Партнеры журнала:

Тема страницы

На пути великих перемен

Татарстан − малолесный регион с преобладанием мягколиственных пород. Однако даже низкотоварную древесину «сбрасывать со счетов» в Республике не собираются. В ноябре теперь уже прошлого года Кабинет министров Республики утвердил Программу развития лесопромышленного комплекса Татарстана на период до 2010 года. Государственные заказчики-координаторы Программы − Министерство экономики и промышленности и Министерство экологии и природных ресурсов Республики. О том, что ждет лесопромышленный комплекс этого региона в ближайшие 6 лет, рассказывает министр экологии Татарстана Б. Г. ПЕТРОВ.

Мы считаем, что в нашей Республике при 17% лесистости, лес должен в первую очередь выполнять экологические функции. Тем не менее мы уверены, что лесосырьевой потенциал Республики Татарстан представляет собой реальную основу для полноценного развития и функционирования лесопромышленного комплекса Республики. Сегодня этот потенциал используется неудовлетворительно.

Давайте посмотрим, что получается. Запасы древесины основных пород (осины, березы, дуба) в Татарстане распределены по трем районам. Первый расположен между Волгой, Камой и Вяткой − это так называемое «Междуречье», запасы древесины там составляют 2517 тыс. м. Второй − между Камой и Волгой − «Закамье», где запасы − 13873 тыс. м. И, наконец, третий − за Волгой, «Заволжье», с запасами в 1073 тыс. м. При этом в лесах Междуречья расчетная лесосека осваивается полностью, а в Закамье, где сосредоточены три четверти всех запасов древесины Татарстана, − лишь на 16%. Конечно же, из этой ситуации надо искать выход.

С предприятиями ЛПК − следующая картина. Крупные деревообрабатывающие и мебельные предприятия сосредоточены в Зеленодольском районе −

Поволжский фанерно-мебельный комбинат (ПФМК) и Зеленодольский фанерный завод (ЗФЗ). Они своего рода флагманы деревообрабатывающей промышленности Республики. Их технико-экономическое состояние вполне благополучно, они выпускают качественную продукцию, которая экспортируется за рубеж. На ПФМК, кроме фанеры, в широком ассортименте производятся мебельные заготовки и мебель, и более 80% продукции комбината реализуются в западных странах.

Вторая часть лесоперерабатывающего комплекса Татарстана сосредоточена в более чем тридцати лесхозах, которые являются главными лесозаготовителями. Их объемы − до 600 тыс. м в год, что составляет около 40% расчетной лесосеки. И, наконец, третья группа предприятий лесопромышленного комплекса − многочисленные мелкие и средние деревообрабатывающие и мебельные предприятия в Казани и других городах республики. Эта группа практически не вносит заметного вклада в освоение лесов республики, так как предпочитает работать на качественном привозном сырье преимущественно хвойных пород.

Имевшийся в доперестроечные годы стабильный дефицит на пиломатериалы и изделия из древесины не создавал на внутреннем рынке благоприятных условий для развития лесопиления и деревообработки в лесхозах. Вопрос о реализации не возникал, просто распродавалась вся продукция, даже не всегда высокого качества. А с развитием рыночных отношений ситуация стала резко меняться. В республику хлынул поток лесопродукции из соседних областей. На местах, да и в самой Казани, появилось множество мелких фирм, выпускающих качественную продукцию, иногда по европейским стандартам (строительный погонаж, окна, двери, мебель и др.), большей частью из привозного сырья с использованием зарубежных технологий и оборудования.

Продукция лесхозов, за исключением срубов и некоторых товаров народного потребления, в производстве которых лесхозы являлись монополистами, оказалась в разряде недорогой и сравнительно невысокого качества. Это произошло, во-первых, из-за низкого качества исходного сырья, во-вторых, из-за распиловки на лесопильных рамах устаревших конструкций, также из-за некачественной сушки пиломатериалов в сушильных камерах, из-за изношенности деревообрабатывающего станочного парка, неудовлетворительного состояния инструмента, отсутствия современных технологий (например, производства фанеры, ДСП, клееных изделий) и оборудования… В итоге выход товарной продукции с кубического метра заготовленной древесины сегодня весьма низок и составляет в среднем по лесхозам Татарстана чуть больше 400 рублей. В то время как «глубокая» переработка с максимальным использованием для получения товарной продукции всей биомассы позволяет, например, Волжскому деревообрабатывающему комбинату «Заря» с 1 м получать сырья для товарной продукции на сумму свыше 2000 рублей, а вышеназванным ПФМК и ЗФЗ − до 3000 рублей.

