Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Регион номера

И себе, и людям

Начинается реализация крупного инвестпроекта в сфере ЛПК

ООО ЛПК «Алмас» – одно из крупнейших лесоперерабатывающих предприятий Якутии, работающее по принципу полного цикла. «Алмас» самостоятельно заготавливает древесину в Витимском лесничестве Ленского района республики, перерабатывает ее на заводе в Якутске, занимается строительством деревянных домов для внутреннего рынка.

Сейчас предприятие готовится приступить к реализации масштабного инвестпроекта, для этого в шесть раз был увеличен объем ежегодной расчетной лесосеки. О реперных точках настоящего и будущего ООО ЛПК «Алмас» корреспонденту «ЛесПромИнформ» рассказал директор компании Петр Макаров.

– Петр Семенович, как организована работа ЛПК «Алмас»?

– К современному состоянию компания пришла только в 2018 году. Свою историю она ведет от Витимского лесхоза, созданного в 1959 году и сначала называвшимся Юхтимским. На сегодня, кстати, это единственный лесхоз в Якутии, который сохранился с советских времен и ни на один день не прекращал работу, в 2019 году мы отметили его 60-летие. В 1996 году было создано предприятие «Сахалес», проработавшее до 2004 года. За это время был построен завод в Якутске, а Витимский леспромхоз присоединен к нему как сырьевая база. Потом предприятие передали крупной компании «Алмазы Анабара», входящей в корпорацию «Алроса». В 2018 году «Алроса» стала избавляться от непрофильных активов, и ООО ЛПК «Алмас» приобрела ГК «Республиканская инвестиционная компания». Сейчас мы ее дочерняя компания. Под названием ЛПК «Алмас» работаем уже три года.

Сегодня мы выполняем весь цикл обработки древесины – от лесозаготовки до выпуска высококачественной готовой продукции для строительной индустрии. В состав ЛПК «Алмас» входят три структурных подразделения. В Якутске расположены головной офис и лесоперерабатывающий завод: пильные мощности (два финских брусующих станка R250), участок сушки и деревообработки. Производим погонажные, строганые и клееные изделия.

Лесосырьевая база находится в поселке Витим Ленского района, это юго-запад Якутии, фактически на границе с Иркутской областью. В Витиме есть небольшие пильные мощности, на которых мы перерабатываем кругляк перед отправкой в Якутск.

– Как вы оцениваете обеспеченность производственных мощностей сырьем?

– В Якутии данные по лесоустройству довольно давние. Некоторое время назад это сыграло с нами злую шутку: в Олёкминске был построен финский лесоперерабатывающий завод, который не смог работать как раз из-за проблем с сырьевой базой. Однако дело не в нехватке древесины. Просто данные, на которые мы опирались, создавая производство, не подтвердились. К моменту запуска производства они сильно устарели, и оказалось, что лес в предполагаемом районе заготовки перестойный, выход деловой древесины крайне небольшой и предприятие нерентабельно. Лесозаготовка в Олёкминском районе были признана нецелесообразной, и вот уже 10 лет законсервированное оборудование простаивает. Сейчас мы планируем перевезти его в Витим, так как в конце прошлого года там существенно повысились возможности лесозаготовки.

– До какого объема?

– В конце 2020 года мы участвовали в аукционе. До прошлого года наша расчетная лесосека составляла 80 тыс. м3 ежегодно, однако сейчас в стадии регистрации новый договор аренды лесных угодий, с расчетной лесосекой 391 тыс. м3. Таким образом, общий объем составит 471 тыс. м3, то есть увеличится более чем в шесть раз.

– На каких мощностях планируется его переработка?

– Мы приступаем к реализации крупного инвестпроекта, под обеспечение которого и получили новые участки. Планировалось, что его основной показатель будет 600 тыс. м3 заготовки и реализации древесины. Потенциально в Витимском лесничестве такие запасы леса есть, но изыскания древостоев к проведению аукциона были проведены только на 391 тыс. м3, которые мы и получили. Поэтому было принято решение актуализировать проект.

Свое влияние оказал и тот факт, что в прошлом году вступили в силу новые нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность на территориях опережающего развития. Лесозаготовка в число отраслей, которым ТОР дает преференции, не вошла, поэтому мы разделили свой проект на две части. Первая – это лесозаготовка, а вторая – переработка, которая сможет получить различные льготы, в том числе налоговые.

