Партнеры журнала:

Тема страницы

Доверяй, но проверяй

Основа развития экономики – инвестиции впроизводство. Поэтому любое региональное правительство приветствует появление в области новых инвесторов и стремится создать им все условия для успешного развития бизнеса.

В цехе Сокольского ЦБК
В цехе Сокольского ЦБК

Однако если сложившийся в регионе благоприятный инвестиционный климат позволяет инвестору быть более или менее уверенным в успехе своих начинаний, то сама область никак не застрахована от прихода недобросовестных бизнесменов. Как заранее узнать, насколько эффективной окажется деятельность нового собственника?

Когда в конце 90‑х годов прошлого века на Вологодчине появилась группа компаний «ФОКС», трудно было сомневаться в надежности этого инвестора, который стал хозяином нескольких ведущих лесопромышленных предприятий, расположенных на территории области, в том числе крупного леспромхоза (получившего название ПЛО «Монзалес»), мебельной фабрики «Прогресс» и крупнейшего в области Сокольского целлюлозно-бумажного комбината. Инвестиционные планы были грандиозные, и некоторые из них даже воплотились в жизнь: в 2002 году на Сокольском ЦБК была введена в эксплуатацию 10-я бумагоделательная машина, более современная и высокотехнологичная по сравнению с остальным оборудованием комбината.

Однако со временем стали появляться тревожные признаки, указывающие на то, что предприятия группы компаний «ФОКС» работают нелучшим образом. ПЛО «Монзалес» взяло несколько серьезных кредитов, но из-за отсутствия четкого и реально исполнимого бизнес-плана не смогло их вернуть, в результате чего село на кредитную «иглу», привлекая новые кредиты для погашения прежних. Фирма «Прогресс», некогда одно из крупнейших на Северо-Западе мебельных предприятий, постепенно сдала свои позиции и пришла в упадок. Сокольский ЦБК, ведущее предприятие вологодской целлюлозно-бумажной отрасли, с 2003 года работает нестабильно и год от года снижает объемы производства. Появилась задолженность по уплате налогов в бюджеты всех уровней, производственные мощности комбината постоянно оставались недозагруженными, задерживалась зарплата…

Сокольский ЦБК
Сокольский ЦБК

Было бы долго перечислять все этапы «падения» производства названных предприятий. Можно только констатировать факты — результаты деятельности горе-инвесторов. Директор мебельной фирмы «Прогресс» была осуждена за экономические преступления, а сама фирма, трижды пережившая процедуру банкротства под разными именами, дошла до такой степени разорения, что из цехов закрытой в 2005 году второй фабрики были вывезены даже чугунные плиты с пола. Процедура банкротства ПЛО «Монзалес» осложняется тем, что лесные поселки, входящие в это предприятие, расположены на территории трех районов — вдоль принадлежащей предприятию Монзенской железнодорожной ветки. Таким образом, когда предприятие развалилось, жители этих поселков оказались не только безработными, но и оторванными от цивилизации. На Сокольском ЦБК, пережившем в 2004 году забастовку собственного коллектива, а потом нашумевшую на всю страну попытку насильственного захвата предприятия группой «Вектор», также введено внешнее управление.

Конечно, не только предприятия этого собственника становятся банкротами из-за неэффективного управления бизнесом. Можно привести примеры еще некоторых предприятий-банкротов. В любом случае возникает логичный вопрос: «Почему же власть, зная о неблагоприятном развитии лесопромышленных предприятий, не вмешалась вовремя и не остановила процесс разрушения?». Дело в том, что согласно российскому законодательству власть не имеет права вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов. Что с того, что при первых признаках экономической нестабильности предприятия лесной департамент включает его в зону особого внимания? Ведь конт­ролировать деятельность собственника могут только фискальные органы — налоговая инспекция, арбитражный суд, а также прокуратура и органы внутренних дел.

Проблема в том, что доказать вину недобросовестного собственника очень трудно. В законодательстве Российской Федерации не заложена ответственность за разбазаривание бывшей государственной собственнос­ти. Многие бизнесмены, обогатившиеся на волне «ваучеризации», в 90‑х годах кинулись в лесопромышленный комплекс, не понимая, что эта отрасль сегодня не дает таких дивидендов, как нефтегазовая промышленность, например. Здесь требуются вложения и работа с расчетом на длительную перспективу, на завтрашний день. В результате, не сумев ни сохранить, ни преумножить попавшую в их руки собственность, такие предприниматели не несут никакой ответственности за банкротство предприятий.

Казалось бы, власть могла бы «умыть руки»: пусть собственник сам решает свои проблемы. Но беда в том, что банкротство крупного предприятия вызывает массу социальных проблем. Это оставшиеся без средств к существованию люди (для лесных предприятий, которые часто являются поселкообразующими, это весьма актуально), нарушенная инфраструктура и многие другие беды. Таким образом, областная власть оказывается между молотом и наковальней: не имея эффективных рычагов для предотвращения кризисных ситуаций, она вынуждена нести ответственность за их исправление.

И все же участие органов исполнительной власти в решении сложных социальных проблем, вызванных банк­ротством лесопромышленных предприятий, имеет большое значение. В таких ситуациях Департамент лесного комплекса Вологодской области выполняет роль координатора деятельности различных структур, намечая пути выхода из кризиса и объединяя усилия всех заинтересованных организаций для скорейшего решения проб­лемы. Во многом благодаря усилиям областных властей снова заработала под руководством нового директора мебельная фабрика «Прогресс», хотя там еще остается масса нерешенных имущественных проблем. Новый руководитель готов добросовестно приобрести все основные фонды фаб­рики, но это сделать затруднительно, поскольку глава группы «ФОКС» находится за границей, да и вообще не так давно объявлен во всероссийский розыск. Работа на Сокольском ЦБК тоже в последнее время стабилизировалась. Совсем недавно процедура банкротства на этом предприятии была прекращена, поскольку все долги комбината перешли к единому кредитору — инвестиционной компании Банка Москвы. Кто в дальнейшем займется развитием Сокольского ЦБК, покажет время, однако тот факт, что его судьбой заинтересовалась столь серьезная компания, внушает надежду на лучшее.

В Вологодской области и без того нелегкий процесс решения проблемы предприятий-банкротов осложняет то, что недобросовестный собственник является учредителем одной из областных газет, что позволяет ему воздействовать на общественное мнение, создавая себе имидж «борца с коррупцией» и обвиняя областную власть во всех мыслимых и немыслимых грехах. Это создает повышенную социальную напряженность, которая очень мешает в решении социальных проблем. Тем не менее позиция правительства Вологодской области и, в частности, Департамента лесного комплекса остается неизменной: независимо от причин возникновения социальных и экономических проблем на лесопромышленном предприятии, решать их нужно общими усилиями.

Татьяна АЛЕШИНА

Список предприятий ЛПК Вологодской области

Другие статьи рубрики Регион номера: Вологодская область

Загадки русского севера
Прочность по-вологодски
Вкладываем в ценные бумаги
ЛПК Вологодской области
Список предприятий ЛПК Вологодской области

Вологодская сказка
Леса улучшенной наследственности
Правильные амбиции
Дюжина важнейших
Крупнейшие предприятия ЛПК Вологодской области
Список предприятий ЛПК Вологодской области

В лес за будущим
Вячеслав Позгалев: «Нужна долгосрочная федеральная программа»
Цвет вологодского золота
Сказка, да и только!
Список предприятий ЛПК Вологодской области

Вологодская область
Неподеленный Сокольский ЦБК

Обзоры ЛПК регионов России