Партнеры журнала:

Деревянное домостроение

Дмитрий Руденко: «Стимулы использования CLT отличаются в разных странах, но всех роднит экология»

До конца года на площадке в Соколе Segezha Group запустит первое в России промышленное производство панелей CLT.

Дмитрий Руденко

Вице-президент Segezha Group, руководитель дивизиона «Домостроение» Дмитрий Руденко рассказал корреспонденту «ЛесПромИнформ», почему мировые архитекторы выбирают панели CLT и какие у компании инвестиционные планы.

– Как было принято решение строить такой завод?

– Проект для нас стратегический. В состав SegezhaGroup входит Сокольский ДОК, перерабатывающий 500 тыс. м3 круглого леса. Комбинат выпускает клееную балку и домокомплекты из клееного бруса, на это направляется около 50% пиломатериалов, остальные 50% продаются в виде обычной необработанной доски.

Однако ведущие европейские компании научились выпускать из такой доски продукцию глубокой обработки и получать востребованный строительный материал с большей добавленной стоимостью. Изучив мировой рынок, мы решили, что логичным дополнением производства будет внедрение на этой же площадке новой технологии – CLT.

Ввод линии CLT позволит замкнуть цикл деревообработки: весь круглый лес, поступающий на площадку, теперь будет перерабатываться в продукцию для домостроения.

Кроме того, Segezha Group и АФК «Система» намерены развивать в России высокотехнологичное домостроение с применением древесины, вводя новые мощности и внедряя современные продукты. Проект завода CLT в этом контексте – органичный шаг.

– Как вы выбирали поставщиков оборудования?

– Технология CLT новая, в России аналогов европейских заводов нет, поэтому мы прежде всего обратились в четыре компании, выпускающие оборудование для производства панелей. Полтора года общались с ними, совместно вырабатывали оптимальное техническое решение для нашего завода. Кроме того, были привлечены независимые российские и иностранные специалисты. В итоге для поставки основной технологической линии была выбрана компания Ledinek.

Крупные иностранные компании на основе своих знаний часто подбирают на каждый участок оборудование различных производителей. Нам в этот раз было комфортнее заказать всю основную линию для первого проекта у одного производителя. Мы полагаемся на опыт Ledinek, который установил уже более 10 заводов – в США и Канаде, Японии и Европе.

Станки конечной обработки мы заказали в Италии.

– Реализация проекта пришлась на время карантина. Как в этих условиях идет монтаж и запуск завода?

– Ранее в этом году мы модернизировали сам Сокольский ДОК – заменили в цехе клееных деревянных конструкций импортную линию сращивания. Ее привезли на завод и начали монтировать в начале года, еще до введения ограничительных мер. Но тут вмешался карантин, стало очевидно, что специалисты производителя просто не смогут приехать в Россию – иностранцам запретили въезд, прекратилось авиасообщение.

Мы стали срочно отрабатывать способы дистанционного монтажа, программирования и запуска этой линии, установили видео камеры, подключили удаленный доступ. Такого опыта ни у нас, ни у производителей никогда не было. Однако, несмотря на опасения, линию смогли запустить.

Сроки ввода линии сращивания немного сдвинулись, но зато на этой линии мы отработали запуск оборудования в удаленном режиме, взаимодействие с иностранными партнерами в режиме онлайн конференций и не только.

Сейчас применяем наработанный опыт на заводе CLT. Оборудование уже смонтировано, подключены электричество и аспирация. Первые прокрутки и проверка оборудования сделаны точно так же, удаленно, но сейчас ждем приезда примерно 50 специалистов, для проведения окончательных пусконаладочных работ.

– Как еще повлияла пандемия на вашу деятельность? Коллеги отмечали рост спроса на деревянные дома, после того как люди провели карантин в городских квартирах.

– Мы видим определенную тенденцию. У людей появляется желание уехать из городов. Если раньше клиенты обычно ждали год, пока дом изготовят, то тут образовался внезапный спрос: пришел, купил готовый дом и завтра въехал.

Видимо, пандемия повлияла на поведенческие особенности людей, и, возможно, это только начало, тренд будет развиваться. Это касается всей отрасли, спрос и на конструкционные материалы, и на оборудование возрос.

– Как будут распределяться поставки CLT на российский рынок и на экспорт?

– Что касается продаж в России, то речь идет о создании нового рынка. Если в Европе все уже привыкли работать с этим материалом, я лично знаю многих, у кого дома из CLT, то для России он новый. Должны появиться первые строительные объекты из него, после чего спрос станет постепенно расти.

Конечно, продавать дома на российском рынке интереснее, чем продавать панели в Европу, в том числе и с точки зрения реальной потребности и решения задач по развитию деревянного домостроения, которые ставит правительство и наши акционеры. Было бы хорошо реализовывать 100% продукции на нашем внутреннем рынке. В мире наблюдается тренд локализации производства CLT-панелей. Если раньше заводы были сосредоточены там, где изобрели технологию – в Австрии (и в меньшей степени в Германии), то сейчас они появляются повсюду: в Швеции, Норвегии, Италии, США…

Изначально мы позиционировали этот проект в качестве экспортного, но готовы и стремимся реализовать как можно больше заказов в России. К тому же у нас есть для этого все возможности – мы уже сейчас являемся крупнейшим производителем домов из клееного бруса.

