Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Мебельное производство

Импровизируй. Адаптируйся. Преодолевай!

21–22 июня в Санкт-Петербургской Торгово-промышленной палате прошел XIII Мебельный бизнес-форум. Целью мероприятия было ознакомление участников с актуальной ситуацией в российской мебельной индустрии.

19 докладов представили ситуацию комплексно: электронный маркетинг, аналитика импорта и экспорта, стратегии продвижения для офлайн-розницы и, конечно, производственная база. Ей была посвящена отдельная секция, на которой затронули вопросы оборудования, оснастки и умелых рабочих рук.

Мебельная индустрия вместе со всей российской экономикой переживает сложные времена. С одной стороны, возникают препятствия для бизнеса, но с другой – появляются новые возможности.

Модератор секции «Производство» руководитель PR-агентства MediaWood Ольга Рябинина сообщила, что в стране чуть больше 8 тыс. юрлиц и 15 тыс. индивидуальных предпринимателей. Это официальные данные Росстата и ЕГАИС, а сколько предприятий на самом деле – неизвестно. Но всем нужны станки, инструмент, фурнитура и опытные специалисты.

Мебельная отрасль сильно зависит от импорта, и сегодня ее волнуют следующие вопросы. Что будет с поставками европейского оборудования, запчастями и сервисом? Можно ли заменить программную часть? Будет ли возможность купить хороший инструмент? Чем заместить Blum и Hettich? И главное, кто будет со всем этим работать?

Прежде всего широкими мазками нарисуем общую картину. Посмотрим аналитику мебельного рынка и статистику мебельных продаж начала года.

«Кризис наступил, когда у мебельной розницы нет никакого запаса прочности»

Сергей Хитров
Сергей Хитров

С аналитикой недавнего прошлого и прогнозами на ближайшее будущее выступил Сергей Хитров, руководитель аналитической группы РБК «Исследования рынков».

Производство мебели в России в 2021 году поставило новый рекорд, достигнув 304 млрд руб. За 2022 год статистика есть только до апреля, но видно, что в I квартале объем производства вырос на 9% в связи с ажиотажным спросом в марте 2022 года. 24 февраля стало триггером, и люди бросились закрывать нереализованные потребности в товарах длительного пользования. В апреле динамика спроса сгладилась, темпы производства остались положительными, хотя и снизились до 8%. Это объясняется в первую очередь инерцией отрасли, которая не успевает выполнить все полученные заказы. Таким образом, краткосрочного негативного влияния мебельный сектор не испытал, но ожидается, что темпы развития производства станут отрицательными и будут снижаться до конца года. В целом в 2022 году в производственной сфере предполагается спад.

Розничные продажи в 2021 году (484 млрд руб.) остались на уровне 2020 года, рынок так и не восстановился после кризиса 2015–2016 годов. Сергей Хитров показал любопытный график изменения наценки розничных магазинов. Наценка понемногу росла с 2011 года (59%) до кризисного 2014 года (65%), а в 2016 году прыгнула до 83%. Тогда ритейлеры решили, что могут производить мало, но зарабатывать как раньше. Это не сработало, и наценку пришлось снижать, чтобы поддержать спрос на мебель. Она довольно динамично падала, пока в 2020 году не достигла «дна» в 22%, а в 2021 году отскочила до 26%. Аналитик признает, что методы расчета довольно спорные, реальные показатели выше.

Но тенденция выявлена точно и отражает проблемы в розничной торговле мебелью. У продавцов очень низкая маржинальность, положение неустойчивое, поскольку «запас прочности» минимальный. В этих условиях на рынке заметно обостряется конкуренция. Оставшихся мелких ритейлеров с рынка продолжает вытеснять сетевой бизнес. За пять лет (2015–2020) доля сетевых игроков в объеме мебельного рынка выросла с 55 до 75%!

Аналитики ожидают, что в 2022 году рынок «просядет» на 15–20%, причем каждый квартал будет хуже предыдущего. Но ситуацию в мебельной отрасли, как и в экономике России вообще, можно охарактеризовать словами спикера: «оказалась лучше, чем мы ожидали в феврале».

От глобальной аналитики перейдем к процессам, которые скрываются за цифрами и графиками.

«Рынок стал разношерстным»

Алексей Лопухин
Алексей Лопухин

Подробно о продажах в мебельном бизнесе рассказал Алексей Лопухин, основатель и генеральный директор компании «Мебель. Инвестиции. Ритейл».

