Партнеры журнала:

Новости ЛПК

Александр Холмогоров: «Мы заинтересованы не в тушении лесных пожаров, а в их отсутствии»

18.10.2010 22:46

2010 год наглядно продемонстрировал неэффективность затянувшейся на 10 лет реформы лесного хозяйства, которая привела к тому, что лесные пожары в центральной части страны тушить оказалось, по сути, некому. В Забайкалье число пожаров и их площадь в сравнении с прошлым годом не только не росли, но и сокращались, порой кратно, а жители края толком и не заметили, что пожарные в пожароопасный сезон потушили почти 700 возгораний в лесах.

Федеральный центр какие-то выводы из катастрофы, произошедшей этим летом, уже сделал. Какие-то сделает в ближайшей перспективе. Но уже сейчас понятно, что ликвидация в 2000 году Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомитета по охране окружающей среды, передача функций наземной охраны от органов лесного хозяйства Федеральной службе по надзору в сфере природопользования в 2005-м, введение нового Лесного кодекса и ликвидация единой федеральной Авиалесоохраны в 2007-м вызывают серьёзные вопросы. И говорится об этом на самом высоком уровне.

В Забайкальском крае определённые выводы сделали за несколько лет до этого - после пожароопасных сезонов, больше похожих на масштабную природную катастрофу. В 2009 году на тушение лесных пожаров впервые пришли профессиональные пожарные, привыкшие работать с пожарами бытовыми - ГУ «Противопожарная служба Забайкальского края». В регионе после федеральных реформ 2007 года удалось сохранить одно из лучших в стране подразделений авиалесоохраны. Были вложены серьёзные ресурсы в обеспечение пожарных подразделений техникой, способной работать в лесу, и обучение специалистов, готовых организовывать тушение лесных пожаров.

Результата удалось добиться уже в прошлом году, когда количество и площади лесных пожаров по сравнению с 2008 годом сократились в разы. В 2010 году, несмотря на то, что погода мало отличалась от предыдущих лет, отрицательная динамика по возгораниям в лесах сохранилась - лесных пожаров зарегистрировано на 170 штук меньше, площадь возгораний сократилась почти в три раза.

Виновником такого положения вещей многие склонны считать погоду - мол, и дождей было больше, и жары поменьше. Погода, между тем, по стране в 2010 году была приблизительно одинаковой. Пожары возникали везде, другой вопрос - насколько территории оказались готовы к борьбе со стихией.

Об итогах пожароопасного сезона 2010 года и о подготовке к следующему рассказал вице-премьер регионального правительства, руководитель краевой комиссии по ЧС, идеолог региональной - пусть её так и не называют - реформы системы подготовки и организации тушения лесных пожаров Александр Холмогоров.

- Пожароопасный сезон закончился, но работа на этом направлении не прекращается. Сейчас мы осуществляем превентивные мероприятия на территории края - отжиги травы перед лесными насаждениями. Такая работа проводится поздней осенью, перед установлением снежного покрова, и ранней весной, пока снег не сошёл в лесу, чтобы защитить лес и населённые пункты от перехода ландшафтных возгораний в лесные и бытовые пожары.

- Можно ли уже подводить какие-то итоги работы пожароопасных подразделений в пожароопасном сезоне 2010 года?

- У нас довольно серьёзное снижение как по количеству возгораний, так и по площадям, пройденных пожарами. Если в 2009 году было 855 лесных пожаров, то в этом - 680. Иначе говоря - минус 170 пожаров. Площади возгораний упали со 170 тысяч до 60 тысяч гектаров. При этом площадь - это, прежде всего, показатель оперативности реагирования, готовности пожарных подразделений ликвидировать пожар в первые же сутки после обнаружения. Этот процент у нас вырос с 64 в прошлом году - до 71,6% в этом. Погодные условия были одинаковыми.

- Что-то принципиально изменилось в этом году в схеме тушения пожаров?