Сейчас активно идут переговоры с потенциальными инвесторами. Говорить о том, кто и какие суммы готовится в него вложить, рано. Однако отмечу, что общий объем инвестиций после актуализации проекта несколько снизился. Ранее мы оценивали его в 5,3 млрд руб., сегодня итоговая сумма составляет 3,6 миллиарда. Основные показатели такие: объем заготовки делового леса 370 тыс. м3, производство пиломатериалов 190 тыс. м3, производство продукции деревообработки – 16 тыс. м3 в год, производство пеллет – 135 тыс. в год. Проект рассчитан на срок до 2030 года, первые производственные мощности мы планируем запустить в конце 2022 года, цех по дерево­обработке с сушильными камерами – в 2025 году.

– Какую долю рынка компания занимает сейчас и на какую рассчитывает после реализации инвестпроекта?

– Примерно половину объема расчетной лесосеки – около 40 тыс. м3 древесины – мы ежегодно поставляли на внутренний рынок республики. Его общая емкость составляет примерно 150 тысяч кубометров, то есть мы занимаем примерно 20–25% рынка древесины и пиломатериалов Якутии. После ввода новых мощностей в строй мы рассчитываем увеличить эту долю, а также активнее заниматься экспортом.

– С какими странами уже наладили сотрудничество?

– Уже два года работаем с германской компанией Jacob Jüergensen Wood, ежегодно поставляем ей около 2 тыс. м3 пиломатериалов из даурской лиственницы. Максимальная партия, которую наша компания, еще под другим названием, отгружала на экспорт, – 20 тыс. м3.

В Витимском лесничестве породный состав древесины представлен лиственницей и сосной в соотношении 70 и 30%. Резко континентальный климат и короткий теплый сезон обусловили очень высокие физико-механические свойства лиственничной древесины. По плотности она сравнима с дубовой, тоже влагостойкая, поэтому за рубежом пользуется спросом. В Европе в городской среде ее предпочитают использовать для создания малых архитектурных форм, в том числе небольших постов и ограждений. Это условие – изготовление из сибирской или даурской лиственницы – даже специально прописывают в муниципальных контрактах, поэтому бизнес заинтересован в якутской лиственнице. Переговоры о поставках идут регулярно, есть запросы из Бельгии, Чехии, стран Прибалтики. Германия и Австрия – основные рынки, и готовы брать любые объемы, которые мы можем предложить.

– В прошлом году вы получили от регионального Фонда стабилизации финансового положения и развития предприятий заем в размере 206 млн руб. На что были направлены эти средства?

– В первую очередь на техническое перевооружение: мы приобрели новый комплекс, состоящий из харвестера и форвардера. У нас уже работали два комплекса фирмы Ponsse, но они были приобретены в 2011 и 2012 году и почти выработали свой ресурс. Новый харвестер тоже взяли Ponsse, а конкурс на поставку форвардера выиграла компания John Deere.

Также мы приобрели два лесовоза с прицепами, два фронтальных погрузчика, дорожную машину, поскольку сами содержим свои дороги, и пеллетную линию производительностью 1,5 т продукции в час – сейчас начинается ее монтаж.

– Кто будет потреблять новую продукцию? Есть ли уже предварительные договоренности о поставках?

– Интерес к пеллетам в регионе очень большой. Якутия – один из самых холодных регионов мира, поэтому мы особенно ценим тепло. И к нашим пеллетам уже проявляют внимание компании из сферы ЖКХ, которые работают по энергосервисным контрактам. Тем более что в республике много населенных пунктов с малокомплектными школами и детскими садами, которые тоже нуждаются в тепле. А пеллеты позволяют автоматизировать процесс его производства.

– Как вы оцениваете поддержку лесопромышленного комплекса властями региона?

– Как предприятие, которое получило льготный заем от республики, чрезвычайно высоко. Для лесозаготовителей и лесопереработчиков в нашем регионе созданы хорошие условия, конъюнктура рынка на подъеме.

Если же говорить о том, что можно улучшить, то хотелось бы обратить внимание на опыт соседних регионов. В Иркутской области плата за аренду лесов поступает только в федеральную казну, а у нас к ней добавляются еще 40% ставки в региональный бюджет. От этой дополнительной платы можно было бы отказаться или снизить ее хотя бы на определенное время. Мы готовы платить, но нужно встать на ноги. 

Текст Мария Алексеева