Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Транспорт и логистика

Первый в мире газовый лесовоз

23 марта Scania провела в московском Сити ежегодную пресс-конференцию, представив итоги 2020 года и планы развития в России. В компании уверены: будущее за газомоторной, электрической и беспилотной техникой.

В 2020 году Scania заняла первое место в России по общему количеству зарегистрированной грузовой техники массой более 16 т среди брендов «Большой европейской семерки». Компания заняла 26,6% этого сегмента рынка (22,5% годом ранее). Россия по итогам года вышла по продажам грузовиков Scania на четвертое место после Бразилии, Великобритании и Германии за счет относительно небольшого снижения продаж: всего на 9%. По всему миру компания продала около 67 тыс. единиц грузовой техники, на 27% меньше, чем в 2019 году. Больше всего из-за пандемии ожидаемо пострадали продажи автобусов (–33%). Поставки двигателей и других силовых решений Scania немного увеличились.

За год компания провела в России 4000 онлайн-консультаций и 1500 коучинг-сессий водителей, разработала новые сервисные решения и реструктурировала платежи по лизингу для клиентов, чтобы помочь им выстоять в трудные времена. «Прошлый год был невероятно сложным, но мы справились. Мы существенно продвинулись в сфере цифровых решений, наладили виртуальную коммуникацию с клиентами и электронный документооборот, стали еще активнее использовать дистанционный коучинг водителей и другие сервисы на основе системы Scania FMS», – поделился новый гендиректор «Скания-Русь» Симоне Монтанья. В октябре 2020 года он сменил на этом посту Войцеха Ровинского, который теперь занимается технологиями электрификации в головном офисе.

Г-н Монтанья уже двадцать первый год в команде Scania. Семь лет он отработал в России, после чего занимал пост вице-президента по сервисным операциям в Латинской Америке и был управляющим директором Scania Banco S.A. в Бразилии. «Я горжусь тем, что компания удостоила меня этой должности, и очень рад возвращению – за те семь лет я полюбил Россию, – признался Симоне Монтанья. – Я понял, что там умеют правильно реагировать на кризисы, сложные ситуации, и, надеюсь, компания сможет этому научиться».

Электрогрузовики и беспилотные самосвалы

«Почему в оформлении конференции в этом году так много зеленого? В последние 5–7 лет "зеленые" технологии стали для нас принципиальным фокусом. Наша продукция отвечает запросам завтрашнего дня, и одним из главных проводников этих идей всегда был глава компании Хенрик Хенрикссон. К нашему сожалению, после 23 лет работы и пяти лет президентства он уходит из компании и будет заниматься бизнесом, связанным с экотехнологиями», – сообщил г-н Монтанья.

Президентом и генеральным директором Scania стал Кристиан Левин, имеющий большой опыт и тоже давно работающий в компании, сторонник электрификации и «зеленых» технологий. Г-н Левин хорошо знает российский рынок и много раз был в России.

«В сентябре мы запустили первую линейку полностью электрических грузовиков с запасом хода до 250 км и мощностью 230 кВт, или примерно 310 л. с., которая сыграет главную роль в достижении Scania научно обоснованных климатических целей. По прогнозам компании, к 2025 году электрифицированные модели составят около 10% общего объема продаж автомобилей в Европе, а к 2030 году, согласно планам, этот показатель должен увеличиться до 50%», – рассказал Симоне Монтанья. На головной площадке в Сёдертелье активно тестируются электрогрузовики и начато строительство завода стоимостью 1 млрд крон ($116,8 млн) по производству аккумуляторов для выпускаемой техники.

Компания тестирует и беспилотные решения: на горнодобывающей технике в Австралии и на самосвалах в Сёдертелье. Сейчас развитие беспилотных технологий наиболее перспективно в горнодобывающей отрасли – работа там ведется на изолированных участках, поэтому законодательных ограничений меньше. «Спрос на автопилотируемую технику растет, и в будущем автономные грузовики выйдут на дороги общего пользования», – уверен топ-менеджер компании.

Что в России?