- Мы более активно стали привлекать силы ГУ «Противопожарная служба Забайкальского края» (ППС), отработали несколько новых технологий и в технике, и в тактике, и в стратегии тушения пожаров. Выпустили ряд учебных пособий, проучили большое количество руководителей тушений пожаров. Продолжилась работа по концентрации в пожарных подразделениях техники.

- О каких новых методиках идёт речь?

- Ну, например, очень непростой вопрос - тушение возгораний в труднодоступных местностях. Это увалы, склоны гор, куда сложно пробиваться. Раньше мы пытались тащить туда машины, тракторы и так далее. А теперь просто отрезаем эти территории, локализуя возгорание и окарауливая по периметру.

В этом году попробовали - и наработали неплохой опыт тушения пожаров прямо с пожарной машины. Автомобиль идёт по кромке возгорания, тушение ведётся прямо с рукавов.

Ряд тактических схем отработали. Ведь самое главное в тушении лесных пожаров - не подвести людей под верховой огонь. Делается это с помощью связи, контроля силы ветра и направления движения огня… В этом году мы опыт грамотного управления людьми при тушении лесных пожаров серьёзно укрепили.

- Схема с использованием ППС используется уже два года. Можно ли говорить о том, что так оно будет всегда?

- Да. Это стратегия, эффективность которой сегодня признали МЧС и Рослесхоз. Она и дальше будет использоваться на территории края.

Вместе с тем мы планируем усиливать авиабазу охрану лесов. Будем продолжать активную работу с добровольными пожарными дружинами (ДПД) в поселениях.

Серьёзная работа ведётся по усилению пожарных подразделений техникой.

Вообще, резерв сил, которые мы можем оперативно развернуть для тушения лесных пожаров, у нас, наверное, самый большой в России - 11,75 тысяч человек, более 2 тысяч единиц автотракторной техники, девять единиц авиатехники. Из этого количества специалистов 1,57 тысячи человек - это профессиональные пожарные ППС, 151 человек - Читинская авиабаза охраны лесов, 1,7 тысяч специалистов федеральной противопожарной службы МЧС.

- Обрисуйте схематично систему тушения пожаров.

- В Чите создан Центр управления силами и средствами по тушению лесных пожаров. Сейчас он располагается в авиабазе охраны лесов, но мы планируем перевести его в новое помещение - специализированный видеозал со всеми видами связи.

В центр стекается вся информация по мониторингу текущей ситуации с лесными пожарами. Центр при получении информации мгновенно отдаёт команды на тушение лесных пожаров, ориентируясь на оперативную карту размещения сил и средств. Грубо говоря, на место выезжает ближайшее пожарное подразделение ППС или авиабазы охраны лесов. Задействуются также силы арендаторов, ДПД. В итоге в течение 2-3 часов мы почти на любом лесном пожаре на территории края можем создать очень серьёзную группировку сил и средств для ликвидации возгорания.

- Кто занимается мониторингом пожароопасной ситуации?

- Это и космический мониторинг, и посты противопожарной службы, авиабаза, сельские поселения, заявления граждан. Чтобы подтвердить ликвидацию пожара, на месте должен появиться специалист Гослесслужбы. Его задача - только подтвердить пожар и определить затраты на его ликвидацию. Но в реальной жизни работники Гослесслужбы оказывают непосредственную помощь в тушении пожара.

- Посты ППС были введены в 2009 году?

- В таком виде - да. Посты - это ведь не только наблюдательный, но и психологический эффект, сигнал о том, что специалисты отслеживают ситуацию.

- Какие-то новшество планируется применять для мониторинга ситуации?

- Да. Сегодня мы отрабатываем с «Сибирьтелекомом» возможность установки систем видеонаблюдения на их мачтах. Таким образом мы можем накрыть около 2/3 территории края - вся картинка будет выводиться в Центр управления силами и средствами.

- Это затраты краевого бюджета?

- Да, около 6 миллионов рублей. Готовится технико-экономическое обоснование проекта. Камеры не будут дорогими, а мачты и связь компания предоставит бесплатно.

