Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесной кодекс РФ

Дмитрий Саблин: «В январе 2007 года лесная промышленность может быть просто парализована»

Отшумели, отгремели споры по Лесному кодексу. Полемика вокруг этого законопроекта по пылкости ораторов и громкости высказываний могла соперничать с жаркими дискуссиями, сопровождавшими принятие Жилищного кодекса. Первыми забили тревогу ученые. По их мнению, расплывчатые формулировки нового законопроекта могут привести к увеличению роли теневой экономики в лесном секторе, а в настоящее время ущерб от нелегальной рубки лесов в России составляет 5 млрд рублей в год. За 5 лет обсуждений в кодекс было внесено около 2000 поправок, но ситуация от этого не изменилась. Споры продолжались до последнего момента. Перед вторым чтением проекта против некоторых пунктов кодекса высказались депутаты Московской области. Забыв о политических разногласиях, депутаты от фракций «Единая Россия», КПРФ, «Родина» выступили с предостережением, что борьба за зеленое покрывало планеты все больше напоминает политические и финансовые дрязги. Подтверждением тому стало интервью мэра Москвы Юрия Лужкова на канале ТВЦ, где разговор об экологии постоянно сбивался на вопросы собственности, строительства и финансовых поступлений в столицу.

О том, чем грозит лесам вступление в силу 1 января 2007 года нового «природоохранного» документа, мы беседовали с депутатом Государственной Думы, заместителем председателя Комитета по собственности, членом Московского областного регионального политсовета партии «Единая Россия» Дмитрием Саблиным.

— Дмитрий Вадимович, на заседании Госдумы во время обсуждения проекта Лесного кодекса вы выступили с критикой статьи 83 ч. 2 этого документа. В чем суть ваших возражений?

— Согласно этому пункту, осуществление полномочий не передается органам государственной власти субъектов Российской Федерации, плотность населения в которых в 15 раз превышает среднюю плотность населения страны. Фактически под этот критерий подпадают всего два региона — Московская область и Ингушетия. Только в отличие от Ингушетии, Подмосковье располагает огромными территориями лесов, а значит, этот пункт написан исключительно ради одного региона.

— Что в этом плохого по большому счету?

— Одним из достоинств Лесного кодекса я считал то, что по закону лес находится в федеральной собственности, однако центр берет на себя лишь регулятивные функции. Распоряжение лесными угодьями и контроль переданы в ведение региональных властей. И с этим пунк¬том я абсолютно согласен. Но если государство отдает леса в управление регионам, то все субъекты должны быть уравнены в правах. Введение ограничений нарушает конституционные принципы федеративного устройства РФ и входит в прямое противоречие со статьей 5 Конституции РФ, устанавливающей равноправие субъектов между собой и во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. С 1 января 2007 года Лесным кодексом будет закреплена политика двойных стандартов по отношению к Московской области.

— Недавно Юрий Лужков выступил с громким заявлением, что Москва не доверяет Московской области в вопросах лесозащитной зоны вокруг столицы. Более того, правительство Москвы намерено добиться передачи зеленой зоны вокруг столицы либо в собственность города, либо в подчинение федеральным властям. Как вы относитесь к этому заявлению?

— Иначе как провокацией я подобные выступления назвать не могу. До 1 января 2007 года по-прежнему действуют законы, в которых недвусмысленно сказано, что лесами распоряжается напрямую Правительство РФ. Правительство области никак не причастно к деятельности структур, которые не по назначению используют участки лесного фонда на территории региона. А сведения относительно 200 участков, якобы потерянных для лесного фонда, которые мэр Москвы привел в своем интервью, вообще не соответствуют реальному положению дел. Даже как-то неудобно слушать эмоциональные выступления о том, что Москве нужен воздух, а область его отнимает у столицы…

— Фактически «душит собственными руками» москвичей…

— Да, именно так. Такие заявления можно ожидать от начинающих политиков, пытающихся сколотить дешевый политический капитал. Но от людей такого ранга, как Юрий Лужков, подобные заявления носят совершенно другой оттенок.

— Эксперты высказывали мнение, что внесение этого пункта может быть лоббировано правительством Москвы, чтобы отдать лесные угодья под контроль столицы.

— Сейчас мы можем строить какие угодно предположения, но факт остается фактом: Московская область ущемляется в своих правах по сравнению с другими субъектами Федерации. Соответственно всегда найдутся силы, которые воспользуются лазейками в Лесном кодексе, чтобы обратить закон в свою пользу.

— Кстати, о лазейках в Лесном кодексе говорили многие, но мало кто объяснял, действительно ли можно обойти закон.

— За примером далеко ходить не надо. Так, кодекс предусматривает передачу лесных угодий в аренду только через аукцион. Однако оговаривается, что в области освоения лесов могут заключаться и инвестиционные соглашения «для создания и эксплуатации лесоперерабатывающей инфраструктуры». То есть достаточно предоставить бизнес-план строительства лесопилки, и арендатор имеет все шансы получить участок для освоения вне аукциона. Есть и другие статьи, которые можно повернуть в сторону злоупотреблений.

Нас беспокоит ещё одна проблема. Лесной кодекс — несомненно, необходимый и нужный стране закон, который будет в полной мере регулировать отношения в этой сфере. Но поспешность, с которой он был принят, вряд ли оправдана. По оценке экспертов, введение в действие Лесного кодекса потребует разработки и принятия только на федеральном уровне более 60 нормативных правовых актов и, самое главное, разработки и принятия нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. Сделать это в оставшееся до окончания года время представляется почти невозможным. Мы предлагали перенести срок вступления в силу кодекса ещё на один год, но, к сожалению, к нам не прислушались.

— Чем это нам грозит?

— В худшем случае в январе 2007 года лесная промышленность может быть просто парализована. Кроме того, ситуация, когда вступил в действие основной закон, но нет правовой базы, которая регулирует работу на местах, приведет к тому, что вся деятельность будет осуществляться по действующему на тот момент законодательству. А это значит, что заключенные на тот момент договоры и соглашения можно будет легко оспорить как противоречащие закону. В результате в течение нескольких лет работники лесной промышленности будут в судах расхлебывать негативные последствия поспешного принятия Лесного кодекса.

Беседовала Лана САМАРИНА