Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Регион номера

Как отличить фейк

Развенчиваем мифы об алтайских ленточных и приобских борах


ОТ РЕДАКЦИИ. Пресс-секретарь лесной холдинговой компании «Алтайлес» Ольга Лисица старается освещать в социальных сетях деятельность лесопромышленного сектора и переубеждать тех, кто считает, что защищать лес – это просто его не трогать. Ведь не трогать означает не только не рубить, но еще и не защищать, не спасать, не ухаживать. Как возникают лесные мифы и почему с ними нужно бороться – слово Ольге.


За семь лет работы в лесном хозяйстве с общественниками, экологами, представителями политических партий я много раз выезжала в лес по обращениям жителей, облетала уникальные ленточные боры на вертолете (чтобы своими глазами увидеть, какие они, а не получить представление по рассказам), общалась с экспертами из лесной и смежных отраслей – биологами, географами, орнитологами. И поняла: для людей, независимо от профессии и увлечений, лес – это что-то очень важное, даже сакральное. Лес ассоциируется с «корнями», детством, родителями, душой. Отсюда, наверное, и желание оставить леса нетронутыми.

Интересно, что многие трепетно относятся к «зеленым легким» и при этом не знают элементарных законов их жизни. Поэтому-то так легко подхватываются и разносятся по социальным сетям призывы «не рубить», «запретить хозяйственную деятельность», «изгнать лесопромышленников».

За время работы в «Алтайлесе» я ответила на сотни таких жалоб. И ни в одной никто не озаботился реальными проблемами алтайских лесов. А они есть. И от их решения зависит благополучие наших «зеленых легких». Но о таких проблемах почти никто не говорит.

Не знаю, как в других регионах, но в Алтайском крае слово «лесник» одно время было чуть ли не ругательным, фактически синонимом «варвар». Свой вклад в такое негативное отношение к представителям лесного хозяйства внесли псевдоэкологи (ни в коем случае не хочу обидеть профессиональных экологов), представители разных общественных организаций и даже СМИ, которые, не разобравшись в вопросе, сформировали стойкое общественное мнение: пользоваться древесиной – большой грех.

Я стала вести блог в Facebook и Instagram, посвященный развенчанию устоявшихся мифов о лесе. Часто такая информация производит эффект разорвавшейся бомбы – настолько люди привыкли верить искаженным фактам. Предлагаю вниманию читателей 10 основных заблуждений относительно алтайских лесов с опровержением и аргументацией, понятной даже не специалисту по лесному хозяйству. Возможно, мой опыт пригодится коллегам из лесопромышленных компаний.

Миф 1: Лес рубить нельзя, пусть растет сам по себе.

На самом деле: Лес можно и нужно рубить. Если этого не делать, он погибнет.

В естественных условиях сосновый лес обновляется после пожара, ветровала, бурелома, поражения вредителями, болезнями. Как правило, такие природные явления отмечаются, когда лес стареет и начинает погибать. Например, в 2016 году ленточный бор мог исчезнуть из-за нашествия сосновой совки, уничтожающей хвою. Самостоятельно он восстановился бы через 100–200 лет. Лесоводы приняли меры по борьбе с сосновой совкой и спасли лес от гибели.

Аналогичная ситуация с лесными пожарами. Без системы охраны лес будет периодически гореть и восстанавливаться только через 100–200 лет. Кстати, в Музее леса даже представлены записи местных жителей начала XX века, свидетельствовавших, что ленточный бор сгорал приблизительно раз в 100 лет. Причиной уже тогда называли старение леса. С точки зрения природы эти факторы оказывают положительный эффект, так как леса могут обновиться, только погибнув. Но нас это не устраивает. Мы не хотим жить без леса так долго, поэтому регулируем замену старых деревьев молодыми с помощью научно обоснованных выборочных рубок.

Миф 2: Лес стали рубить больше, чем прежде.

На самом деле: Уже 20 лет объем заготовки не меняется.

Объемы разрешенных рубок зависят от многих факторов (возрастной структуры леса, лесных пожаров, болезней, распространения вредителей и др.). В последние годы лесозаготовки не увеличивались. В Алтайском крае при допустимом объеме изъятия древесины 6,5 млн м3 в год изымаются только 2,5 млн м3. Это доказывает, что рубят в регионе гораздо меньше, чем разрешено.

Миф 3: Ленточные боры варварски уничтожаются – идет промышленная заготовка леса, сплошная рубка.