По его мнению, в краткосрочной перспективе ситуация развивалась по обычному кризисному сценарию. Сразу после 24 февраля наблюдалась паника и затишье, а в марте начался бум продаж.

В такие моменты экономсегмент мебельного рынка всегда растет. Для продавцов он интересен тем, что предсказуемо востребован, пусть наценка в нем и низкая. Средний же и премиальный сегменты сильно зависят от ситуации на рынке. Особенностью нынешнего кризиса стал рост во всех сегментах.

Опираясь на релевантную статистическую выборку, господин Лопухин уверяет, что поведение покупателей зависело от размеров населенного пункта. В марте продажи в крупных городах резко выросли, а в малых, с населением 100–300 тыс. человек, ситуация практически не изменилась. В апреле же, когда прошел шок, мелкая розница в малых городах показала хорошую выручку, а вот в мегаполисах продажи просели на 50%. В мае экономсегмент в целом вернулся к динамике небольшого, но явного роста. А вот в среднем сегменте по-разному: у одних компаний минимум заказов, у других производство спланировано на несколько месяцев вперед.

В долгосрочной перспективе производителям и продавцам мебели придется менять обычные модели поведения, поскольку рынок будет сужаться, а экспорт осложнится, если вообще будет возможен. Крупные мебельные фабрики уже поняли это и ринулись развивать представительство на внутреннем рынке. В связи с этим спикер прогнозирует «золотое время» для розничных точек. Поставщики из федеральных компаний будут бороться за возможность сотрудничества, а владельцы магазинов смогут выбирать интересные условия.

Мебельным же фабрикам в большинстве нужна отстройка от собратьев по цеху. К примеру, при переговорах с точками продаж производители кухонь используют один набор аргументов. Фраза «у нас лучшее соотношение цены и качества» может равно относиться к кухням и за 400 тыс., и за 15 тыс. руб. Единственным осязаемым параметром становится цена, поэтому розница часто не понимает, чем одна фабрика лучше другой.

Нельзя забывать, что, кроме внутреннего рынка, есть внешний. Даже сейчас.

«Мир ждет нас»

Андрей Миронов
Андрей Миронов

«Контакты России с другими странами не только не прекратятся, но и будут развиваться», – подчеркнул руководитель представительства Российского экспортного центра (РЭЦ) в Санкт-Петербурге Андрей Миронов. РЭЦ готовится к запуску поддержки импорта: в течение полугода появится сервис поиска иностранных поставщиков материалов, комплектующих и оборудования.

«Экспортная деятельность представляет практически неограниченный рынок сбыта, который после 24 февраля разделился на две большие части: недружественные и дружественные страны. В дружественных странах проживает примерно 60–70% населения мира, и там ждут российских производителей и российскую продукцию», – заявил господин Миронов.

По данным спикера, с 25 февраля поток заявок на продвижение на рынках дружественных стран увеличился в разы. Продукция мебельной отрасли востребована в Казахстане, Узбекистане и Иране, устойчивый спрос на рынках третьих стран.

Россия готова помогать предпринимателям не только на внешнем рынке, но и на внутреннем.

Поддержка от государства

О том, что в меры господдержки, помимо денег, входят услуги и информация, участникам форума в очередной раз напомнили начальник управления развития промышленности и агропромышленного комплекса Комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга Даниил Кузьмин, председатель постоянной комиссии по промышленности, экономике и предпринимательству Законодательного собрания Санкт-Петербурга Ирина Иванова, вице-президент Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты Екатерина Лебедева.

Даниил Кузьмин
Даниил Кузьмин
Екатерина Лебедева
Екатерина Лебедева
Ирина Иванова
Ирина Иванова

Предпринимателям предлагают субсидии и займы, разрешают пользоваться электронными сервисами, выкупать земельные участки, платить меньше налогов и обучать кадры. Но одним из основных препятствий для получения господдержки остается неосведомленность. Многие предприниматели не знают, какие меры поддержки реализуются на федеральном и региональном уровне и как ими воспользоваться.

Георгий Елецких
Георгий Елецких

Для повышения информированности предпринимателей в Санкт-Петербурге по принципу единого окна работает Центр развития и поддержки предпринимательства. Заместитель директора центра Георгий Елецких заверил, что в нем проконсультируют любого предпринимателя города и организуют доступ к электронно-цифровым сервисам. За 2021 год «городской акселератор» помог воспользоваться ими больше чем 12 тысячам предпринимателей. В результате малый и средний бизнес набрал более 1000 рабочих и заключил контракты по межрегиональным закупкам почти на 300 млн руб. Для удобства процесс получения субсидий с 2021 года перевели в электронный формат, и предпринимателям не нужно ездить по инстанциям с пакетами документов.

