Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесной кодекс

Закон - враг экологии?

Новый Лесной кодекс, ещё за год до вступления в силу вызвавший бурю обсуждений, конфликтов и даже ряд судебных разбирательств*, действует уже 2 месяца. Сейчас можно сделать некоторые наблюдения и выводы. Взглянем на первые плоды «лесной революции» в Республике Карелия, начиная с верхнего, управленческого, уровня и заканчивая самими лесами.

Как и предполагалось, полномочия по управлению лесными ресурсами были переданы от Федерального агентства лесного хозяйства (Кареллесхоза) региону. В самом конце 2006 года (21 декабря) был создан республиканский комитет по лесу. Теперь этот орган практически полностью отвечает за управление карельским лесным фондом: разрабатывает лесные планы, лесохозяйственные регламенты, предоставляет лесные участки в пользование, организует использование и охрану лесов, издает правовые акты.

В новый комитет практически в полном составе перешли чиновники бывшего Кареллесхоза, которые и раньше не справлялись со всеми своими обязанностями.

Ответственность за тушение лесных пожаров также была передана рес­публике. Распоряжением правительства Карелии создано государственное учреждение «Северо-Западная база авиационной охраны лесов». Трудно сказать, как эта перестановка защитит леса Карелии от пожаров. Известно, что на работу Авиалесоохране из федерального бюджета выделены средства, покрывающие только треть обычных затрат. При этом до сих пор не погашены долги по тушению пожаров за прошлый год. Как эффективно бороться с огнем в такой ситуации? Тушить только треть пожаров?

Миллион за сохранение биоразнообразия

По мнению самих чиновников, оценивать достоинства и недостатки нового кодекса ещё рано. Действительно, это документ непрямого действия и состоит по большей части из довольно общих и нечетких положений. Для полноценной работы кодекса необходимы дополнительные нормативные акты − всего не менее 50 актов федерального уровня. Около 10 подзаконных актов предстоит разработать на уровне республики Госкомлесу.

Федеральные чиновники обещали доработать все документы к июлю. Карельские же управленцы полагают, что времени уйдет не меньше года. А до тех пор лесной сектор будет жить по новому кодексу, но по старым нормативам. Что уже создает излишние трудности и неразбериху.

Например, в 2006 году Кареллесхоз оштрафовал целлюлозно-бумажный комбинат (Сегежский ЦБК) на миллион за… сохранение биоразнообразия. Следуя экологической политике, сотрудники ЦБК оставляли на делянках ценные природные объекты (места обитания редких видов животных, леса вокруг ручьев). Но, согласно действующим правилам рубок, это нарушение.

Много было споров о том, что рационализация и экологизация лесопользования в России затруднена, так как старый лесной кодекс противоречит международной природоохранной политике. Например, стандартам FSC. Оказалось, что дело не в самом кодексе, а именно в устаревших подзаконных актах. Многие из них противоречат современной лесной политике.

Кодекс изменился, но старые правила ещё в силе. Значит, экологически сознательным лесопользователям весь год придется платить штрафы. По мнению руководителей Сегежского ЦБК, до того, как утвердят обновленные правила рубок, за экологическую политику им придется расстаться ещё с 3 млн.

Из этого уже можно сделать вывод, что с принятием кодекса федеральные чиновники здорово поспешили. Почему нельзя было начать реформу «снизу» − с совершенствования устаревших правил? А только потом уже менять всю систему?

Что успел сделать Госкомлес за 2 месяца своего существования? Оказывается, не так уж и мало. Принять довольно сумбурное «Положение», выступить с законодательными инициативами по поводу заготовки гражданами древесины для собственных нужд.

В комитете был создан Отдел государственной лесной охраны по конт­ролю и надзору. Это значит, что работники лесхозов снова обретают статус государственной лесной охраны и теперь могут бороться с лесными нарушениями. И это, безусловно, хорошо. Скажем, в прошлом году выявлять лесные нарушения было практически некому. Выполнять эту важную работу приходилось в основном участковым милиционерам, которые, естественно, не являются лесными специалистами. Но опять-таки инспекторы не смогут начать работу до тех пор, пока Правительство РФ не установит порядок осуществления государственного лесного контроля и надзора.

