Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесной кодекс

Лесной кодекс: новая жизнь со знаком минус

Денис Соколов

Несмотря на то что с момента принятия нового Лесного кодекса прошло лишь несколько месяцев, результаты введения этого документа в жизнь уже очевидны. Как считает исполнительный директор Лесопромышленной конфедерации Северо-Запада России Денис Соколов, Лесной кодекс в том виде, в котором он был поспешно принят, нанес ощутимый удар всей лесной промышленности.

– Денис Леонидович, ситуацию в связи с принятием нового основополагающего документа Вы оцениваете негативно. Почему?

– Одна из задач нашей конфедерации аналитическая, поэтому мы постоянно проводим оперативную оценку ситуации, и сегодня, я убежден, первые итоги принятия этого документа неутешительны. Однако хочу подчеркнуть, что это моя личная точка зрения, она может не совпадать с точкой зрения других членов нашей конфедерации, имеющих, возможно, свое видение ситуации. Но по роду деятельности мне приходится много общаться и с крупными лесопромышленниками, и с мелкими, с чиновниками и людьми науки, и, на мой взгляд, сегодня лесной комплекс замер в ожидании перемен. И ожидание это очень тревожное.

Многие не знают, куда двигаться и надо ли вообще шевелиться. Многие опасаются за судьбу своего бизнеса. Это связано с тем, что до 1 июля 2007 года должно быть принято порядка 70 подзаконных нормативных актов, как федеральных, так и региональных, которые должны регламентировать буквально все сферы лесного сектора экономики, но ведь бизнес – это тот поезд, который нельзя останавливать. А в состоянии «подвешенности» находятся сейчас буквально все.

– Вы считаете, что разработка этих документов идет медленно и вызывает много опасений и тревог?

– Да, это так. И тревог много, и оперативности многим регионам не хватает. Но надо сказать, что и задачи перед регионами стоят непростые. Потому что одно дело желать быть хозяином, другое – быть им. Возьмите хотя бы правила рубок. В каких-то регионах такой новый документ уже тщательно подготовлен с учетом всех местных реалий, в других просто взяли старый типовой договор и переписали на новую дату. Естественно, что качественные показатели документа во втором случае будут слабыми, потому что жизнь, хотим мы того или нет, предъявляет новые требования.

Нормативная база создается сейчас на уровне субъектов Федерации, а это очень большая и ответственная работа, которую делать в спешке нежелательно. Субъектам Федерации передаются по новому закону многие другие серьезные полномочия, и в регионах пока не знают, что делать с этой внезапно свалившейся на них властью. Тем более что лесной комплекс все эти годы переживал бесконечные структурные перемены-то реформа лесхозов, то одно, то другое. Многие специалисты не выдержали, ушли в другие отрасли или в бизнес, сегодня работников во всех секторах остро не хватает. Откуда брать кадры? Как быть с финансированием лесовосстановительных работ? Государство должно перечислять регионам компенсацию за ведение лесного хозяйства в размере 40 миллиардов рублей из федерального бюджета, но на 2007 год выделено всего лишь 16.

Сегодня функции контроля передаются регионам. Это, может быть, и хорошо. Но в некоторых регионах специалисты, которые автоматически переводятся на уровень субъектов, остались без помещений и средств. Этим регионам приходится спешно решать все вопросы обеспечения таких работников офисами, материально-технической базой и прочими необходимыми для деятельности контрольных органов условиями.

Или другой пример – сельские леса. Под действие Лесного кодекса они не попали, и во многих регионах их статус сегодня не ясен. Вот и получается, что многие гектары леса никому сейчас не принадлежат. Подобных примеров можно приводить много. И невольно возникает недоумение, зачем надо было так спешить? Зачем надо ставить и без того измученный сектор экономики под очередной, уже массированный удар? И выдержим ли мы его на этот раз? Отсюда и изрядная доля пессимизма у людей.

– Чиновники – народ чуткий. Как только президент воскликнул: «Доколе?!», тут же был принят Лесной кодекс.

– Чиновников можно понять: у них работа такая – претворять в жизнь решения вышестоящих инстанций. На рельсы за истину никто не ляжет, но сегодня лесной комплекс, с моей точки зрения, на грани развала. Специалистам трудно понять действия власти: или сознательно добивают лесной комплекс, или просто бросают на выживание, и будь, что будет.