Теперь к вопросам собственно мебельного производства. Главный – поставка европейского оборудования.

Кулуарной информацией о планах европейских поставщиков поделился Антон Пестов, директор по продажам ООО «БОАС». Хотя компания не занимается торговлей станками, с поставщиками оборудования плотно контактирует. По словам эксперта, ограничения на поставки станков, запасных частей и комплектующих временно затихли. Под запретом пока только обрабатывающие центры, как оборудование двойного назначения. «Пильные центры, кромочные машины, сверлилки с ЧПУ и все остальное в эту категорию не попадает, но основная масса поставщиков перестраховывается, потому что правила в Европе постоянно меняются. И некоторые предпочитают не поставлять ничего, чтобы не поставить чего-нибудь не так», – пояснил спикер.

Тем не менее все ведущие игроки рынка уже нашли альтернативные каналы поставок и в настоящий момент тестируют их, чтобы понять фактические сроки и себестоимость. Предположительно, к осени ситуация стабилизируется и «даже то, что запрещено, будет».

«Компания работает в штатном режиме»

Максим Шелихов
Максим Шелихов

О поставках оборудования из Китая рассказал Максим Шелихов, руководитель направления «Обрабатывающие центры с ЧПУ» компании «Лига».

С 2017 года «Лига» поставила больше 230 обрабатывающих центров KDT и сотрудничает с мебельными фабриками любого уровня. Китайское оборудование конкурирует с европейским, особенно после того, как закрыли больной вопрос с китайским программным обеспечением. В 2019 году компания KDT купила итальянскую компанию MasterWood и на станки начали устанавливать европейское ПО с полноценной сервисной поддержкой. К слову, под санкции оно не подпадает.

В этом году продуктовую линейку 3- и 4-осевых обрабатывающих центров и линий нестинга пополнил 5-осевой обрабатывающий центр с ЧПУ, совместная разработка KDT и MasterWood.

Это полноценный 5-осевой станок с интерполяцией, рабочим полем 5150 х 1500 мм и шпинделем на 12 кВт. В базовую комплектацию входит итальянский шпиндель HSD, сверлильная группа на 20 позиций, пазовая пила и четыре магазина общей емкостью на 44 позиции инструмента. Наиболее полно станок демонстрирует возможности в производстве фасадов и каркасов мебели малых форм. Также востребован при изготовлении столов, стульев, дверей и создании интерьерных решений любой сложности.

Новинку спикер обещал показать на выставке «Лесдревмаш» в сентябре.

Для полного цикла производства гнутоклеенных изделий «Лига» также поставляет прессовое оборудование с нагревом токами высокой частоты. Примерный бюджет для старта производства (включая механообработку, но без покраски) составляет около $300 тысяч.

Представитель «Лиги» затронул вопрос о подготовке кадров для мебельной отрасли. В Центре практической подготовки Praktika компания готовит технологов для работы с ПО «Базис-Мебельщик», операторов станков с ЧПУ, сервис-инженеров и менеджеров по приему заказов. Помимо теории, курс обучения предусматривает практические занятия на действующих производствах.

«Редкое производство в России не говорит о проблемах с кадрами»

Дмитрий Власов
Дмитрий Власов

Тему развития профессиональных квалификаций в мебельной промышленности подхватил Дмитрий Власов, представитель SCM, руководитель специальных проектов.

Если руководители мебельных предприятий, как правило, получили специальное образование, то у операторов станка или мастеров производства с этим сложно. Парадоксально, но проблема усугубляется тем, что по мнению спикера «в России довольно высокий уровень технического развития мебельных производств, достаточно много пильных центров и станков с ЧПУ». Чтобы работать на современном оборудовании, нужны компетентные специалисты.

SCM c партнерами из «Базиса», WorldSkills Russia и колледжа архитектуры, дизайна и реинжиниринга «26 КАДР» запустили обучающий курс «Мастер участка мебельного производства» («МУМП»). Сверхзадача курса – подготовить специалистов, которые смогут и мебель изготавливать на станках, и немного заглядывать в будущее производства: какого оборудования не хватает, какие технологии можно использовать.

Сегодня много центров подготовки и курсов, а серьезные производители выпускают обучающие программы для своего оборудования. Но единого системного обучающего модуля, который давал бы и базовые знания по деревообработке, и навыки работы на современных станках, нет.