«Лишние» люди

В собственность РК и в подчинение Госкомлеса перешли лесхозы с их имуществом. Первое, что сделало руководство Госкомлеса, − провело «оптимизацию» штата. Заключалась она в увольнении 500 сотрудников. Трудно сказать, о какой оптимизации может быть речь, когда российское лесное хозяйство начиная с 90‑х годов прошлого века страдает от недостатка специалистов.

Ещё до лесной реформы карельские лесные чиновники подсчитали, что для полноценной работы им не хватает… 1500 сотрудников. В идеале планировали увеличить штат до 4000 человек. Планам, как видим, не суждено было сбыться. Причина всегда одна − мизерное финансирование. В прошлые годы государство финансировало лесное хозяйство только на 20 %, и лучшие специалисты покидали нищенскую работу. Неудивительно, что при такой гигантской нехватке и денег, и людей лесное хозяйство не могло выполнять своей главной функции − уход за лесом. Оно просто выживало, зачастую за счет полузаконных рубок лесу во вред.

Нынешняя лесная реформа, как видим, продолжает сомнительную политику уничтожения лесного хозяйства. Субвенций, выделенных государством республике на управление, использование, воспроизводство и охрану лесов, хватит на содержание только 700 работников леса. И, по прогнозам главы Гос­комлеса, в ближайшие годы ещё треть сотрудников будет уволена.

Последствия «оптимизации» коснутся в первую очередь арендаторов лесного фонда. Руководитель Госкомлеса пообещал помочь трудоустроить уволенных сотрудников в частные лесные предприятия. Вряд ли чиновник хорошо обдумал это обещание. Ведь уволены были, конечно, не высококлассные специалисты, а в основном технические работники. Нужны ли «лишние люди» частным предприятиям?

Но все же на большей части республики уход за лесом и его охрана − теперь обязанность арендатора. В связи с этим рассмотрим, как изменения законодательства влияют на развитие лесного бизнеса. Новые правила предоставляют бизнесу относительную свободу действий. А в условиях максимальной свободы (минимального контроля со стороны государства и минимальной поддержки) срабатывает правило: выживает сильнейший. Но лесных бизнесменов эта свобода не обрадовала. Ещё бы, ведь на них перекладывается огромное количество новых обязательств: весь комплекс работ по уходу за лесом, ведение лесоустройства за свой счет, противопожарные мероприятия.

«Зеленые» предрекали разорение большинства лесозаготовительных предприятий. Лесозаготовительная отрасль в Карелии уже убыточна: в 2006 году рубка леса принесла республике… более 300 млн убытков. Кроме новых обязательств, ситуацию усугубит предстоящий рост платы за лес, экспортных пошлин.

Но преуспевающим компаниям новый кодекс работать если не помогает, то и не мешает. Новые правила подразумевают отказ от штрафов за недорубы. Так что, после того как все необходимые нормативы будут разработаны, быть экологически ответственными для предприятий станет проще.

Например, Сегежский ЦБК в 2007 году начал целый ряд проектов, направленных на рационализацию лесопользования: создание модельного леса, целевого хозяйства. Но опять-таки успех новых проектов очень зависит от инициативы региональных чиновников.

Новый кодекс заменяет лесорубочные билеты декларациями. Но как именно такие декларации должны оформляться и действовать, не поясняет. Принимать лесную декларацию в Карелии планируют только в апреле‑мае. До этого времени предприятия работают по полученным в 2006 году билетам. Такой порядок привел к тому, что после принятия Лесного кодекса предприятия бросились запасаться лесобилетами, чтобы не остаться в новом году без работы. Какие нарушения были не замечены в этой суматохе, остается только догадываться.

Много споров вызвала статья 12 ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса». Согласно статье, лесхозы с 8 декабря 2006 года потеряли право выписывать билеты на рубки главного пользования. Естественно, выполнить на практике это требование не представлялось возможным. И арендаторы оказались в весьма неловком положении: есть вероятность, что их лесобилеты позже признают недействительными, а рубки − незаконными.