В 2020 году рынок грузовой техники свыше 16 т в России составил 53,7 тыс. единиц (–8% к предыдущему году), а на «Большую европейскую семерку» пришлись 18 тыс. единиц. Доля европейских грузовиков за год снизилась с 41,2 до 33,5%, однако Scania смогла увеличить свою долю в группе «европейцев» до 26,6%, причем фактические продажи совпали с запланированными на 2020 год еще до пандемии, как сообщил директор по продажам грузовых автомобилей ООО «Скания-Русь» Леонид Ткачик.

Компания добилась этого за счет активных продаж в специализированных сегментах – доля спецтехники выросла до рекордных 35%. В числе 4796 зарегистрированных в 2020 году автомобилей Scania 752 самосвала, 237 единицы дорожной и коммунальной спецтехники, 174 лесозаготовительные машины, 84 автобуса Scania Touring и шасси для моделей ЛиАЗ «Вояж» и «Круиз», 174 индустриальных двигателя.

402 единицы, проданные в 2020 году, работают на газовом топливе, на днях ожидается поставка тысячного грузовика на газомоторном топливе. Эксперимент начался с магистральных грузовиков, но в ответ на спрос компания развивает поставки спецтехники на этом виде топлива. Кроме метана, пробуют использовать сжиженный природный газ (LNG) – в прошлом году Scania поставила один такой грузовик в Россию, а на 2021 год заключены контракты еще на шесть.

Газовая техника немного дороже традиционной и чаще требует обслуживания, но экономия на топливе составляет 7 руб./км. А выгоднее традиционной она становится после 150–180 тыс. км пробега. Один из флагманов использования газомоторной техники – горная промышленность, с лидерами индустрии подписаны несколько контрактов. Но и в лесной промышленности сейчас испытывается первый в мире газовый лесовоз – это важный эксперимент, который определит будущее компании.

Еще один фокус – сервисы компании. В 2020 году 77,2% продаж включали контракт на обслуживание (три года назад – всего 43%), а 36,2% техники реализовано по программе «Scania Драйв» (автомобиль, сервисный контракт, финансирование, страхование, обучение водителя, система мониторинга автопарка FMS).

15 центров техники с пробегом по всей России отгрузили в прошлом году 2500 единиц. Для таких грузовиков компания также предусмотрела контракт «Ю-Драйв», с финансированием и сервисным обслуживанием.

«Скания Лизинг» за год финансировала покупку 2466 автомобилей – больше половины техники, а к классическому лизингу (рассрочке) в 2020 году добавился операционный: аренда магистральных тягачей с обеспечением сервиса, ремонта и страхования КАСКО. Осенью компания предложила клиентам сервисные контракты «Оптима 2.0» для новой техники и «Бизнес 2.0» для техники б/у с гибким ценообразованием: чем старше техника, тем больше скидка на техобслуживание.

«Мы начинаем создавать инфраструктуру для вывода на российские дороги электрического и автономного транспорта в течение нескольких лет. Среди возможных рисков для компании, кроме пандемии, колебаний валют и нефтяных котировок, мы видим ограничения поставок комплектующих и возможное повышение утилизационного сбора в 2021 году», – так завершил презентацию Леонид Ткачик.

Складские запасы комплектующих в Москве и Новосибирске уже выручили компанию, когда из-за пандемии начались перебои с поставками. «Кроме того, пока везли запчасти, мы на время бесплатно предоставляли клиентам непроданные машины с площадки», – рассказал директор департамента сервисных услуг ООО «Скания-Русь» Денис Титов.

В 2020 году – начале 2021 года в России появились девять новых центров техобслуживания Scania. Основной акцент был сделан на небольшие мастерские (МТО) – филиалы действующих станций техобслуживания (СТО) в небольших или удаленных населенных пунктах. По данным Дениса Титова, сейчас дилерская сеть Scania в России объединяет 50 СТО, 27 МТО и 12 удаленных сервисных пунктов на базе предприятий клиентов.

Во время карантина резко вырос спрос на коучинг: водители не могли посещать очные занятия и занимались с инструкторами удаленно. Компания планирует наладить программы коучинга в специализированных сегментах.

