Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Федеральный проект «Сохранение лесов» пока лучше реализуется на бумаге, чем в лесу

Планировалось, что реализация национального проекта «Экология» позволит обеспечить «баланс выбытия и воспроизводства лесов в соотношении 100% к 2024 году». Таким образом должна быть достигнута поставленная президентом России цель – «сохранение лесов, в том числе на основе их воспроизводства, на всех участках вырубленных и погибших лесных насаждений».

В нацпроекте «Экология», в разделе «Сохранение лесов страны в целях обеспечения комфортной и безопасной среды для жителей Российской Федерации», указаны два ключевых показателя: лесистость территорий Российской Федерации и поглощение лесами углерода. Лесистость территории должна к 2024 году вырасти с базовых 46,4 до 46,5%. Поглощение лесами углерода – увеличиться с 600 млн до 610 млн т. По информации проектного офиса, показатели федерального проекта «Сохранение лесов» национального проекта «Экология» в 2019–2020 годах, а также по итогам трех кварталов 2021 года достигнуты, некоторые превышены.

Так, в 2020 году отношение площади лесовосстановления и лесоразведения к площади вырубленных и погибших лесных насаждений составило 92,1% вместо запланированных 72,8%. Площадь лесовосстановления и лесоразведения по итогам 2020 года достигла 1158 тыс. га вместо запланированных 1100 тыс. га. Ущерб от лесных пожаров в 2020 году составил 11,5 млрд руб. вместо ожидаемых 18 млрд рублей.

Для работ по лесовосстановлению было закуплено более 1 тыс. единиц лесохозяйственной техники и оборудования на сумму 650 млн руб. Проводилось техническое переоснащение лесопожарных формирований. Регионам было выделено на закупку лесопожарной техники и оборудования более 3,2 млрд руб., на эти средства региональные парки пополнены более чем на 9 тыс. единиц. По итогам первого полугодия 2021 года лесовосстановительные работы в стране были выполнены на площади 279 тыс. га, это около четверти запланированного на год объема и на 16 тыс. га больше, чем на аналогичную дату прошлого года.

Что необходимо предпринять, чтобы леса России стали реальным инструментом влияния на климатические изменения? Увеличение поглощения лесами парниковых газов и предотвращение эмиссии нужно рассматривать с разных точек зрения.

Малонарушенные лесные территории – природное хранилище парниковых газов или место, где лес «гниет и пропадает»?

Наиболее действенным инструментом для предотвращения эмиссии парниковых газов является сохранение естественных, малонарушенных хозяйственной деятельностью лесов, особенно крупных массивов, которые меньше затрагиваются краевыми эффектами и в которых лесные экосистемы не утратили способности к самоподдержанию в течение неопределенно долгого времени.

Леса поглощают углекислый газ в процессе фотосинтеза и связывают углерод в живой и неживой растительной материи. Основной сток углерода приходится на стволы крупных деревьев и лесную почву. Ранее считалось, что старовозрастные леса не играют роли в стоке углерода, а для того чтобы леса поглощали углерод, в них необходимо вести интенсивное хозяйство. Однако исследования убедительно показывают, что леса могут накапливать углерод столетиями. Нетто-баланс углерода, как правило, положительный в лесах возраст которых от 15 до 800 лет, и это без учета пула почвы, поглощающего и депонирующего основной объем углерода в бореальных и умеренных малонарушенных лесах. Согласно оценкам, живая биомасса и почвы этих лесов каждый год поглощают около 1,3 Гт углерода, что в пересчете составляет 10% стока углерода от всех экосистем Земли.

В бореальных лесах огромное количество заболоченных участков и участков с торфянистыми почвами. Торфяники занимают в бореальной зоне около 3,5 млн км2, в их торфе содержится от 250 до 455 Гт углерода. С окончания последнего оледенения торфяные болота Северного полушария стали нетто-стоками атмосферного углерода, но природные и антропогенные факторы, главным образом пожары, могут снижать их ценность в этом плане.

Углерод в бореальных лесах содержится в основном в верхних слоях почвы (около 60%) и в биомассе деревьев (около 40%), при рубке древесины, верховых пожарах, вызванных человеком, строительстве линейных объектов и других мероприятиях по хозяйственному освоению происходит эмиссия парниковых газов в весьма значительных объемах, которые в среднесрочной перспективе (до 40–50 лет) не могут быть компенсированы даже самым активным ростом молодых лесов на месте старовозрастных. Также необходимо учитывать, что примерно половина лесов России растут на мерзлотных почвах, при деградации которых в результате пожаров и хозяйственной деятельности выделяется метан – парниковый газ, по активности в четыре раза превосходящий углекислый газ.