Износ основных производственных фондов в лесхозах приблизился к 60%. Современная структура лесопромышленного производства в лесхозах Республики, используемые технологии и оборудование безнадежно устарели. Свыше 50% лесоматериалов реализуется в круглом виде или сырыми необрезными пиломатериалами. Прибыль, остающаяся в распоряжении лесхозов, не обеспечивает им не только возможности обновления производства, но и поддержания его на достигнутом уровне…

− Да, к сожалению, Татарстан не первый и не последний столкнулся с этими проблемами. Ситуация по России примерно одинаковая. Кому-то чуть легче, кому-то сложнее, а в целом… Борис Германович, какие конкретные решения предлагает Программа?

− При разработке Программы мы исходили из той идеи, что продукция лесопромышленного комплекса даже в наиболее стабильные периоды была дефицитной, а спрос на нее всегда опережал предложение. Сегодня положение таково, что реально существующая потребность в этой продукции оказывается невостребованной в силу снижения платежеспособности части населения, роста цен. Но это лишь временное явление.

С общим преодолением экономического кризиса в стране увеличится и внутренний спрос на продукцию отрасли. Ожидается существенный рост объёмов потребления древесины для производства мебели за счет вытеснения с внутреннего рынка республики лесной продукции, завозимой из других областей России, а также рост объёмов для строительства.

Согласно этой программе развитие лесопромышленного комплекса Республики Татарстан ориентировано на создание новых узлов переработки древесины и использование существующего промышленного потенциала после его модернизации. Так, в планах − развитие производств по выпуску спичек, древесного угля, продуктов химической переработки древесины, реконструкция и техническое перевооружение мебельных предприятий с созданием гибких технологий, обеспечивающих производство и быструю смену ассортимента современной конкурентоспособной мебели, в том числе из массивной древесины.

Комплекс этих предприятий должен будет максимально удовлетворить собственные потребности Республики, а также потребности малолесных областей Поволжья и юга России, стран СНГ. Предполагается, что производимая продукция будет частично экспортироваться в страны Дальнего Зарубежья. В первую очередь собираемся налаживать производство мебели, продукции домостроения, фанеры, деталей и заготовок из цельной древесины.

В Закамье будут построены два лесоперерабатывающих комбината − Альметьевский и Черемшанский. На Альметьевский комбинат нужно будет вывозить до 350 тыс. м древесины в год. Сырьевая база этого комбината включит леса восьми лесхозов. На комбинате предполагается производить 25-30 тыс. м фанеры листовой, 100 тыс. м древесностружечных плит и до 10-15 тыс. м продукции механической переработки древесины (погонажа, бруса и щита из массива древесины строительной столярки).

Второй деревообрабатывающий комбинат, скорее всего, будет строиться в районе рек Малый и Большой Черемшан. Березового сырья в лесах этой зоны недостаточно для организации производства фанеры, а по осине ликвидная лесосека составляет около 300 тыс. м. Этот комбинат будет потреблять 250-260 тыс. м сырья в год. При этом из низкокачественной древесины будут производиться древесные плиты, а из здоровой − продукция деревообработки. Отходы деревообработки и лесозаготовок нужно также будет использовать для производства тепловой и электрической энергии.

На базе использования лесов Мензелинского, Болгарского и частично Алькеевского лесхозов должны быть организованы узлы по производству всевозможных изделий (погонажа, клееного щита и бруса, окоп, дверей и др.) для строительства и мебельного производства, а также для изготовления товаров народного потребления. Годовая потребность этих производств в сырье − от 30 до 80 тыс. м, она будет покрываться за счет рубок главного пользования и рубок ухода. Так что отгрузка круглых лесоматериалов сводится к минимуму.

Кстати, в лесозаготовительной промышленности планируем уходить от сезонности лесозаготовок за счет расширения строительства дорог круглогодового действия.

− Как говорится, планов − громадьё. А поскольку уже есть Программа, значит, посчитана сумма необходимых капиталовложений…

− Объем инвестиций за счет всех источников финансирования с 2005 по 2010 гг. всего составит 1000 млн руб. Из них инвестиции коммерческих структур − 950 млн руб. Но и ожидаемые конечные результаты реализации Программы вдохновляют. Так, годовой финансовый эффект от внедрения программных мероприятий должен составить 754 млн рублей. Годовой объем лесозаготовок по республике будет равен 1300 тыс. м. Товарная продукция деревообрабатывающих предприятий (правда, считали в ценах 2002 г.) будет выпускаться на 2,9 млрд руб. в год, а численность промышленно-производственного персонала, занятого в отрасли, будет равняться примерно 6250 человек.