Также в ближайших планах запуск системы Scania Fleet Care (персональный менеджер клиента, оптимизация заездов на сервис, отслеживание парка), единого цифрового пространства Scania Digital Dealer, связывающего компанию, дилера и клиента (в нем хранится история обслуживания, отправляются приглашения на ТО, дистанционно выявляются технические проблемы), запись технических вебинаров для персонала дилерской сети и видеоинструкций по разбору и ремонту техники.

О рынке лесовозной техники в России мы беседовали с топ-менеджерами российского подразделения Scania.

Симоне Монтанья, генеральный директор ООО «Скания-Русь»

Симоне Монтанья

– Г-н Монтанья, вы вернулись в Россию после нескольких лет работы в Латинской Америке, где хорошо развита лесная промышленность. Есть ли общие особенности отрасли в этих странах?

– Я бы сказал, общего очень много. История промышленной заготовки леса в Бразилии, Перу, Чили и других странах региона более длинная, поэтому использование техники там эффективнее экономически. Это связано с большим опытом подбора двигателей и техники для разных условий, регионов и так далее. Россия дольше оставалась традиционной в этом вопросе, но сейчас активно развивается.

– В презентации вы упомянули планы по электрификации 50% грузовиков в Европе к 2030 году. Каковы прогнозы по развивающимся рынкам, к которым можно отнести Россию и Бразилию?

– «Зеленая» энергетика будет развиваться во всем мире, хотя динамика может быть разная. У Европы сейчас есть подробный план, который дает четкое представление, что нужно сделать, в том числе с точки зрения инфраструктуры и законодательства. Рынок готовят к принятию новой технологии.

В Бразилии другой подход. Там тоже осознают, что будущее за электричеством, но сейчас много вкладывают в топливо, которым богаты: в биоэтанол (производится из сахарного тростника. – Прим. авт.), а также в газ.

В России мы видим, что клиентам очень нравится газовая техника. Машина и технология чуть дороже традиционных, но чем больше пробег, тем дешевле обходится топливо. Эта технология тоже стала шагом в сторону экологичности. Все это может затормозить приход электротехники в Россию, где к тому же пока не готова инфраструктура, сеть зарядных станций.

Однако если сравнить с развитием технологий в Европе и на развивающихся рынках, то разрыв составляет около пяти лет. Думаю, в Россию и Бразилию эти технологии придут почти одновременно. Может быть, чуть раньше в Бразилию, где большое внимание уделяется экологии и состоянию лесов Амазонии. В России исторически развита нефтегазовая отрасль, и на приятие электрических технологий потребуется больше времени.

– Как рассказали на конференции ваши коллеги, клиенты в России часто меняют поставщиков, обуславливая волатильность рынка, а в Европе колебаний почти нет. Как обстоят дела в Латинской Америке?

– Бразилия – крупнейший рынок региона, и довольно стабильный. Там инвестируют в грузовую технику, потому что в лесных регионах невозможна транспортировка по железной дороге. Scania на этом рынке 60 лет, и транспортную систему мы выстроили вместе с клиентами, которые много вложили в нее, что теперь обеспечивает стабильность.

Сегодня я бы еще выделил Колумбию, где происходят бурные перемены, страна развивается. Остальная Латинская Америка – очень стабильный рынок, сравнимый с Европой.

Что касается России, то бизнес там стартовал всего 30 лет назад. Тогда каждый мог приобрести грузовик и зарабатывать перевозками, эффективность не была большой проблемой. Сегодня клиенты эволюционировали и понимают, как важно инвестировать, чтобы выжить, а порог входа в бизнес стал намного выше. Транспортные компании уже не основывают с нуля, а обычно приходят из другого бизнеса, который консолидируется. Нестабильные компании поменьше рано или поздно окажутся вовлечены в консолидацию. Это естественное развитие, в результате которого рынок в России стабилизируется.

Константин Кравченко, начальник отдела решений для тяжелых отраслей промышленности ООО «Скания-Русь»

Константин Кравченко

– Как вы оцениваете объем рынка лесовозной техники в России и долю компании на нем?

– По итогам 2020 года, в этот сегмент было отгружено 1000–1100 машин. Безусловным лидером тут является полноприводный КамАЗ-43118 на односкатной ошиновке. Этот сортиментовоз используется на коротком плече – для вывоза леса с труднодоступных делянок.