Всем арендаторам придется перезаключать договоры в соответствии с новым кодексом, и сделать это надо будет до конца нынешнего года. Пересмотр договоров аренды в Карелии запланирован на конец весны. Но преодолеть эту, казалось бы формальную, процедуру смогут далеко не все арендаторы.

Минпром Карелии пригрозил, что предприятиям, задолжавшим государству и не выполнившим условия договоров, аренда продлена не будет. Задолженность карельских арендаторов по платежам только в федеральный бюджет превышает 60 млн рублей.

Ладожские шхеры как источник бревен

Теперь проследим, что новый кодекс уже принес лесу как ценному природному ресурсу, для Карелии − главному.

Специалисты критиковали документ за неграмотный в принципе подход к использованию лесных ресурсов. Чиновники из Минэкономразвития не стали делать особых различий между использованием леса и, скажем, нефти: больше добывать, больше продавать, не слишком заботясь о последствиях. И совершенно забыли о том, что лес, в отличие от нефти, − ресурс возобновляемый. При условии бережного к нему отношения.

Следуя этой логике, новый кодекс устраняет все возможные помехи максимальному освоению лесов, например экологическую экспертизу (и для проектов использования леса, и для перевода земель лесного фонда в нелесной). Также главный лесной документ страны упраздняет нерестоохранные леса, разрешает застройку защитных лесов и не препятствует приватизации леса. (В кодексе сказано, что в государственной собственности останутся леса, отнесенные к землям лесного фонда. Все прочие леса, например городские, сельские, границы которых до сих пор четко не определены, могут оказаться в любой форме собственности, в том числе и в частной.)

Такое реформирование − огромный шаг назад. Поскольку ведет оно не к интенсивному лесопользованию, к которому стремятся все цивилизованные страны, а к экстенсивному − нерациональному и губительному для природы. Причем последствия этих законодательных перемен проявились моментально. Сразу же после принятия нового кодекса под рубки были сданы леса, которые бережно охранялись на протяжении прошлых 60 лет. Это водоохранные и нерестоохранные лесополосы.

Согласно новому Лесному кодексу, водоохранные зоны устанавливает Водный кодекс. А в Водном кодексе значится следующее: для всех озер с акваторией более 0,5 км защитная полоса равна 50 м (!). Для озер, имеющих особое рыбоохранное значение, − 200 м. Фактически это значит, что охранная зона крупнейших озер Европы − Ладожского и Онежского − сокращается как минимум в 5 раз.

Новой возможностью не преминули воспользоваться лесозаготовители. В итоге буквально на следующий день после принятия кодекса были сданы в аренду для ведения лесозаготовок уникальные острова Ладожских шхер. На протяжении почти 20 лет любители карельской природы мечтали о создании здесь национального парка. Ученые Академии наук доказали исключительную ценность лесов Приладожья для охраны природы и развития туризма. Для создания охраняемой природной территории были подготовлены экологическое и экономическое обоснования, проведены все необходимые согласования.

Правительство не спешило с принятием окончательного решения. Но экологи не слишком волновались за судьбу Ладожских шхер, поскольку все леса предполагаемой ООПТ были отнесены к защитным до принятия нового Лесного кодекса. В декабре 2006 года практически весь предполагаемый парк получил в аренду ЗАО «Комилесзаготпром» с целью заготовки древесины.

Надо подчеркнуть, что запасы древесины в этих лесах невелики − это по большей части удивительно красивые, но низкопродуктивные скальные сосняки. Естественно, после заготовок древесины природная и эстетическая ценность многочисленных островов будет потеряна. Так был поставлен крест на развитии одной из самых перспективных для туризма территорий Карелии.

На этом можно пока закончить обзор изменений в лесопромышленном комплексе Карелии, вызванных новым Лесным кодексом. Остается напомнить: это только одна территория. И это только начало.

Мария ФАВОРСКАЯ

 


*Весной 2006 года в Пресненском районном суде г. Москвы рассматривалось дело об отказе Правительства РФ гражданам отозвать проект Лесного кодекса из Государственной Думы РФ, опубликовать и организовать его всенародное обсуждение.

 

Лесной кодекс (полный текст, действующая с 31 декабря 2010 года редакция)