Российский деревообрабатывающий бизнес всегда сталкивается с дилеммой: при понижении курса рубля становится выгоднее продавать продукцию на экспорт, а не в стране. Но мы поддерживаем баланс, и даже при скачках курса удерживаем долю на российском рынке, а не перенаправляем объемы полностью на экспорт.

Тема CLT вызывает очень большой интерес во всем мире, и в России мы тоже видим этот интерес. К нам постоянно обращаются с запросами, с самыми разными проектами – от многоквартирных домов, гостиниц и спортивных сооружений до индивидуальных домов.

– С чем в первую очередь связан интерес к CLT?

– Во-первых, в индивидуальном домостроении все уже привыкли к клееному брусу и хотят чего-то нового. И тут появляется новый массивный материал, безусадочный. К тому же строительство из CLT быстрое, чистое и бесшумное, поэтому вызывает интерес.

Например, создатель одного из крупных поселков, в котором много деревянных домов разных замечательных архитекторов, сказал: «Хочу стучать по стене и чувствовать, что это дерево. И не хочу, что бы год по поселку бродили строители». В его словах емко выражены покупательские предпочтения. И CLT как раз то, что ему нужно. Во-вторых, архитекторы могут очень красиво обыгрывать CLT в зданиях, в том числе комбинируя с другими материалами.

Вообще, причины использования CLT в мире совершенно разные. В некоторых странах в приоритете «зеленое» строительство, есть девелоперы, которые принципиально не хотят строить из бетона. В английских городах проектировщики выбирают CLT, потому что местные жители не хотят, чтобы по узким улицам ездили бетоновозы.

С помощью CLT достраивают мансардные этажи без расселения дома. К тому же при этом не сильно увеличивается нагрузка на фундамент. Таких проектов много в сегменте социального жилья, например, в Германии.

Использование CLT позволяет быстро монтировать здания. В Сингапуре строители обычно приезжие, и, поскольку это маленькая территория, правительство стремится ускорить строительство всеми способами, чтобы побыстрее отправить мигрантов обратно.

Наконец, эти панели сейсмостойкие, поэтому популярны в районах, где часто происходят землетрясения.

– Готова ли в России нормативная база для строительства многоэтажных зданий из CLT?

– Поскольку применение деревянных конструкций в высотных зданиях различного функционала требует юридической базы, мы ини-циировали работу и сотрудничаем с Минпромторгом, Минстроем и МЧС, а также с Федеральным центром стандартизации (ФАУ ФЦС) и МГСУ. Утверждена трехлетняя программа, которая предусматривает подготовку документов, проведение НИОКРов, совершенствование и внедрение новых ГОСТов, испытания панелей. В результате проводимых работ будет утвержден свод правил и изменены государственные нормативы. На эту программу выделены федеральные средства.

Строить многоэтажные здания с применением CLT можно и сейчас. Действующие нормативы разрешают строительство зданий с применением деревянных конструкций высотой до 28 м, но необходимо работать по специальным техническим условиям, чтобы обойти опре-деленные ГОСТы, СНиПы и другие нормы. Это отдельный этап проектирования, который удлиняет и удорожает строительство. Когда мы выполним программу разработки норм, специальные технические условия (СТУ) не потребуются. CLT добавят в соответствующие СНиПы, и любое предприятие, пользуясь новой нормативной базой, сможет проектировать и строить из этого материала.

– На каком этапе сейчас разработка новых противопожарных правил? Чем именно они усложняют строительство высотных домов из дерева?

– Надеемся, что пожарные займутся разработкой норм строительства многоквартирных и общественных зданий из дерева. Действующие нормативы пожарной безопасности были разработаны в советское время и рассчитаны в первую очередь на железобетон. По этим нормам CLT можно использовать как несущий или ограждающий элемент, но он должен быть зашит внутри конструкции. Обойти это требование компенсационными мерами, например, установкой спринклеров, невозможно.

Кроме того, нужно разделить два понятия: огнестойкость (прочность при горении) и пожароопасность (скорость распространения пламени по поверхности). Древесина – огнестойкий материал. Массив древесины может долго гореть, но не обрушиваться. Это закреплено и в европейских, и в российских нормативах.

С точки зрения пожароопасности российские требования куда более суровы. Во многих европейских странах внутренняя стена может быть из CLT даже в многоэтажном доме, допускается использование открытой и необработанной древесины, например, в небольших детских садах. У нас это запрещено без оговорок: максимальный класс пожарной опасности C0 (детские сады, школы) заставляет применять только негорючие материалы или зашивать их с обеих сторон.

