Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Персона

Андрей Тихомиров: «Экспорт на европейские рынки восстановится за полгода»

Директор Союза участников пеллетного рынка о зарубежных поставках, отечественной сертификации и господдержке

15–16 марта в Санкт-Петербурге прошли мероприятия ежегодного Биотопливного конгресса. Самую активную полемику вызвали вопросы развития рынка древесных пеллет. Разумеется, всех участников остро беспокоят проблемы отрасли, возникшие в результате санкционных и иных ограничений последнего времени. Это экспорт, запчасти, субсидии…

Одним из партнеров конгресса выступил Союз участников пеллетного рынка (СУПР). Его директор предположил, чего ожидать экспортерам гранул в ближайшие полгода, и объяснил преимущества вступления в СУПР.

Как дальше жить будем

Андрей Тихомиров
Название

Европа – основной потребитель российских пеллет. В 2021 году туда отправлено 90% общего экспортного объема, составляющего 2,4 млн т. В 2022 году российские производители ожидали роста экспорта, но после 24 февраля крайне осложнилась логистика морского пути, на который приходилась большая часть перевозок. Транспортировка пеллет из России в Европу подорожала с €60 до 150 и больше.

Ранее транспорта хватало, для того чтобы экспортировать 2,5 млн т пеллет в год, но сегодня возможности не превышают 500 тыс. т наземным транспортом, отчасти железнодорожным, где ширина колеи совпадает с российской, и получатели готовы принимать вагоны. В ближайшей перспективе стоимость пеллет на экспорт снизится, потому что покупатели будут вынуждены брать на себя риск, связанный с транспортировкой (придется делать скидку, чтобы увеличилась доля перевозчиков в цене). В России из-за проблем с вывозом возникнет переизбыток предложения гранул и спрос постепенно будет снижаться.

В среднесрочной перспективе аналитики СУПР ожидают возобновления контейнерного сообщения. Пока европейцы раздумывают, их место могут занять китайские перевозчики, у которых тоже есть перевалка в европейских портах. СУПР ожидает, что это произойдет в мае или немного позже.

В Европе цена на пеллеты растет и пробивает исторический максимум. Плюс 30–40% к уровню прошлого года. В розницу частный потребитель платит почти €500 за тонну.

До сих пор статистика показывала парадоксальную картину, в которой цены на электроэнергию, газ или уголь не коррелировали со стоимостью пеллет. Гранулы всегда были в отдельной категории. Изменение цены было связано скорее с условиями спроса, конъюнктурой рынка, действиями других мировых производителей. Пеллеты никогда не отыгрывали повышение цен на энергоносители, но сейчас, вероятно, отыграют.

К тому же европейские производители древесных гранул работают на пределе сырьевой базы. Например, Германия три года перерабатывала низкосортную древесину, атакованную жуком-короедом, но она закончилась, и, если не появится еще один вредитель, сырья для пеллет не хватит. Европейцы могут увеличить объем производства на 5%, «в прыжке», может, на 15%. Для информации, весь мир производит около 42–45 млн т пеллет в год, и этого количества стабильно не хватает. Разница между спросом и предложением составляет около 7%, то есть чуть больше 3 млн тонн.

В России же, по оценкам СУПР, достаточно сырья, чтобы в год производить 7 млн т пеллет, не залезая глубоко в переработку.

Дефицит, который возникнет на пеллетном рынке Европы после ухода России, закрыть будет нечем. Часть произведенных гранул заберет и перепродаст в Европу Прибалтика, как в свое время Белоруссия поставляла в РФ креветки. Однако 2,5 млн, а тем более 3,5 млн т гранул так просто не вывезти. В среднесрочной и долгосрочной перспективе, цены, несомненно, вырастут.

«Если пытаться прогнозировать, мое предположение простое, – поясняет директор СУПР. – Эмбарго на поставки из России приведет к недостатку биотоплива на рынке. Учитывая, что потребление пеллет в Европе и мире неуклонно растет, а страны-производители, наши конкуренты, не располагают достаточной сырьевой базой, чтобы кратно увеличить объемы производства, рано или поздно возникнет дефицит и единственным источником пеллет окажется Россия».

