Партнеры журнала:

Эколайф

Назад в будущее

В России сегодня более 70 экопоселений, иначе родовых. Каждый год прибавляются два новых. По количеству подобных деревень наша страна занимает первое место в мире. Жители экопоселений уверены: именно так выглядит новое будущее.

В поселках с модной ныне приставкой эко- живут те, кому надоели пробки и смог мегаполисов, еда с искусственными красителями и жизнь в железобетонном муравейнике. И даже само понятие «дом» для жителей экопоселений не имеет ничего общего с привычной квартирой или загородным коттеджем.

«Раньше под словом „дом“ понималось не только жилье, но и все пространство, где обитал человек. Если коротко, то экологическое поселение — это место, благоприятное для жизни», — говорит житель экопоселения Гришино Владислав Кирбятьев.

От ближайшего города — очага цивилизации — экопоселенцев отделяют не километры, а годы. Время здесь действительно будто остановилось. Быт в подобных деревнях чуть ли не допетровский. На мобильные телефоны, Интернет, телевизор, столь привычные современному горожанину, там табу, либо они используются лишь при крайней необходимости.

Срубленный собственноручно дом и натуральное хозяйство для беглецов от цивилизации лучше дачи на Рублевке. Сами же поселенцы считают, что строят новое будущее, где человек сможет ощутить себя частью природы и жить в гармонии с ней.

Беженцы из мегаполисов

Как правило, селятся в экопоселках группами — от 20 до 200 человек. На каждую семью выделяется участок один гектар, а вся земля оформляется как некоммерческое партнерство, чтобы избежать спекуляций. В поселении почти всегда есть неформальный лидер — чаще всего основатель. Правда, несмотря на наличие авторитетного первопроходца, во всех подобных деревнях царит демократия — решения принимаются коллективно, на общих собраниях. Каждая семья или житель работает на себя: возделывает огород, строит дом, пасет скот. На крупные покупки — необходимую технику или один на всех автомобиль — здесь скидываются поровну.

Интересно, что большинство сторонников переезда из города в деревню — в прошлом успешные бизнесмены, врачи, актеры, модели и даже представители власти.

Трудно сказать, сколько видов экопоселений существует на самом деле. Одни возникают на пустом месте, другие образуются из возрожденных деревень. «Наше поселение возникло на бывшей территории трех деревень на юге Карелии, возле Онежского озера, — говорит один из жителей карельского Залесья Вадим Карабинский. — От старых деревень осталось полтора десятка домов, но люди в них уже не зимуют. Правда, поселению „в наследство“ досталась вся необходимая инфраструктура — дороги, электричество, телефонная линия. Школа всего в восьми километрах от нас, так что все необходимое здесь есть». Существуют также летние и зимующие поселения, где жить можно круглый год.

Более того, родовые поселения могут быть очень разными и в идеологическом плане. Поселения могут быть духовно­религиозными, основанными, к примеру, поклонниками культа Анастасии из книг Владимира Мегре. Другие же, напротив, без претензий на религиозную общину, занимаются исключительно «реставрацией» местности или покинутой деревни.

Есть экопоселения, которые ориентированы на решение социальных проблем. Так, например, в Китеже в Калужской области живут семьи с приемными детьми. Вся их жизнь и быт подчинены адаптации детей к жизни среди природы, воспитанию и образованию малышей.

Сегодня экопоселение может возникнуть и как ответ на экономический кризис, материальные проблемы человека в обществе. «Вообще, экопоселение — это вызов современному обществу потребления. Я сам одно время хотел стать его частью, работал менеджером в частной компании, но не смог тратить свою жизнь на зарабатывание денег», — рассказывает житель Гришино Сергей Васильев.

Однако не только дух протеста против «системы» приводит бывших менеджеров в деревни. Зачастую собственный дом или квартира для большинства россиян — несбыточная мечта. Именно поэтому многие хотят воплотить свои планы о доме как можно дальше от обеих столиц, там, где земельный участок обойдется всего в 60−70 тыс. руб.

Сознательный минимализм

Дом в экопоселении должен быть построен только из натуральных материалов. Но, несмотря на кажущуюся патриархальность, жителям не чужды и новые идеи, переосмысление существующих технологий строительства. Поселенцы даже проводят семинары, презентуя свои разработки. Все многообразие поселений, какова бы ни была идея их создания, объединяет один простой принцип — экологичность.

Так, жители поселения Ковчег считают, что в любом регионе можно построить прочный и экологически чистый дом из того материала, который есть под рукой. Их разработка — каркасный дом, утеплителем в нем служит легкий саман (композитный материал, состоящий из земли, воды, соломы, глины и песка). Каркас стен можно сделать любой толщины, а для его усиления используются бревна разных пород деревьев. По убеждениям поселенцев, технология универсальна, ведь глина и солома есть практически везде. Такой каркасный дом сразу накрывается крышей, а стены заполняются соломой, которая опускается в густой глиняный раствор, что делает её пожаробезопасной.

Принцип экологичности проявляется не только при строительстве жилья. Как правило, любители природы стремятся свести к минимуму связи с внешним миром, не покупать фабричные продукты, как можно меньше пользоваться техникой и автомобилями, загрязняющими окружающую среду. Забота об окружающей природе дополняется и заботой о самом человеке. Так, в большинстве поселений действует запрет на курение, употребление спиртного и сквернословие. Благодаря поселенцам появился даже термин «сознательный минимализм». Согласно этому принципу во многих общинах жители используют один автомобиль на несколько семей. В результате снижается негативное влияние на живую природу. Поселенцы исходят из того, что места для жизни должно хватить всем — и человеку, и лесу, и тем, кто населяет лес. Впрочем, иногда случается так, что другие люди не желают оставлять место для жизни самим поселенцам.