Но концепция вывозки древесины постепенно меняется. Строятся качественные технологические дороги, увеличивается расстояние вывозки, растет объем перевозимого сортимента, поэтому отечественную технику постепенно заменяют автомобилями европейских производителей. Рынок все больше уходит в разнообразные технические решения, чтобы машина не простаивала, необходим коэффициент технической готовности выше 0,9.

Scania, безусловно, является одним из лидеров сегмента, если судить по регистрациям 2020 года, и мы довольно уверенно растем. В сложном 2020 году достигли определенного успеха, продав больше 170 машин, на 2021 год план больше.

Надо отметить, что после зимы 2019/2020 годов резко выросли продажи самосвалов для клиентов из лесозаготовительной отрасли. Теплая зима показала необходимость подготовки качественной инфраструктуры, а хорошие лесные дороги – это не просто возможность вывозки, а еще и экономия топлива, и хорошее техническое состояние парка, и безопасность, так что мы рады, что рынок поворачивается в эту сторону и развивается.

– Сейчас в отрасли отмечается большой интерес к переработке низкосортной древесины. А спрос, например, на вашу щеповозную технику растет?

– Да, безусловно, на следующий год есть несколько интересных проектов, в том числе на альтернативном топливе. Когда можно будет открыто говорить, обязательно поделимся информацией.

– Как на ваших клиентах сказалась пандемия?

– Влияние пандемии коронавируса первыми ощутили наши партнеры в Сибири и на Дальнем Востоке. В силу географического положения они работают в основном с азиатскими странами. В Китае вспышка инфекции парализовала работу банковской системы, приостановила деятельность портовых и железнодорожных терминалов, которые не принимали уже отгруженную продукцию. Российские лесоперерабатывающие предприятия были вынуждены искать новые каналы сбыта как на локальном рынке, так и за рубежом, преимущественно в европейских странах и США.

В начале и середине 2020 года общая стагнация мировой экономики также не способствовала увеличению объемов лесозаготовки. Однако к концу года мир адаптировался к новым жизненным реалиям, и лесной кластер снова демонстрирует рост экономических показателей.

– А как на продажи лесовозов повлияет запрет экспорта круглого леса?

– По нашему мнению, это будет стимулировать компании инвестировать в оборудование и глубокую переработку, что положительно скажется на экономике лесного сегмента: новые предприятия, новые рабочие места. Подобные тенденции уже проявлялись в 2007–2009 годы, когда резко повысили вывозные пошлины. Мы видим в этом оздоровление сегмента, повышение его цивилизованности и качества работы, а следовательно, и потребности в высокоэффективной технике.

– Будут ли расти продажи подер­жанной техники в лесовозном сегменте при нынешних экономических условиях?

– Подержанной техникой Scania занимается с первых дней работы в России, и с 2018 года в формате отдельных центров техники с пробегом. Такой формат становится все важнее ввиду тенденции консолидации отрасли. Клиенты приобретают технику, учитывая определенный инвестиционный доход от продажи через несколько лет эксплуатации. Наши центры рассчитаны на продажу не только магистральной техники, но и самосвалов, лесовозов, прицепной техники.

– На конференции вы упомянули опытный лесовоз на газе. Какова его экономика?

– Использование машин на альтернативном топливе сегодня одна из наиболее ярких тенденций. Мы считаем, что создали первый в мире газовый лесовоз, поскольку, по моим данным, КамАЗ не производит такую машину, а больше некому. Две недели назад мы запустили этот лесовоз в Иркутской области, первый опыт использования положительный. Надеемся, это будет способствовать активному внедрению газомоторной лесовозной техники в других регионах России.

В моем сегменте есть горнодобывающее направление, и в «Алросе» почти год работает газовый тягач. Он пережил аномальные холода, и мы с интересом следим за ним. Электричество – наше общее будущее, и нам от него никуда не уйти. Однако пока, без тестов, непонятно, как поведет себя электромобиль с батареями будущего в Якутии – при –50°С. А газовый двигатель в таких условиях справляется, как и дизельный.