Программа «МУМП» рассчитана на 252 учебных часа (в том числе 131 час практики на базе Технологического центра SCM) и состоит из четырех модулей:

  1. Основы мебельного производства. Классическое образование по деревообработке – от пороков древесины до технологий мебельного производства («26 КАДР»).
  2. Современное ПО для мебельного производства и принципы проектирования мебели («Базис»).
  3. Современное оборудование и технологии мебельного производства. Практическое освоение оборудования, от простых столярных станков до программируемых (SCM).
  4. Бережливое производство, управление производством (WorldSkills Russia).

По завершении обучения выдается сертификат государственного образца. Первый поток набрали в апреле 2022 года, экзамены состоялись в июне. Набор следующего потока предполагается осенью, но пока дата не названа.

Технологии стремительно развиваются, и оборудования с программным обеспечением становится все больше. Вопрос об отечественном ПО остается открытым.

«Предприятия используют мизерную часть возможностей оборудования»

Антон Пестов
Антон Пестов

Как отечественное ПО может вдвое поднять производительность мебельных предприятий, объяснил Антон Пестов.

На российском рынке много европейского оборудования и технологий, но в плане информационного обеспечения мы сильно отстаем. И не только по ПО для станков.

С точки зрения IT усредненное российское мебельное предприятие включает четыре сферы деятельности.

  • управление: бухгалтерия, снабжение – за редким исключением используется 1С;
  • продажи: салоны, дилеры, сайты – CRM, онлайн-конструкторы;
  • конструирование – средства автоматизированного проектирования типа «БАЗИС-Мебельщик»;
  • производство – станки, софт к станкам, системы управления станками и пр.

Эти сферы почти не зависят друг от друга. Например, что произойдет, если на рынке исчезнет фурнитура Blum, пусть это даже отразят в 1С? Ничего, потому что у каждой информационной системы своя база данных. Продавцы по-прежнему будут предлагать Blum. «БАЗИС-Мебельщик» будет брать из библиотеки привычную фурнитуру. А присадочные станки на производстве продолжат работать по старым чертежам. Ничего не изменится, пока во всех системах не обновят данные. Вручную.

Программный комплекс служит связующим звеном между информационными системами, которые используются на фабрике. Он обеспечивает автоматическое сквозное перемещение всех данных. Каждая система передает свою специфическую информацию на сервер, и к ней получают доступ все. Фактически, это корпоративное хранилище информации. И тогда фурнитура Blum мгновенно станет недоступной, как только снабжение нажмет на кнопку «Вывести».

Производственному процессу сбор данных тоже на пользу. Так, информация о производительности отдельных станков и целых участков позволяет обнаружить узкие места, до того как они станут проблемой. Скажем, поможет заметить, что на кромку очередь, а «присадочники» отдыхают.

Комплекс подключается к станкам напрямую и собирает показатели в автоматическом режиме. Система учитывает план и фактическое время производства, в результате она может давать довольно реалистичные прогнозы.

Антон Пестов говорит, что на российских предприятиях оборудование производительно работает в среднем 30% времени. Остальные 70% уходят на простой и переналадку.

Внедрение программного комплекса и сопутствующая оптимизация процессов повышают производительность минимум до 60%. То есть при том же штате, на тех же площадях и станках фабрики могут выпускать в два раза больше готовой продукции.

С поставками оборудования для мебельных предприятий, подготовкой кадров для современных станков и программным обеспечением для оптимизации производственных процессов понятно. Но чем сверлить, пилить и фрезеровать?

«Мы подстраиваемся под ваш бизнес, а не вы под наш склад»

Артем Озолин
Артем Озолин

Какие виды инструментальной оснастки может заместить отечественный производитель, рассказал бренд-менеджер Green Tools Артем Озолин.

По его словам, с рынка ушла часть поставщиков режущего инструмента. Например, Freud и Tigra, продукция которых считается товаром двойного назначения и подпадает под запрет на ввоз в Россию. На рынке начинаются проблемы с фрезами, пилами, сверлами и т. д. Да, производители везут товары кружными путями. Но двойной импорт усложняет и удорожает логистику, и повышает стоимость инструмента. На Китай рассчитывать особенно не стоит, поскольку он ориентирован преимущественно на Америку и Европу.

Завод Green Tools расположен в Санкт-Петербурге. Производством заняты более 30 высокоточных станков, и, по словам спикера, качество выпускаемого инструмента на уровне европейского. Закупают разные сорта стали, под задачу, причем перед запуском в работу самостоятельно контролируют ее качество. Производитель предлагает мебельной отрасли оснастку для оборудования: пильные диски, сверла и фрезы (прямые, профильные, фуговальные, нестинговые и пр.). Инструмент может быть как твердосплавным, так и алмазным.

