгляд, в российской строительной индустрии только деревянное домостроение худо-бедно соответствует общемировому уровню и тренду.

Тотан Кузембаев

Тотан Кузембаев

Член Союза архитекторов России, Союза архитекторов Москвы, Союза дизайнеров России и Союза графиков России, основатель уникальной школы деревянной архитектуры, обладатель престижных международных премий и большинства российских премий в области архитектуры и градостроительства, президент Архклуба, профессор МААМ.

– Древесина – материал очень демократичный. Если говорить совсем просто, то для того, чтобы произвести что-то стоящее, допустим, из железа, нужно добыть руду, превратить ее в металл, обработать, сделать детали – потребуется немало средств и усилий, не обойтись без специальной техники…То же самое с железобетоном. А древесина всегда под рукой, нужны только топорик и желание экспериментировать.

При строительстве деревянного дома природе наносится минимальный ущерб, в атмосферу выделяется гораздо меньше углекислого газа, чем при использовании железобетона и цемента. Но пока я не вижу для деревянного домостроения ни яркого настоящего, ни значимого ближайшего будущего. Сколько сейчас строится из дерева – это мизер. Для массового строительства нужны технологичность и быстрая окупаемость. Дерево – материал не дешевый, требующий особого подхода, учета многих аспектов ее использования (так, например, строительные нормы сдерживают развитие деревянного домостроения).

Манифестом нового деревянного домостроения стал наш проект квартала «Камушки», демонстрирующий все современные технологии: каркасную, модульную, панельную и др. Это совместный эксперимент с Segezha Group, компанией полного цикла – от выращивания и заготовки леса до производства деревянных конструкций. Решив участвовать в реновации и предложить свои варианты жилья, Segezha обратилась в наше бюро за разработкой архитектурного проекта, и мы сделали его, включая 3D-визуализацию домов из клееной древесины разной этажности: реконструкция пятиэтажек с надстройкой деревянных этажей и концепция городского эко-квартала. Место рядом с «Москва-Сити» выбрано для реализации проекта не случайно: здесь можно получить резкий контраст бетонных небоскребов и деревянной «городской деревни» не выше 5–10 этажей.

Мы не создавали новый архитектурный стиль, а стремились продемонстрировать, что древесина – это материал будущего. И дело прежде всего в экологической безопасности. Сегодня мы производим тысячи тонн бетона, загрязняя окружающую среду вредными выбросами, живем в тяжелом микроклимате бетонных домов, а потом еще вынуждены утилизировать бетонные конструкции с огромными энергозатратами, нанося вред всему живому. То есть просто лишаем своих детей и внуков этого самого будущего.

Кирпич и камень, конечно, тоже натуральные материалы, но древесина во многом превосходит их. Это живой, возобновляемый материал, который можно вырастить, совершенно безобидно для природной среды утилизировать, кроме того, использовать цикл за циклом, меняя назначение. Посмотрите, как популярна в мире старая амбарная доска или естественным образом «поседевшие» до серебристого оттенка доски от деревенских заборов, они удивительно красивы в отделке фасадов.

Пора задуматься, почему мы до сих пор строим из бетона и подобных ему небезопасных материалов, когда весь мир (при полной поддержке государств) уже отказывается от них в пользу древесины. Ведь это исконный российский материал. И деревянная архитектура подходит для России как никакая другая.

У нас большая лесная страна, и, вместо того чтобы экспортировать древесину, нужно поставлять на внутренний рынок готовые изделия из нее. Здесь должны «созреть» не только архитекторы и общество, но и власть. Для подъема деревянного строительства и архитектуры необходима поддержка государства, как в развитых странах.

Антон Савельев

Антон Савельев

Архитектор, лауреат и победитель международных и российских премий и конкурсов в области дизайна и архитектуры, в том числе «Архивуд» и «Экотектоника» в 2018 году, Prowood Best House Award в 2019 году.

– В России для строительства жилья веками использовали натуральные материалы: камень, кирпич, дерево. Наши родители и мы – фактически первые поколения, живущие в бетоне. У многих из-за этого развиваются болезни, появляется аллергия... Дерево же – самый экологичный строительный материал и возобновляемый ресурс. Даже при склеивании древесины в окружающую среду поступает значительно меньше вредных веществ, чем при производстве бетона. На Западе уже живут в многоэтажных деревянных домах, а когда такое будет у нас, пока неизвестно, хотя Россия – страна дерева.

В плане современной архитектуры, мы, к сожалению, только и делаем, что догоняем. А когда-то, в эпоху русского конструктивизма и модернизма, были впереди. Возможно, деревянное строительство, если обратиться к истокам, популяризировать его, могло бы стать нашим национальным достоянием. Я ни в коей мере не принижаю наше настоящее, но мне кажется, не лишним было бы активнее изучать и применять новые технологии работы с древесиной.