На самом деле: Площадь ленточных боров ежегодно увеличивается – достаточно посмотреть, как прирастают кромки лесов в стороны от лент. Это результат мероприятий по охране лесов от пожаров и сокращения антропогенного использования земель, примыкающих к лесам. Сплошные (иначе промышленные) рубки в ленточных борах не ведутся – только выборочные, направленные на омоложение лесов, формирование нового поколения, поддержание пожарной и санитарной безопасности. За последние 10 лет площадь ленточных боров увеличилась на 50 тыс. га – это примерно территория Новосибирска.

Миф 4: Лесозаготовители уничтожают леса.

На самом деле: Цель лесозаготовителей – прежде всего омоложение лесов, «уборка» старых, перестойных, больных и аварийных деревьев. Это их профессиональная обязанность.

Работники предприятий лесного комплекса одеты в фирменную одежду, работают днем, с соблюдением правил (устанавливают специальный вагончик, развешивают предупреждающие таблички о валке леса). Это профессиональные лесозаготовители. «Черные лесорубы» или незаконные лесозаготовители действуют без соблюдения элементарных норм и правил, продают древесину без разрешительных документов, не платят налогов. Они действительно наносят вред природе. При подозрении на незаконную рубку, следует сообщить в ближайший отдел полиции.

Миф 5: Рубят где хотят и сколько хотят. И невозможно проверить, куда идут деньги, полученные от заготовки древесины.

На самом деле: Предприятия лесного комплекса, работающие в соответствии с законом, заготавливают древесину только на выделенных государством участках в строго установленных объемах. Такие компании платят налоги в бюджетные и внебюджетные фонды, их работники получают «белую» заработную плату и социальный пакет.

Опасность представляют «черные лесорубы», которые незаконно заготавливают древесину, распиливают ее на мелких пилорамах и продают населению. Их деятельность наносит и экологический, и экономический ущерб.

Миф 6: Уверяют, что рубят старый, больной лес, а вывозят молодую древесину.

На самом деле: Отличить старое дерево от молодого на глаз по диаметру ствола невозможно. Если ствол тонкий, это не значит, что дерево молодое. При неблагоприятных условиях роста тонкое дерево бывает старше толстого. Такой древесины довольно много. Также следует учитывать, какие части ствола вы видите – верхняя часть всегда намного тоньше комля.

Миф 7: Лесовозы везут круглую древесину – наш лес отправляют неизвестно куда.

На самом деле: Лесовозы доставляют древесину на заводы, где из нее производят пиломатериалы, погонажные изделия, окна, двери, комплекты домов, биотопливо и другую продукцию.

В Алтайском крае организована глубокая переработка древесины. Более 80% заготавливаемого объема перерабатывается на заводах и продается в виде готовой продукции.

Миф 8: Построили Павловский ДОК – теперь весь лес вырубят.

На самом деле: Павловский ДОК – это предприятие по утилизации щепы и низкокачественной древесины, неизбежно образующихся при заготовке и переработке древесины. Дополнительных заготовок леса для работы ДОКа не требуется. В технологическом процессе комбината не используется деловая древесина, но она может находиться на его территории, так как здесь расположен перевалочный пункт. Отсюда древесину развозят по заводам в зависимости от вида выпускаемой продукции.

Миф 9: Лесозаготовители повреждают напочвенный покров, нарушают места обитания растений и животных, после них остаются голые поляны.

На самом деле: Научные исследования подтверждают: после проведения плановых выборочных рубок минерализация поверхности почвы и возобновление насаждений сосны ускоряются, увеличиваются популяции растений и животных. Там, где работают лесозаготовительные бригады предприятий лесного комплекса, соблюдаются все правила, установленные законом, за нарушения предусмотрены большие штрафы. После рубки, как и после естественного природного пожара или бурелома, лесной участок остается неприглядным. Это нормально. Деревья, на которых есть дупла или гнезда, не назначают в рубку, вокруг них организуют буферную зону. Весной, в период гнездования некоторых видов, вводится мораторий на заготовку древесины.

Миф 10: В интернете много фото и видеороликов, подтверждающих варварские рубки.

На самом деле: При изучении выясняется, что фото/видео сделаны не в Алтайском крае. Иногда происхождение таких материалов невозможно установить. Также на фото могут быть лесные участки, пройденные лесным пожаром или вырубленные «черными лесорубами». Как правило, к работе законных лесопользователей такие фото- и видеоматериалы не имеют отношения. 

Текст Ольга Лисица, «Алтайлес»

Другие статьи рубрики Регион номера: Алтайский край

Обзоры ЛПК регионов России