Что делать компаниям в неизбежный переходный период – большой вопрос. Наиболее правильным стратегическим ходом было бы сдерживание производства, переход на менее интенсивный режим и накопление объема, если есть возможность, чтобы было что вывозить, когда «развиднеется». Ведь «в моменте» цена, увы, будет падать ввиду отсутствия экспорта.

Нужно увеличивать потребление на внутреннем рынке

«Может сложиться впечатление, что основное направление деятельности СУПР – экспорт, – продолжает Андрей Тихомиров. – Но это не так. Мы продвигаем пеллеты на внутреннем рынке, однако это непростая задача, поскольку нет культуры потребления современного древесного биотоплива.

Вообще, СУПР к внутреннему рынку относится с настороженностью, и это неудивительно. Точно оценить, что на нем происходит, невозможно. В индустриальной сфере, где есть учет, пеллеты практически не используют. Рынок частного потребления находится в “серой” зоне. В стране нет супермаркетов или магазинов, где продают только пеллеты. Торговые сети реализуют по накладным небольшой объем, а сколько продается на других ресурсах, объективно оценить нельзя. Как правило, это случайные покупки.

По оценкам СУПР, в России ежегодно потребляют около 170 тыс. т пеллет. Или 5% всего отечественного производства, которое оценивают в 3,5 млн т. Если годовой экспортный объем одномоментно вывалить на внутренний рынок, то теоретически потребителю его хватило бы на 20 лет.

Для повышения спроса на древесные гранулы на внутреннем рынке СУПР предлагает больше внимания уделять информированию. Необходимо объяснять населению, что пеллеты – это альтернатива углю и газу. Кроме того, мы планируем налаживать контакты с производителями котельного оборудования и региональными угольными котельными, в которых можно частично заменить уголь пеллетами. Хороший пример – Республика Коми, где активно переводят муниципальные котельные на биотопливо».

Отечественная сертификация вместо европейской?

Сертификация экспортных пеллет не менее сложный вопрос, чем логистика. Европейские потребители-частники закупают гранулы, преимущественно сертифицированные по схеме ENplus. В начале марта Европейский пеллетный союз предупредил, что его работа в России может «встать на паузу». Ситуация настолько серьезная, что за сохранение ENplus на российском рынке плечом к плечу выступили две организации: Союз участников пеллетного рынка и Российский пеллетный союз.

«К сожалению, Европейским пеллетным союзом управляют идеологически выдержанные товарищи, и 15 марта, вечером, пришло официальное уведомление о том, что действие сертификатов ENplus российских производителей приостановлено на неопределенный срок. Под удар попали 47 заводов, и отменить решение в ближайшее время, очевидно, не удастся, – говорит Андрей. – Тем не менее СУПР хочет добиться от европейских коллег ответа на несколько интригующих вопросов. Что делать с теми гранулами, которые уже произведены и упакованы? Запрещено их продавать как сертифицированные по ENplus или нет? Что делать с упаковочным полотном, маркированным ENplus? Как быть с объемами, которые уже в пути, – разворачивать или не разворачивать? В частности, если в Евросоюз ваш пакет приходит с маркировкой ENplus, а на сайте организации ENplus вы в подвешенном состоянии? Ждем с нетерпением…

Конечно, на ENplus свет клином не сошелся. Это вообще вещь в себе. С каждой экспортируемой с сертификатом ENplus тонны на счет организации-сертификатора уходит 15 евроцентов. Логика вроде бы такая: если сертифицированные пеллеты все-таки "кривые" и из-за них остановится или сломается котел, то из этих сборов возместят расходы потребителя. Казалось бы, и потребитель в безопасности, и поставщик весь в белом. Только не припомню случая, чтобы этими деньгами кто-то воспользовался, хотя собирать их, естественно, не забывали. И получается, что единственная польза отчисляемых евроцентов выливалась в ежегодные отчеты и презентации с парой слайдов.

Ряд стран к наличию или отсутствию ENplus равнодушны. Например, в Греции пеллеты продаются без сертификатов, и никто о них не спрашивает. Так можно было бы сказать и про Данию, если бы не ее политическая позиция. Продолжают покупать финны и прибалты. Последние грамотно используют то обстоятельство, что российские пеллеты до сих пор недооценены. Европейцы относятся к ним с подозрением, несмотря на качество и сертификаты, и берут только со скидкой. После фасовки наши гранулы волшебным образом превращаются в европейские и мгновенно подрастают в цене, а дисконт растворяется в Прибалтике.