И для России, с ее запасами газа и политикой стимулирования его потребления, краткосрочная перспектива – это газомоторная техника. Интересен ее переход из таких традиционных газомоторных сегментов, как магистральные перевозки, мусоровозы, автобусы, в тяжелые сегменты.

– А каковы среднесрочные перспективы электротехники в России после развития газомоторного сегмента?

– Рынок уже готов. У нас есть даже шорт-лист клиентов, которые согласны пробовать. У электрического автомобиля два врага: жара и холод, – поэтому в планах нашего завода протестировать эту технику в экстремальных условиях. Scania – один из лидеров по электротранспорту, в сегмент вкладываются большие деньги. Как только у нас появится решение, которое можно тестировать в России, сразу сообщим. Индустрия очень сильно меняется, и наша компания в центре этих изменений.

– Какие регионы России преобладают в продажах и где самый динамичный рост?

– Если на данные Росстата о лесозаготовке по регионам наложить наши продажи лесовозной техники, они совпадут. Лидируют Восточная Сибирь, Северо-Запад и Дальний Восток. Там нужны разные транспортные решения и сервисная поддержка.

– Какие регионы самые сложные в плане транспортных решений? Как техника показала себя в России, где сложные природные условия и проблемы с лесными дорогами?

– Наиболее сложные условия эксплуатации в Восточной Сибири. Резко континентальный климат с абсолютными перепадами температуры до 100° и разделенные большими расстояниями населенные пункты не дают права на ошибку. В таких условиях очень важна надежность техники и жизненно необходима поддержка партнеров, квалифицированных механиков. Развитая дилерская сеть в этих регионах позволяет нам добиваться высоких результатов в сегменте.

Scania – северная марка, и с адаптацией к климату у нас никогда не было проблем. А технику для российского бездорожья, наверное, не выпускает ни один производитель. Все мы знаем, какие иногда бывают лесовозные дороги, понятно, что это насилие над человеком, машиной и здравым смыслом. Конечно, наши машины работают и в таких условиях, экономическая целесо­образность заставляет приспособить их. Мы усиливаем и защищаем все компоненты, какие возможно, и в постоянном контакте с шинниками экспериментируем с резиной. У нас довольно большая доля продаж машин с полным приводом – и тягачей, и терминальных лесовозов 6 х 6.

Но максимальная экономическая эффективность от эксплуатации нашего транспорта достигается на твердых и сухих дорогах.

– Насколько важен для компании лесовозный сегмент российского рынка?

– У этого сегмента большой потенциал, как у прибыльного по сервису. Кроме того, он помогает нам развивать и поддерживать в стране дилерскую сеть, что тоже очень важно.

– На каких рынках, кроме России, лесовозная техника Scania занимает устойчивую позицию?

– В Латинской Америке, прежде всего в Бразилии – это один из основных рынков для Scania. А также традиционно в Европе, включая Скандинавские страны.

– Работает ли в лесовозном сегменте программа лизинга?

– Лизинг в чистом виде действует, что касается операционного лизинга, надо посмотреть, как он себя покажет для магистральной техники. Мы должны собрать информацию, понять, как развивать этот продукт. В свое время так было с газомоторной техникой и сервисными контрактами: сначала только тягачи 4 х 2 с рядом ограничений, а затем самосвалы, лесовозы и так далее.

– Есть ли примеры использования программы подбора техники Sport Go в лесопромышленном секторе?

– Да, Sport Go – предложение, «заточенное» под потребности клиента, это всегда комбинация правильно подобранной спецификации с нужными клиенту двигателем и коробкой. Как кубики, к нему подключаются сервисные контракты, телематика, и получается индивидуальный продукт. С 2018 года это стандарт нашей работы во всех сегментах, и с каждым годом базовых машин все меньше, хотя и стандартные модели уже укомплектованы под разные регионы. Сейчас большая часть лесовозных машин собирается для определенных клиентов, условий эксплуатации и даже маршрутов, с учетом уклонов. Более тонкая работа возможна, если позволяет время: когда крупные клиенты разыграли тендер, машины часто нужны еще вчера, и тогда важно, насколько точно мы угадали потребности клиента. 

Текст Кирилл Баранов