Об эффективной борьбе с лесными пожарами, особенно в отдаленных районах, говорить не приходится, несмотря на закупленную в рамках реализации национального проекта технику, а попытки выделения и сохранения наиболее экологически ценных малонарушенных лесных территорий на федеральном уровне сталкиваются с непониманием Минприроды России и Рослесхоза. Хотя в Основах государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в Российской Федерации на период до 2030 года (2013) есть положения, предусматривающие создание лесов национального лесного наследия – «фонда лесов, не подлежащих хозяйственному освоению», за девять лет ни одного объекта национального лесного наследия так и не создано, а деятельность соответствующей рабочей группы при Рослесхозе никаких результатов не дала. Единичные, хотя и крупные массивы диких лесов сохраняются за счет FSC-сертификации, экологической ответственности бизнеса и поддержке региональных властей – хорошие примеры есть в Архангельской области и Республике Коми, на Дальнем Востоке. Но эти усилия сложно назвать комплексным и оперативным решением проблемы.

В связи с этим необходимо расширить цели федерального проекта «Сохранение лесов», добавить в него сохранение наиболее экологически ценных малонарушенных лесов, придание им охранного статуса (ООПТ или участок Национального лесного наследия), или тех, которые не осваиваются бизнесом на добровольных началах, например, в качестве выполнения требований добровольной лесной сертификации.

Кроме того, не стоит выдавать желаемое за действительное. Было бы очень приятно говорить, что посадка лесов – это вклад в поглощение углерода, и отчитываться тоннами углерода, поглощаемыми посадками. В реальности все сложнее.

Желаемое и действительное: какое отношение посадка леса имеет к поглощению углерода?

Рослесхоз и компании нелесного сектора, пытающиеся реализовать лесоклиматические проекты, рассматривают в качестве таковых восстановление лесов на вырубках, причем в качестве базовой линии принимается состояние участка после рубки, то есть когда огромные запасы углерода из почв и биомассы деревьев уже попали в атмосферу вследствие рубки и сжигания порубочных остатков, были вывезены из леса с заготовленной древесиной. По мнению специалистов, менее 10% заготовленной древесины и содержащегося в ней углерода «консервируется» в виде продукции с длительным сроком службы – строительных материалах, мебели, книгах. Обозначенная таким образом базовая линия – это лукавство.

Не секрет, что наиболее интенсивно в первые десятилетия после рубки или пожара накапливают углерод молодняки пионерных пород – осины и березы, которые вырастают на вырубках и гарях в таежной зоне естественно, без всяких мероприятий по лесовосстановлению. Подобное лесоводство выступает отличительной особенностью российского лесного сектора и преобладающей практикой, поэтому по определению считаться лесоклиматическим проектом не может.

Выращивание хозяйственно ценных пород на вырубках и гарях не является деятельностью, оптимальной для сохранение климата, по крайней мере в краткосрочной и среднесрочной перспективе, когда действия по сдерживанию климатических изменений наиболее важны. Тем не менее, это, конечно, не отменяет критическую важность создания лесных культур и качественных рубок ухода в молодняках для формирования насаждений хозяйственно ценных пород в максимально короткие сроки, минуя смену пород – это необходимо для постепенного преодоления в стране кризиса лесо­обеспечения лесозаготовительных и перерабатывающих предприятий и борьбы со взрывным ростом цен на продукцию лесопереработки. Однако не стоит выдавать такие работы за вклад в борьбу с климатическими изменениями, тем более что даже самое активное поглощение углерода молодняками в краткосрочной и среднесрочной перспективе не способно компенсировать выбросы парниковых газов в атмосферу из-за лесозаготовки или пожара, особенно при нарушении почвенного слоя, неизбежном при лесозаготовках и создании лесных культур.

Посадка лесов = восстановление лесов?

При разработке федерального проекта «Сохранение лесов» из виду упущены важнейшие факторы, которые обеспечивают достижение ряда его целевых показателей. В частности, заявляемые высочайшие темпы лесовосстановления сами по себе не означают ничего, так как в масштабах страны должный уход за молодняками не осуществляется. Формирование молодняков проходит от случая к случаю, по сути, идут естественные процессы лесовосстановления. В такой ситуации создание питомников, селекционно-генетических центров, проведение акций по посадке лесов не приносят ожидаемых результатов.

За редким исключением хозяйственно ценные посадки молодняков целевых пород невозможно сформировать без площадных рубок ухода. Согласно отчетам Рослесхоза, рубки ухода в молодняках проводятся ежегодно в объеме примерно 250 тыс. га, которого уже явно недостаточно при заявленной площади лесовосстановления 700–800 тыс. га в год. По моей оценке, рубки ухода в молодняках, дающие лесоводственный эффект, проходят не более чем на 10 тыс. га, а не 250 тыс. га, как заявлено в последней редакции госпрограммы «Развитие лесного хозяйства до 2030 года» и указывается в отчетах по национальному проекту.