Союз участников пеллетного рынка считает, что необходима отечественная сертификация. Но не потому, что со знаком ENplus или FSC гранулы становятся дороже и получают (или получали до недавнего времени) нужный для продажи в Европу «пропуск», дело в том, что сертификация предполагает культуру производства и определенные технологические процессы, за счет которых качество продукта становится стабильным.

Строить сертификацию на ГОСТе, к сожалению, невозможно, поскольку в нем не прописаны механизмы ее работы. Нужно взять все лучшее от европейских сертификационных систем и отмести не применявшееся на практике. Российские производители по своему опыту знают, что там не работало и как именно. Авторитет российского аттестата сформируется с годами, если бы его создали лет пять назад, то сегодня он как минимум был бы на слуху».

Андрей рассматривает отечественный сертификат как универсальный документ. На внутреннем рынке он применяется точно так же. «Говорят, что покупатель голосует рублем. Если пеллеты низкого качества, то в следующий раз такие – от этого производителя, с этой этикеткой – он не купит. Да, это так работает, но и система нужна. Производитель должен понимать, как процесс строится и как его поддерживать. СУПР совместно с Минпромторгом уже прорабатывает концепцию сертификации, которая бы использовалась на деле. Я считаю, что отечественная сертификация необходима. По крайней мере, нам ее не отменят в один день», – пояснил он.

Чем помогут СУПР и государство

Союз участников пеллетного рынка – первая ассоциация в отрасли, создана в 2019 году. Ее учредители, предприниматели из пеллетной отрасли, изначально были нацелены на такую организацию, которая не подыгрывала бы никому из своих, а участники получали преференции не от членства в ней, а от развития отрасли. Тем самым были заинтересованы в ее прогрессе. На данный момент из 45 активных участников половина – заводы-производители.

Пеллетная индустрия в стране по-прежнему разрозненная, мало кто понимает, что происходит на рынке. Те, кто производит гранулы, не общаются с теми, кто их продает и потребляет. Для того чтобы получить полную картину, в союзе объединили три категории участников: производителей, сервис-провайдеров (компании, которые оказывают участникам отрасли логистические, сертификационные или инжиниринговые услуги) и трейдеров.

В 2022 году СУПР запускает новые направления: перезагружает технический департамент и открывает департамент Government Relations (GR), с тем чтобы законы были ближе к реальности и работали на благо отрасли.

Задача технического департамента – создание базы знаний, которая позволит начинающим производителям использовать готовые технические решения, от подготовки сырья до упаковки. Перечни оборудования помогут зайти на рынок новичкам, место для них еще есть.

Департамент GR нацелен на работу с Минпромторгом, с администрациями областей и федеральных субъектов, с исполнительной властью. На обращение союза отреагируют с большей вероятностью, чем на обращение одного завода. Так, например, в августе 2020 года удалось вернуть код ТНВЭД на пеллеты в перечень продукции для получения господдержки, чтобы транспортная субсидия распространялась и на них.

По вопросам субсидий и другой помощи от государства СУПР сотрудничает с Российским экспортным центром. Мало кто понимает, как работают механизмы господдержки, поэтому союз намерен проводить образцово-показательные акции на примере своих резидентов. Цель – продемонстрировать, как помогает та или иная мера, как применяется и что может дать тому или иному предприятию отрасли.

Российский экспортный центр (РЭЦ) предлагает консультационные информационные услуги, обучение в школе экспорта и субсидии для российских компаний-экспортеров. РЭЦ имеет представительства в 11 странах и помогает компаниям выходить на эти рынки. Для российских предпринимателей услуги бесплатные.

«Многие компании по непонятным причинам считают, что им субсидии ни за что не получить, и поэтому не подают заявки. Напрасно, необходимо регистрироваться в программах господдержки!

Обратиться в РЭЦ за консультациями и услугами может любая компания, как напрямую, так и с помощью союза. Ведь гораздо лучше, когда тебя поддерживают единомышленники, когда есть организация, участники которой поделятся не только успешным, но и не очень успешным опытом. Еще неизвестно, какой больше поможет адаптироваться к реальности», – считает Андрей Тихомиров. 

Текст Роман Иванов