Архитектору нужно знать свойства и возможности дерева, технологические особенности его обработки. В Австрии, Германии, на севере Италии, где сейчас бум деревянного строительства, обучают передовым технологиям деревообработки. Меня заинтересовала технология, при которой получаемая форма зависит от способа вымачивания древесины. И самое главное, что можно смоделировать весь процесс, то есть рассчитать, насколько древесина должна быть увлажнена, как должна сохнуть, как провести склейку… Потрясающе!

Алексей Розенберг

Алексей Розенберг

Кандидат архитектуры, член Московского архитектурного общества и Союза архитекторов России, лауреат и номинант российских и международных архитектурных премий, занимается частной архитектурной практикой с 1986 года, специализируется на малоэтажном жилье, частных и общественных интерьерах.

– Древесина – самый экономичный материал: строить из него дешевле, чем из других, и подчас получается быстрее. Кроме того, она очень податлива: можно делать что угодно. Впрочем, какое-то абсолютное благо приписать дереву я не могу – это было бы неправильно.

Сейчас деревянные конструкции на пике моды. Из каркаса легко возводить стены и делать планировки, его можно отделывать по-разному.

Объекты из древесины интересны по архитектуре, поэтичны, проникнуты особым настроением. Это отличный вариант как для средней полосы, так и российского Севера. За примером далеко ходить не надо, достаточно обратить взор на Норвегию, где существует огромное количество очень интересных деревянных объектов, причем построенных в труднодоступных местах. В таких, где строить деревянный дом, что называется, сам Бог велел: кирпич туда не повезешь, а вот быстровозводимые дома из металлических префаб-блоков или архитектурно выдержанные щитовые дома оказываются прекрасным решением!

Григорий Гурьянов

Григорий Гурьянов

Архитектор, основатель и парт­нер Архитектурного бюро «Практика», руководитель проектной студии в магистратуре МАРШа, победитель конкурсов и обладатель многих российских премий в области архитектуры и дизайна.

– У дерева как у материала огромные перспективы. В мире – но не в России, к сожалению, – уже строят деревянные небоскребы. Хотелось бы попробовать… И даже не обязательно небоскреб. Моя мечта – построить здание с полностью деревянным конструктивом. Каркасные деревянные дома вызывают у меня азарт, такой, как в детстве конструктор LEGO. Я бы, наверное, рекомендовал обратить внимание на эту технологию. Очень быстрая, очень дешевая и кайфовая, потому что много чего позволяет сделать, задействовать все нюансы и особенности древесины.

Вообще, с простыми, первичными, материалами, к которым относится древесина, архитектору работать интересно. Камень, сталь, древесина, глиняный кирпич воспринимаются как основа мира. Простой материал позволяет добиться точности и убрать лишнее, артикулировать и подчеркнуть архитектурную форму.

Но с древесиной особый случай. Это и отделочный, и конструкционный материал, а еще и теплоизоляционный, причем можно использовать его и внутри помещений, и снаружи. У него особая – живая эстетика, причем разнообразная: всевозможные цвета и оттенки, неповторимые рисунки, текстуры. И стареет древесина по-разному, да как красиво! Ни один материал так себя не ведет. Она «живая», тактильно и визуально приятная, теплая, хранит память и способна облагородить любую среду. Уникальный материал.

Мы занимаемся благоустройством общественных пространств, в том числе парков. Не так давно создали парк в Братеевской пойме, за который удостоились премии «Архивуд». Там был постиндустриальный ландшафт: огромный заброшенный пустырь, река, остатки инженерной инфраструктуры – подземный нефтепровод и многочисленные высоковольтные мачты и электрические провода, натянутые во всех направлениях... Словом, и не природная территория, и не городская – вот что с ней такой делать? Дерево нам помогло, став медиатором, смягчившим безжизненную среду. Сейчас там приятно гулять. Среди прочего мы построили длинные деревянные тоннели из гнутых решетчатых конструкций, поскольку СНиПы требуют защищать дорожки под высоковольтной линией от падения провода. Причем защитные конструкции должны быть из непроводящего материала. Древесина тут подошла идеально.

Я обычно говорю: «Дерево – материал, прощающей ошибки». При низкой культуре строительства погрешность в работе с древесиной воспринимается совсем не так, как, например, в работе со стеклом. Довольно часто это выручает. Думаю, в том числе и поэтому древесина у нас так широко используется для благоустройства. Деревянные изделия и конструкции допускают неидеальность обработки и установки, воспринимаемые как особый шарм.

В нашей стране строительство из древесины вполне могло бы стать общественно значимым трендом. Ну, если бы создание в полном смысле слова индивидуальной жилой среды приобрело для общества и государства особую важность, – ведь даже самые лучшие идеи не могут существовать сами по себе. Нужны конкретные персоны и силы, которые их «зажигают» и продвигают.