Согласно официальным данным, 53,5–57% посадок лесных культур гибнут в первые пять лет после создания. На деле ситуация еще хуже. По оценкам специалистов, около 90% посадок гибнет, так как нет регулярного правильного ухода. Посадки в большинстве случаев либо гибнут через 10–20 лет после создания, либо формируют перегущенные, чрезвычайно опасные в пожарном отношении лесные участки. Все затраты на строительство и содержание питомников, посадку и имитацию уходов теряются, и лес восстанавливается естественным путем, через смену пород. Вместо акцента на заготовку семян, производство саженцев и посадки, стоит задуматься о перенаправлении части средств на обеспечение качественных уходов за посадками, которые сделаны 5–15 лет назад. Это позволит не только значительно сэкономить средства, но и добиться реальных результатов для повышения продуктивности лесов.

Пока же в лесовосстановлении и лесоразведении по-прежнему отсутствуют независимо проверяемые показатели, по которым можно было бы оценить качество проведенных работ. Без введения таких показателей реализация данного федерального проекта (в части лесовосстановления и лесоразведения) является освоением средств, которое не приведет к значимому увеличению ни площади, ни качества лесов.

Везде ли нужно сажать ель и сосну?

Несмотря на существенное увеличение бюджетного финансирования на борьбу с пожарами в последние годы, в том числе в рамках федерального проекта «Сохранение лесов» национального проекта «Экология», общая площадь лесных пожаров в стране в 2017–2021 годах увеличивается. Надо признать, что проблема состоит не только в отсутствии средств и управленческих провалах, но и в отсутствии учета фактора изменений климата при ведении лесного хозяйства. Рост общей площади лесных пожаров в России в условиях существенного увеличения финансирования обусловлен не имеющей никакого смысла в современных условиях практикой тотального лесовосстановления с использованием высокогоримых хвойных монокультур. Необходимо учитывать, что скорость прироста и увеличения запаса лиственных насаждений выше, чем хвойных монокультур, а их горимость – существенно ниже. Всегда ли стоит восстанавливать елью и сосной, например, защитные леса, в которых не планируется промышленная заготовка древесины? Почему так редко создаются культуры дуба, смешанные и подпологовые культуры? Ответ прост: сажают как дешевле, тем посадочным материалом, который есть в питомнике, и отчитываются площадями посадок, а не площадями созданных высокопродуктивных лесов.

Можно ли бороться с лесными пожарами не только путем закупки лесопожарной техники? Конечно, хотя это не так эффективно, как закупка самолетов-танкеров. Главная причина пожаров – человек, его хозяйственная деятельность. Помимо уже упомянутых посадок смешанных лесных культур, необходимо всячески снижать вероятность возникновения пожаров из-за перехода огня с мест сжигания порубочных остатков на стены леса. За исключением строго определенных отдельных случаев, сжигание порубочных остатков в пожароопасный период необходимо законодательно исключить из практики лесопользования.

Необходимо также отметить, что сокращение темпов освоения малонарушенных лесов позволит резко снизить риск возникновения в них лесных пожаров.

Выводы и предложения

Предлагаю установить количественные целевые показатели лесовосстановления по породному составу и полноте (густоте) формируемых посадкой и рубками ухода насаждений. После рубки ухода в молодняках в составе насаждения не менее половины деревьев должны быть целевой породы, а густота насаждения не должна превышать 5 тыс. деревьев на один гектар. Сейчас такой подход принят для оценки качества работ лесопользователей, леса которых сертифицированы по стандарту Лесного попечительского совета (FSC).

Площадь качественных площадных рубок ухода должна как минимум вдвое превышать площадь создаваемых лесных культур (лесные культуры, помимо агроухода, требуют как минимум осветления и прочистки).

В части показателей ухода за молодыми посадками органам управления лесами рекомендуется запретить имитационные коридорные рубки ухода, которые проводятся для отчетности и не дают лесоводственного эффекта. На базе учебно-опытных лесхозов при профильных учебных заведениях следует создать примеры качественных рубок ухода в молодняках и других лесоводственных мероприятий. Вместо упора на заготовку семян, производство саженцев и посадки нужно рассмотреть вопрос о перенаправлении части средств на обеспечение качественных уходов за посадками, сделанными 5–15 лет назад. Это позволит не только значительно сэкономить средства, но и добиться реальных результатов.

Важная общественно значимая задача – обеспечение открытости информации. Следует публиковать в открытом доступе на едином портале информацию об участках, на которых в рамках федерального проекта «Сохранение лесов» проводится посадка леса и уход за лесами с географическими привязками для обеспечения государственного и общественного контроля. 

Текст Николай Шматков