Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Биоэнергетика

Малый бизнес в эпоху больших перемен

По мнению эксперта, пеллетная отрасль не нуждается в дотациях

Пока экспортеры пеллет в Европу поставили отгрузку на паузу, малые предприятия, работающие на внутренний рынок, продолжают производить гранулы. Первые мыслят тысячами тонн и говорят, что удержаться на рынке можно только при помощи субсидий. Вторые продают пеллеты в 15-килограммовых пакетах и очень редко пользуются дотациями.

«Пусть государство поможет людям купить котлы, а уж мы как-нибудь сами», – говорят они. При этом скептически относятся к сертификации и считают, что ее заменяют сарафанное радио и личный опыт покупателя.

Своим мнением о внутреннем биотопливном рынке, важности сервиса и господдержке поделился директор компании «УралБиоТерм» Артем Рявкин

Производство и потребление

Компания «Уралбиотерм» выпускает топливные гранулы в г. Серов, на севере Свердловской области. Объем производства до 1000 т в месяц, все, что произвели, продаем, и еще не хватает. С экспортом дела не имеем, на 100% работаем на внутреннем рынке, в «домашнем» Уральском регионе. Это Свердловская, Челябинская, Курганская области, часть Пермского края, часть ХМАО/ЯНАО. Цены и рентабельность здесь, конечно, другие, но зато везти далеко не надо.

Пеллетчиков на Урале много, точно сосчитать невозможно. По большей части мелкие производители. У некоторых более или менее крупная лесопереработка, и они пытаются самостоятельно решить проблему с отходами. Для них пеллеты просто побочный бизнес, причем сравнительно низкорентабельный. Пилить и отправлять доску проще и выгоднее.

Есть и те, кто производит только пеллеты. Но оборудование недешевое, и, чтобы сэкономить, предприниматели организуют маленькие производства. Маржинальность меньше, но и порог входа ниже. Поставил линию, делаешь тонну в час (это не самая низкая, но самая распространенная производительность), получается, дай бог, 200 т в месяц. А частный дом площадью 200 м2 потребляет примерно 10 т в год. За вычетом теплого периода получается примерно 50–100 кг в сутки (это если очень грубо оценивать, потому что потребление зависит от котла, качества гранул и температуры в доме и снаружи). Тем не менее клиенты однозначно говорят, что централизованное отопление дороже.

В сравнении с экспортными объемами мы производим очень мало. Просто находимся в таком труднодоступном регионе, что к нам чужие пеллеты не завозят, потому что это экономически не выгодно, и нам их вывезти тяжело. Словно на острове обитаем, и для своего края мы крупные производители.

Производств вроде нашего не более пяти на весь регион, и все сконцентрированы в одном месте, на севере Свердловской области.

Потенциал потребления гранул в регионе высокий. И это понятно, потому что, например, в Кургане нет альтернативы углю: ни газа, ни лесопереработки с древесными отходами, которые можно пустить на топливо. Плюс самая дорогая в стране электроэнергия. Встречаются агропеллеты из шелухи гречи и тому подобного сырья – от них много отходов, золы, и котел приходится чаще чистить. Но даже их разбирают.

В Свердловской области, ХМАО/ЯНАО хватает мест без газификации. А даже если в населенном пункте есть газовая магистраль, то к дому нужно протянуть трубу, завести ее в отдельное помещение и установить там газовое оборудование. Кто будет строить, за какие деньги – это не регламентируется. Сколько будет окупаться – непонятно. Так что спрос на гранулы есть.

Клиенты и сервис

Наши основные клиенты – это не частные домохозяйства, а малый и даже средний бизнес, например, предприятия автосервиса, на которых установлены биотопливные котлы. Они забирают 40% наших пеллет.

На втором месте объекты ЖКХ. Есть муниципальный клиент, у которого несколько своих котельных. Отдаем в одни руки, дальше в каждую сам развозит. Общее потребление примерно 100 т в неделю в пиковые нагрузки. На него тоже приходится примерно 40% производимого объема.

Что интересно, это клиент из соседней области, больше 1000 км от нас. Я его спрашивал, какой смысл везти на такое расстояние. Ответил, что в муниципальной сфере важно быть уверенным в поставщике. Поставщиков вроде хватает, но готовых постоянно давать стабильный объем стабильного качества крайне мало.

Есть и индивидуальные клиенты, но стараемся с ними работать поменьше. Не потому, что не хотим, а потому, что не всегда можем обеспечить качественный сервис. Частникам гранулы нужны здесь и сейчас. Они звонят зимой с паническими запросами: «Хочу, чтобы пеллеты вчера привезли!» Если мы пообещаем, но не отгрузим, они замерзнут... На мой взгляд, снабжение частников – отдельный бизнес, со своими особенностями, парком техники и специалистами.

Мы стараемся предоставлять клиентам сервис. А многие производители не «растут» только потому, что совсем о нем не думают. Например, если на пеллетном производстве случается поломка, а от этого никто не застрахован, то запросто говорят покупателю: «Я сломался, иди купи в другом месте». И их совершенно не волнует, что это удар по деловой репутации.

Мы на экстренный случай резервируем объемы, держим большой запас на складе. И до сих пор не получалось весь сезон его продержать. Все забирают, с колес отгружать не успеваем.

Что касается сертификации, мне непонятно, в чем ее польза. Сервис важнее сертификатов. Считаю, что в нашей отрасли это возможность заработать для тех, кто их продает. Качество гранул, которые мы производим, не зависит от сертификата, на него все равно никто не смотрит. Если человек купит пеллеты и они ему не понравятся, он запомнит этикетку и не возьмет повторно. Если его все устроило, продолжит покупать и другим посоветует.

Планы развития и помощь государства

У нас в разработке несколько планов. Например, по замене угля в котельных древесной щепой. В северных городах нашей области – Ивделе, Сосьве, Североуральске повышенная ставка за отопление. А еще там очень большой объем переработки леса, то есть отходов много. Перерабатывать их в пеллеты затратно, проще рубить в топливную щепу.

Щепу и производить гораздо дешевле, и гигакалория получается бюджетнее, чем на пеллетах, поскольку задействован минимум техпроцессов: ставим дробилку, измельчаем, потом развозим. Тут другая проблема – щепу не увезешь так далеко, как пеллеты. Щепа естественной влажности довольно тяжелая, объемная. Тем не менее развозить ее по котельным в радиусе 50 км рентабельно.

Есть планы по импортозамещению запчастей. В первую очередь матриц для грануляторов. Рано или поздно с этим вопросом столкнутся все производители, и мелкие, и крупные. Матриц высокого качества те же китайцы не выпускают, так что ищем поставщиков или тех, кто возьмется сделать.

Проектами занимаемся сами, никакой помощи не встречаем и, честно сказать, не ждем. Считаю, что ассоциации, созданные в отрасли, вряд ли могут помочь. Они считают, что внутреннего рынка нет, видят его как рудимент.

Внутренний рынок есть! Чтобы его стимулировать, надо производить и продавать котлы – на брикетах, на пеллетах, на щепе. Кстати, у нас на Урале производят очень приличные котлы. Например, в Полевском. В Челябинске есть несколько производителей, в Красноярске, да и вообще по стране их много.

Я считаю, что пеллетное производство – единственное направление в «нетрадиционной» энергетике, которому не нужны дотации.

Нам не дают денег как производителям. Потребителя не дотируют на покупку котла. Свои тысячи тонн мы производим и продаем на внутреннем рынке самостоятельно. И планируем увеличить мощности. Производство пеллет – это абсолютно экономически оправданная деятельность. 

Текст Роман Иванов