- Насколько хорошо налажено взаимодействие между структурами, участвующими в тушении пожаров?

- В прошлом году проблемы были. В этом году я не помню никаких несогласованных действий. Все ориентированы на результат.

- Можно ли говорить о том, что ситуацию с предупреждением и тушением лесных пожаров удалось кардинально изменить?

- Конечно, сравнивать 2007-й и 2010-й годы по возможностям РСЧС (региональная система предупреждения и ликвидации ЧС - ред.) нельзя. Это абсолютно разные системы и совершенно разный подход.

Три года назад структуры, ликвидировавшие пожары, зарабатывали на этом деньги. Не тушили - не зарабатывали. Вкупе с тяжелейшими погодными условиями и развалом всей системы охраны лесов мы получили катастрофу.

В этом году мы имеем боеспособную систему, которая заинтересована не в тушении лесных пожаров, а в их отсутствии. Чем дольше мы тушим пожар, тем больше мы тратим на это ресурсов и сил, а денег никто больше не получает.

Надо понимать, что лесной пожар - это стихия, которая может приводить к ужасным последствиям. То, что было в 2007 году, - очень страшно. И из опыта трёхлетней давности мы знаем, что самое главное - не распустить пожары. Когда оперативно реагируешь, успевая за первые сутки-двое локализовать и ликвидировать возгорание, не выпуская пожар за площадь в 1-2-3 гектара, то ситуация находится под контролем.

Как только несколько возгораний выходят за пределы 200-300 гектаров, ситуация быстро перестаёт быть управляемой. Несколько больших пожаров требуют абсолютно другого количества ресурсов, чем несколько возгораний на 5-10 гектаров. Потушить несколько крупных очагов очень сложно, потому что каждый из них, как магнит, притягивает к себе огромные силы и средства. Сразу начинает страдать оперативность - в том числе и на других участках. А когда недостаточно людей и техники, сразу начинают разрастаться малые пожары.

Это горящий снежный ком. И именно такую ситуацию мы наблюдали этим летом в центральной части страны.

- В начале года много говорили про необходимость создания лесопожарных центров по всему краю. Что удалось сделать за лето?

- Два центра - в Домне и Петровск-Забайкальском уже создано. В будущем году количество центров вырастет до пяти. Мы продолжаем закупать для них технику - АРСы (Автомобильная разливочная станция на базе военного ЗиЛ-130 - ред.), малые пожарные комплексы на базе «УАЗиков», дополнительно закупаем тралы для оперативной переброски техники. Та техника, которая уже находится на вооружении пожарных подразделений, используется аккуратно. В этом году пострадали всего шесть машин, и то это были мелкие поломки в двигателях, подвеске и так далее. Все поломки устранены, вся техника готова к работе. Тяжёлая техника, которую мы забрали у лесных предприятий, также находится в рабочем состоянии.

В этом году на технику было выделено из нашего бюджета около 8 миллионов рублей, кроме того, много её безвозмездно передавали военные и МЧС. В будущем году с учётом ситуации этого лета федеральный центр планирует изменить подход в поставке техники в регионы. Мы уточним новые правила, и будем активно в этом процессе участвовать.

- Насколько эффективны лесопожарные центры?

- Сомневаться в эффективности центров не приходится. Мы постоянно вынуждены перебрасывать технику для тушения пожаров из одного района края в другой. Учитывая наши расстояния, концентрировать её, например, в Чите не имеет никакого смысла. А распределять по краю, прикрывая в итоге все муниципальные районы, имея возможность в любой момент перекинуть тяжёлую технику в любую точку, - имеет.

- В этом году созданные центры уже работали в таком режиме?

- Безусловно.

- А каковы перспективы Читинской авиабазы охраны лесов?

- Если в ближайшие месяц-два на федеральном уровне не будет принято решение о создании подразделений единой общероссийской авиабазы охраны лесов, то мы переведём их на наше бюджетное финансирование. У нас есть свой механизм по сохранению и развитию авиабазы.



Источник новости: ИА «Чита.Ру»