Сильная сторона Green Tools – изготовление оснастки по чертежу заказчика. «Мы отдаем то, что вам нужно, а не то, что у нас есть в продуктовой линейке», – формулирует Артем Озолин. Сроки производства сопоставимы с предлагаемыми европейцами. Алмазная фреза готова через 2–3 недели после заказа. Но, очевидно, что из Питера инструмент приедет быстрее, особенно при нынешней «непрямой» логистике европейских производителей.

В России есть и другие инструментальные производства, но они специализируются на определенных направлениях. Одни занимаются только твердосплавным инструментом, другие – фрезами или концевым алмазом. На данный момент у Green Tools самая широкая продуктовая линейка.

Итак, импортозамещение инструмента работает. Но наладится ли оно в сегменте мебельных комплектующих?

«Если мебельное производство это вагон поезда, то его локомотив – стройка»

Виктор Орлов
Виктор Орлов

Можно ли найти замену ушедшим европейским брендам и станет ли мебельная фурнитура дешевле – ответил Виктор Орлов, основатель группы компаний «В Центре».

ГК «В Центре» (она же «Центр мебельных решений») поставляет комплектующие для производства мебели по России. Основной потребитель – оптовые базы, торговые дома и крупные мебельные фабрики. Поэтому у среднего и малого бизнеса компания не на слуху. Работает с Китаем, Турцией, до определенного момента работала с рядом стран Европы.

Спикер дал прогноз стоимости комплектующих на ближайшие месяцы. Рост цен на мебельную фурнитуру начался после 24 февраля и связан с изменением курса доллара. Почему рубль рекордно укрепился, а цены не снизились? Дело в том, что на склады до сих пор едут контейнеры, предоплаченные по курсу 100 рублей за доллар. Гипотетически к осени можно ждать снижения цен.

Впрочем, к осени сыграет другой фактор. Российские поставщики физически не успели заполнить вакуум, который образовался после ухода европейцев. Но летом, когда спрос на мебель традиционно падает, это не так заметно. Если же к осени пойдет в рост стройка, локомотив мебельной отрасли, производство мебели вырастет и нехватка фурнитуры станет очевидна. И в здравом уме никто не станет снижать цену на дефицитный товар.

Дефицит вызван тем, что логистика не справляется с поставками, а локальное производство фурнитуры в стране не развито.

К отечественному импортозамещению Виктор Орлов относится скептически: В России выпускают ограниченный ассортимент простых комплектующих, в него не входит даже четырехшарнирная петля. А инвестировать в производство дорогой фурнитуры рискованно: если через три года условный Blum вернется, покупатели пойдут за качественными комплектующими к нему, а не к отечественному производителю. Ведь за три года невозможно развить бренд до уровня европейского, на который потрачено много десятилетий. Следовательно, с локальным производством ничего не выйдет. Остается рассчитывать на рынок Китая и Турции (немного).

На этих рынках быстро найдется замена ушедшим европейским брендам, но цены будут такие же. Вопреки стереотипам Китай производит не только дешевую фурнитуру, но и качественную. Правда, ее стоимость близка к стоимости европейских аналогов. Сказываются логистика, сложность производства и китайское сырье, да и китайцы потихоньку задирают ценник.

Итак, по информации участников мебельного форума, поставщики оборудования отчасти встали на паузу, отчасти работают в штатном режиме, но никто дверью не хлопнул. Возможно, ближе к осени потихоньку начнутся поставки.

Ситуация с инструментом более оптимистичная, на рынке всегда присутствовали поставщики иностранного инструмента и отечественные производители, которые готовы изготавливать как стандартную оснастку, так и по заказу.

Отечественное программное обеспечение не творит чудеса и не управляет европейскими станками. Но статистики, которую оно собирает, достаточно, чтобы повысить производительность предприятий вдвое.

Самая печальная ситуация с фурнитурой – потребители европейских брендов вынуждены будут переключиться на китайские и турецкие аналоги. К сожалению, сэкономить не получится, качество стоит дорого.

Наконец, главное и обнадеживающее – несколько компаний, не дожидаясь инициативы государства, запустили подготовку кадров для мебельных производств. Мебельная отрасль уже поняла, что изменения надолго. Придется работать в сложных новых условиях. Пора адаптироваться и преодолевать. Возможности для этого есть, вопрос в желании. 

Текст Роман Иванов