Борьба за лес

Экопоселения России и стран СНГ
Посмотреть в PDF-версии журнала. Экопоселения России и стран СНГ

Посмотреть в PDF-версии журнала. Экопоселения России и стран СНГ

Одна из главных проблем экопоселений — незаконные рубки леса. Есть большая разница между тем, как пользуются лесными богатствами поселенцы и как вырубают лес при промышленном способе заготовки древесины.

Так, жители Ковчега отмечают, что на 80 участков с домами (приблизительно 300 человек), в которых живут круглый год и ведут хозяйство, требуется около 4−5 км² леса в год. При этом лес чистится от ветровала и сухостоя, в нем проводятся очень бережные выборочные рубки с последующими посадками.

Согласно данным российского отделения «Гринпис», с начала 2009 года в эту организацию поступило более 60 жалоб граждан России о нарушениях Лесного кодекса РФ. Обращения касались в основном четырех проблем: незаконной вырубки леса, застройки лесных массивов, создания свалок в лесу и причин возникновения пожаров. Похожие проблемы есть почти у каждого поселения, которое расположено вблизи леса.

Экопоселенцы, которые собирают в ближайших лесах грибы, ягоды, вырубают больные и сухие деревья на дрова, активно противостоят уничтожению лесов. Оно и понятно, ведь в противном случае земля, на которой они живут, перестанет быть «эко».

«Сложно разобраться в том, какую рубку считать незаконной. Если главный лесничий района показывает нам бумагу, в которой лес признается больным и подлежит сплошной рубке, а приглашенные нами независимые эксперты говорят, что лес практически здоров и сплошная вырубка ничем не оправдана, то законно это или нет? — возмущается житель экопоселения Ковчег Федор Лазутин. — За восемь лет нашей жизни здесь под видом санитарных рубок было вырублено сотни две гектаров леса в непосредственной близости от поселения». Правда, жители сдаваться не собираются. Их сайты в Интернете зачастую содержат четкие пошаговые инструкции, как нужно бороться с варварскими вырубками лесов. А некоторые попытки противостоять уничтожению леса даже увенчались успехом.

«Активно мы действовали только один раз — зимой 2007−2008 года, когда остановили вырубку как минимум восьми делянок, притом что работа на них уже началась, — рассказывает Федор Лазутин. — После наших жалоб, письменных заявлений и протестов безобразия в лесах вблизи поселения прекратились. Возник даже диалог об изменении форм лесопользования в Малоярославецком районе, но ощутимых результатов он пока не принес».

Успешно противостояли уничтожению лесов и поселенцы из Гришино. Вокруг поселка начались активные лесозаготовки. Оказалось, по закону лесорубы имеют право вырубать лес под корень, оставив жителям небольшой участок диаметром один километр. По словам Владислава Кирбятьева, это сделает существование экопоселения бессмысленным. Ни грибов, ни ягод, ни целебных трав в окрестностях не будет. После гибели леса обмелеет речка, в ней исчезнет рыба. Но это только часть проблемы.

Огромные сплошные вырубки (и так называемые санитарные, и главного пользования) наносят непоправимый ущерб лесам. Невывезенный лес порой гниет в местах вырубок годами, а пустые пространства со временем зарастают непролазными зарослями. Все это никак нельзя отнести к грамотному лесопользованию.

Жители большинства экопоселений настаивают, чтобы прилегающие к их землям леса были переданы им в аренду либо в иную форму пользования. Помимо обивания порогов кабинетов чиновников, поселенцы собственными силами пытаются изменить ситуацию к лучшему. Они уверены: опыт борцов за экологию будет перенят и жителями обычных деревень. В Гришино, Ковчеге и других поселениях жители высаживают молодые елочки на вырубках. Подобные акции проводятся каждый год.

«Мы можем помогать лесничествам осуществлять общественный надзор за лесопользованием, подавать пример использования лесных богатств без истощения самого леса. Нашим опытом уже пользуются люди из обычных деревень, мы это знаем», — говорит Федор Лазутин.

Будет больше

Те, кто сегодня живет, строя уменьшенные модели общества по собственным правилам, уверены: с каждым годом экопоселений будет все больше. Правда, создание новых поселений зависит от успешности и известности тех, которые уже существуют. Поэтому, невзирая на принцип отгораживания от цивилизации, в поселках проходят специальные дни открытых дверей, организовываются экологические туры и пешие походы для горожан, которые хотят прикоснуться к «иной» жизни. Попросту говоря, жители активно занимаются пиаром своих поселений в СМИ и интернет¬сообществе. Хотя сами они утверждают, что им не важно, в какой форме организовано поселение — лишь бы экология не страдала.

«Сегодня в сельскую местность едет все больше интересных, образованных, активных людей. И особой разницы в том, какая форма будет у населенного пункта, в котором они будут жить: новая деревня, экопоселение или фермерское хозяйство, — нет. Главное, чтобы люди там перестали быть потребителями природы, а стали её друзьями и защитниками», — считает Федор Лазутин.

Каким бы ни было отношение к экопоселениям в обществе, их польза вполне очевидна. Напомним, что сегодня уже обсуждаются изменения в Жилищном кодексе РФ, которые должны стимулировать строительство малоэтажного жилья.

Идея родовых поместий (если мы не говорим о сектах и не углубляемся в идеологию) позитивна и отчасти даже перекликается с государственной программой — строительством малоэтажной России. Сегодня очевидно, что огромные территории нашей страны так и остаются депрессивными, а люди до сих пор стремятся жить в мегаполисах. Пример родовых поместий может вдохновить многих если не на создание экопоселения, то на переезд в отдаленные регионы страны.

Оксана КУРОЧКИНА