Насколько это правильно – вопрос. Задача, конечно, не просто получить разрешение, нужно добиться, чтобы МЧС и ВНИИПО обозначили границы применения деревянных конструкций. Мы занимаемся этим и хотим составить план решения этих вопросов для CLT. Это дело не одного года, но за два-три года можно справиться.

– На каком этапе сейчас проект многоэтажного дома из CLT, который вы планировали вместе с девелоперской компанией «Эталон»?

– Планируем в августе 2021 года выйти на стройплощадку, сейчас дорабатываем концепцию дома. Мы намерены не только использовать CLT в ограждающей конструкции, но и заложить несущие деревянные колонны, чтобы показать, что древесина прочный строительный материал. Работа ведется, как я говорил, по СТУ, но они не позволяют закрыть все вопросы, ограничения все равно остаются. Поскольку здание пилотное, экспериментальное, разработчики сами не знают, с чем могут столкнуться. Есть вероятность, что из-за противоречия с действующими нормами в какой-то момент придется поменять концепцию, но пока собираемся оставить деревянные колонны несущими.

– На какие экспортные рынки планируете поставлять CLT-панели?

– У CLT есть традиционные рынки, в основном это Западная Европа – те же Австрия и Германия. Довольно большие рынки Италии и Великобритании.

Не думаю, что мы будем продавать CLT в Японию, по крайней мере на первом этапе. Консервативные японцы привержены традиционной технологии деревянного домостроения, привычной для них. Несмотря на это, они построили два CLT-завода, наступающие на традиционную технологию, и неизбежна борьба взглядов. Один из крупных японских производителей деревянных домов, выпускающий 60–70 тыс. домокомплектов в год – это объем рынка РФ, – уже заявил, что CLT его враг.

Есть интерес на американском рынке, но там своя специфика: необходима другая сертификация. И нужен особый клей.

– Заменив линию сращивания на лесопильном производстве, вы расширили ассортимент и увеличили мощности на 10%. На какие рынки рассчитаны новые продукты?

– Мы добавили возможность вертикального сращивания несущих конструкций и таким образом дополнительно увеличили прочность балки. В этой линии мы учли требования японского рынка и можем поставлять на него продукцию. Сейчас мы подали документы на сертификацию JAS. Наши японские клиенты с нетерпением ждут, когда мы получим сертификат и приступим к продажам.

– Какая сейчас ситуация на рынке клееных балок и CLT в европейских странах и Японии?

– В Европе ситуация на рынке клееных конструкций и CLT для нас сейчас благоприятная: отложенный спрос из-за карантина весной и повышенный спрос на пиломатериалы в США привели к переключению скандинавских и австрийских производителей пиломатериалов на североамериканский рынок. У производителей КДК в Европе возник дефицит сырья.

В Японии спрос растущий, мы постоянно получаем запросы. В ближайшем будущем планируем поставки в Японию.

– Каковы планы развития площадки в Соколе после запуска завода CLT?

– Недавно обновили сушильные мощности Сокольского ДОКа: купили туннельный сушильный комплекс проходного типа Valutec. Когда он будет смонтирован, объем сушки пиломатериалов вырастет на 50 тыс. м3 в год. Мы также меняем котельную на корьевую (финский поставщик Kpa Unicon) и строим завод по производству топливных гранул мощностью 65 тыс. м3 в год из высвобождающихся возвратных отходов в рамках единого проекта «Комплексная утилизация кородревесных отходов».

После реализации этих проектов стратегическое развитие площадки СДОКа будет завершено.

Следующий шаг – запуск новых производственных мощностей на других площадках. Мы прорабатываем возможность реализации проекта завода по выпуску клееных балок мощностью 120 тыс. м3 в год на территории Сегежского ЛДК в Карелии. Также мы планируем строительство нового завода CLT, но пока окончательно выбрали место.

– Планируете ли вы заниматься большепролетными конструкциями?

– Постоянно об этом думаем, будем разрабатывать проект большепролетного завода БКДК и выносить на обсуждение в инвестиционном комитете группы.

– Как вы оцениваете меры господдержки отрасли?

– Господдержка, та же компенсация транспортных расходов, безусловно, хорошая мера для любой компании. С другой стороны, эта поддержка направлена на развитие экспорта, и было бы неплохо, если бы мы вместе с правительством разработали какие-то действенные программы реальной поддержки российского рынка. Иначе господдержка вдобавок к высокому валютному курсу усиливает дисбаланс в пользу экспорта. Если экспортерам возмещаются 80% транспортных затрат, почему бы не обеспечить такую же компенсацию поставок клиентам в России, например? 

Справка

ООО «Сокол СиЭлТи»
Расположение: г. Сокол, Вологодская область
Персонал: 50 сотрудников Объем инвестиций: 3 млрд руб.
Проектная мощность: 50 тыс. м3 CLT-панелей в год
Основное оборудование: Ledinek
Максимальные размеры панелей: 16 х 3,5 х 0,36 м

Текст Кирилл Баранов