Ситуация этого года крайне тяжелая: принятие Лесного кодекса, очень теплая зима плюс природные катаклизмы – опять ураган в Швеции. Добавьте к этому жесткую политику государства по пошлинам. Вводя заградительные пошлины, государство надеется получить приток инвестиций. Но надо же учитывать, что инвестиционные решения быстро не принимаются. От начала переговоров до начала строительства инвестиционного объекта проходят как минимум год-два. Не говоря уже о периоде строительства объекта. Опуская шлагбаум на экспорт леса, но не создавая при этом благоприятный инвестиционный климат, Правительство ставит наших лесопромышленников в крайне тяжелое положение. По нашим оценкам, по всей стране будет падение лесозаготовки процентов на З0, не меньше, и прежде всего потери понесет мелкий и средний бизнес. В связи с этим мы ожидаем, что могут возникнуть серьезные экономические и социальные проблемы не только в нашей стране, но и в тех странах, которые экспортируют наш лес, – в Финляндии, Китае.

Главной нашей бедой я считаю отсутствие благоприятного инвестиционного климата в стране. Грамотная инвестиционная политика – это прежде всего комплекс законодательных мер, включающий подзаконные нормативные акты. Он должен давать инвесторам гарантии защиты инвестиций. Инвестиции идут туда, где существует вменяемая законодательная база, где гарантируется защита инвестиций и где есть прибыль. Это три главных фактора, создающих благоприятный инвестиционный климат. Обещать инвестору можно что угодно, но гарантировать может только развитая законодательная база.

Конечно, небольшой приток инвестиций будет, но в основном в лесопильные производства: они не требуют больших вложений, их можно быстро построить, они дают больший процент прибыли, поэтому и риски в этом случае много меньше, чем при строительстве крупного производства. Можно, конечно, открыть стабфонд и построить несколько комбинатов: целлюлозно-бумажных, плитных, по производству OSB, – но кто там будет работать? У нас специалистов нет. И куда прикажете девать продукцию лесопиления, плитную продукцию, когда у нас не развит внутренний рынок? А за рубежом кому мы нужны со своей продукцией?

В общем, ситуация такая, что сегодня многие думают о том, чтобы выходить из этого бизнеса, полагая, что нагрузка, которая ложится на лесопромышленника в связи с принятием нового Лесного кодекса, переломит хребет лесного сектора экономики. Уже пошел процесс банкротств, «скидывания» некоторых производств. Зайдите на сайты компаний, продающих объекты коммерческой недвижимости, и увидите, как много объявлений: «Продам действующее лесозаготовительное предприятие»; «продам пилораму, лесозаготовительную технику».

– Это мелкие и средние предприятия, а как чувствуют себя крупные компании?

– Крупным предприятиям тоже приходится нелегко. Хотя чем крупнее предприятие, тем проще все-таки выжить. Даже по аренде лесов. На аукционе, безусловно, будет выигрывать предприятие, претендующее на большие лесные площади и с большими деньгами. Средние и малые предприятия объективно будут оставаться в стороне от этого процесса.

– Но для мелких и средних предприятий возможна субаренда?

– Возможна, но это уже другая раскладка. Конкуренции в регионе, где все в своих руках держит крупная компания, уже быть не может. Но вряд ли все средние и мелкие предприятия уйдут из леса, скорее всего, ситуация их подтолкнет к тому, с чем сейчас стараются активно бороться, – к нелегальным лесозаготовкам. Ведь крупный бизнес сразу мелкие компании не подберет, на все нужно время. А как прикажете жить людям?

Вообще Лесной кодекс, несмотря на новшества, такие как отмена лесорубочного билета, вопросов с нелегитимной заготовкой древесины не решит. А даст, на мой взгляд, ещё большую свободу черным лесорубам. Пойди пойми, какой лес идет по дорогам, когда для проверки предоставляется только транспортная накладная, которую можно на коленке заполнить.

Создается впечатление, что Лесной кодекс принимался вовсе не в интересах лесного сектора экономики. Вспомните, сколько нервов и сил было положено лесным профессиональным сообществом на участие в подготовке новой редакции Лесного кодекса. Дискутировали, обсуждали эти вопросы во всех регионах, на всех значимых для лесного комплекса мероприятиях, готовили свои предложения, поправки, а в результате в Правительстве приняли то, что ввергает специалистов в апатию.

– Ну, что выросло, то выросло…

– Если бы у нас была персональная ответственность за принятие серьезных стратегических решений, ситуация могла быть иной. Тогда бы, прежде чем принимать законы, чиновники внимательно изучали мнения специалистов, а не соблюдали сиюминутные интересы. То, что кодекс ставит лесной комплекс в кризисную ситуацию, на мой взгляд, очевидно. И теперь многое будет зависеть от того, как справятся регионы со стоящими перед ними задачами. Поживем – увидим.

Беседовала Галина МАЛИКОВА