Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Мебельное производство

Российские производители мебели ежегодно теряют 150 млн долларов и все из-за устаревшего техрегламента

По оценкам Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности, актуализация нормативных требований к производству мебели поможет российской мебельной отрасли ежегодно увеличивать экспорт на $150 млн, или на четверть нынешнего объема. Действующие стандарты разрабатывались на базе советских гостов 1970-х годов и давно устарели, содержат много избыточных требований и значительно отличаются от норм, принятых за рубежом.

«Технический регламент о безопасности мебельной продукции от 2012 года сегодня главный тормоз развития огромного экспортного потенциала российской мебельной отрасли. Его необходимо обновлять и гармонизировать со стандартами, действующими в мире. Это поможет кратно увеличить экспорт отечественной мебели в страны дальнего зарубежья», – уверен президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности (АМДПР) Александр Шестаков.

По данным АМДПР, в 2018 году российские мебельные предприятия экспортировали около 12% общего объема произведенной продукции, в 2019 году этот показатель вырос до 17%, но доля России в мировом экспорте мебели по-прежнему крайне мала и не составляет даже одного процента. Основная причина – устаревшие техрегламенты безопасности мебели, не соответствующие действующим мировым стандартам. Вследствие этого российские предприятия, осваивающие зарубежные рынки, вынуждены дважды сертифицировать одну и ту же продукцию: сначала по российским стандартам, затем по стандартам страны-партнера. По оценкам Александра Шестакова, повторная сертификация одной номенклатурной единицы мебели обходится производителю в десятки миллионов рублей и занимает несколько месяцев.

Все дело в разных подходах к стандартам производства и безопасности мебели, считает Марина Качурина, руководитель направления по техническому регулированию компании ИКЕА: «Влияние их можно наглядно проиллюстрировать. К примеру, мы продаем только 30% глобального ассортимента мягкой мебели, это связано в том числе с различиями в техническом регулировании. Есть и другие. Так, допустимое содержание химических веществ в мебели регламентируется в РФ в конечном продукте, а в Европе и США – на стадии сырья. И если в России на все края мебели из древесно-стружечных материалов обязательно наносится защитно-декоративное покрытие, то в Европе мебель собирается из древесных плит с изначально более низким содержанием формальдегида. В результате с каждым годом нам все труднее выводить на российский рынок продукты из новых материалов и выпускаемые по новым технологиям, поскольку действующий технический регламент уже не соответствует сегодняшним реалиям».

«Еще одна задача, которую должна решить гармонизация техрегламента, это гармонизация унификация типоразмеров мебели, которых сейчас огромное количество. К примеру, во всем мире стандартная длина кровати – два метра. Отечественные производители производят кровати длиной 185 и 190 см и другие, – говорит вице-президент по GR группы компаний "Аскона" Алексей Говырин. – И покупателям приходится искать, где заказать матрасы к кроватям размером из советских времен».

В России до сих пор действует мебельный технический регламент, разработанный на основе советских ГОСТов, и многие параметры готовых изделий рассчитаны исходя из сырья и материалов 50-летней давности. Этим обусловлен целый ряд избыточных требований к конечной продукции, от которых зависит ее себестоимость и конкурентоспособность отечественной мебели на мировых рынках. «Российский техрегламент предписывает прокладывать в детских матрасах слой натурального волокна толщиной 3 мм – это требование из 1970-х годов, когда единственным натуральным материалом на рынке был ватин. За прошедшие 50 лет технологии сильно продвинулись, появились синтетические материалы, которые по гипоаллергенным и прочностным характеристикам превосходят тот же ватин, и требование 3-миллиметрового слоя натурального материала избыточно. Но оно не отменено, и производители и импортеры матрасов обязаны его выполнять», – поясняет Марина Качурина.

«В техрегламенте нам нужно повысить требования к безопасности матрасов, особенно детских. В нынешнем российском техрегламенте требования к содержанию формальдегида в матрасах занижены относительно европейских норм, – считает Алексей Говырин. – В европейских странах недопустимо присутствие формальдегида в детском матрасе, а российские нормы это позволяют. Это большая проблема. Сегодня российский потребитель уверен, что качественный матрас должен быть с кокосовым наполнителем. Но производители в целях экономии для производства такого наполнителя используют клей, в состав которого входит формальдегид, а он очень вреден для здоровья, в детских матрасах его можно сравнить с миной замедленного действия: такие матрасы опасны для детей. "Аскона" изначально отказалась от такой технологии, при производстве матрасов мы используем технологию термоскрепления, которая является наиболее безопасной. Мы предлагаем защитить российского потребителя, установив в техрегламенте строгий запрет на использование формальдегида при производстве матрасов».

Между тем Александр Шестаков уверен, что мебельная отрасль способна обеспечить рекордные темпы роста экспорта: «Без дополнительных финансовых вложений государства, без дополнительных инвестиций бизнеса, только за счет принятия обновленного техрегламента действующие предприятия могут ежегодно увеличивать экспорт мебели на 25%, или на $100–150 млн».

«Сегодня в российской мебельной отрасли есть предприятия, которые вполне успешно могут конкурировать с зарубежными поставщиками. И уже сейчас мы ежегодно экспортируем на другие рынки ИКЕА товары, произведенные в России. Гармонизация стандартов с европейскими нормами усилит конкурентоспособность российских поставщиков и позволит увеличить объемы экспорта мебельной продукции, – подтверждает Марина Качурина. – Судите сами, сейчас мебель, произведенная для российского рынка, поставляется в 15 магазинов нашей страны, после гармонизации стандартов ее можно будет продавать в 450 магазинах ИКЕА по всему миру.

Гармонизированные стандарты могут значительно повысить конкурентность российских поставщиков в глобальных цепочках поставок. Однако российским производителям нужно также заниматься эффективностью производства, локализацей сырья, импортозамещением комплектующих для мебели – все эти меры не только снизят себестоимость продукции, но и повысят ее конкурентоспособность на мировых рынках».

По мнению Александра Шестакова, разрешение проблемы актуализации и гармонизации российских техрегламентов с мировыми стандартами – компетенция государства, а не бизнеса. Но этот вопрос долго не решался, и только в январе Евразийская экономическая комиссия признала необходимость разработки нового мебельного техрегламента. «АМДПР готова к сотрудничеству. Ассоциация создала рабочую группу по внесению изменений в техрегламент, в которую вошли представители всех крупнейших производителей – экспортеров мебели*, но государство по-прежнему не спешит», – говорит Александр Шестаков. По оценкам президента АМДПР, стоимость разработки нового техрегламента, включая лабораторные и натурные исследования, составляет около 8 млн руб. Но пока Минпромторг объявил лишь один тендер на 1,2 млн руб.: на проведение экспертного анализа актуализации перечня стандартов к Техническому регламенту Таможенного союза «О безопасности мебельной продукции» и подготовку предложений по внесению изменений в него. 20 августа стало известно, что тендер выиграла АМДПР. Как следует из конкурсной документации, договор с победителем предполагается заключить 11 декабря 2020 года.

Согласно протоколу решения ЕЭК, измененный техрегламент должен быть представлен на обсуждение стран – участниц Таможенного союза в 2022 году.

Текст АМДПР