Особо хочу подчеркнуть, что эффективное и своевременное решение всех названных мною проблем возможно только при государственной поддержке. Необходима государственная поддержка (на льготных условиях возврата средств) для создания постоянных источников инвестирования развития отрасли и условий, позволяющих предприятиям направлять прибыль на инвестирование. Решению этой проблемы будет способствовать заключение соглашения между Правительством Республики Татарстан и Союзом лесопромышленников и лесоэкспортеров России, активное участие Республики в выполнении разделов Концепции развития лесопромышленного комплекса Приволжского регионального округа. Должна оказываться помощь и в содержании социальной сферы…

Социальная сфера, к сожалению, сегодня недооценивается. И напрасно. Отрасль − это, прежде всего, люди. И от того, как о них заботятся, во многом зависит развитие отрасли. Благодаря Республике, ее поддержке, у нас сегодня нормально живут лесные поселки, которых на территории Татарстана более 70. По всей стране они уже давно предоставлены сами себе. Да, было много проблем, но мы построили дороги, линии электропередач, создали клубы, обеспечили людей работой. Мы оставили прежнюю численность работников лесхозов и не ухудшили их социально-экономического положения.

Вообще считаю особенно важным то, что мы в Татарстане сумели сохранить бюджетное финансирование лесного хозяйства. Лесхозы до сего дня находились в ведении Республики. При потребности Татарстана на ведение лесного хозяйства в 300-350 млн руб., мы из республиканского бюджета ежегодно выделяли 160-180 млн руб. средств, что в 6-7 раз выше, чем в соседних субъектах Федерации. Другой важнейший источник финансирования − экологический фонд. У какого субъекта Федерации он сегодня есть? Но вообще, чтобы поднять лесное хозяйство Республики на более качественный уровень, нужно, конечно же, привлекать инвесторов.

− Татарстану с его малоценной древесиной сделать это не очень просто, наверное?

− Действительно, это так. И любой «инвестор» с удовольствием отхватил бы себе отдельные кварталы, скажем, Зеленодольского опытного лесхоза, где растут реликтовые сосны. Поэтому у Республики должна быть четкая стратегия для того, чтобы не потерять, а обрести. Мы можем дать в пользование арендатору хороший участок лесного фонда при условии, что «в довесок» он возьмет и малоценные участки − только такой подход будет разумным. Когда речь идет об аренде на 49 лет, нормальный лесопромышленник должен озаботиться не только тем, чтобы пользоваться ценной древесиной, но и постараться изменить структуру насаждений на малоценных участках и таким образом подготовить себе поле деятельности на будущее.

И мы прекрасно понимаем, что повсеместно арендаторы не появятся. Поэтому территорию лесного фонда Татарстана мы разделили на несколько зон, наметили специализацию и подумали о том, чем можно было бы заниматься арендатору на каждом из этих участков. В одном случае это было бы фансырье, в другом − сырье для ДСП и ДВП. Арендатор как никто другой позволил бы нам переработать всю неликвидную часть древесины, которую сегодня некуда девать. Кстати, у нас уже есть два готовых на наши условия арендатора − те, которых я называл ранее: Зеленодольский фанерный завод и Поволжский фанерно-мебельный комбинат.

− Борис Германович, хотя эта проблема вроде бы уже решена, но в период бурных дискуссий вокруг Лесного кодекса РФ Вы ведь тоже высказывали свою точку зрения на то, должны ли в России быть частные леса…

− И сейчас могу открыто высказать свою точку зрения: частные леса нужны. О чем может быть речь: территория, которая имеет хозяина, всегда выглядит лучше, чем клочок земли, который никому не принадлежит, загаженный, запущенный, потому что ничей. Лес государственный, а это значит, что у него фактически нет хозяина. У лесхоза, в отличие от арендатора, нет такой задачи − получать прибыль с леса.

Должны прийти люди, которые, с одной стороны, этот лес бы рубили и перерабатывали, с другой − выращивали. А мы все боимся одного: что придет чужой дядя и все вырубит. У нас есть законодательство, есть жесткий контроль государства, ну как же он может все вырубить? С какой стати он будет отступать от закона? Это чисто российский подход.

Может быть, не стоит передавать в частную собственность водоохранные леса. А с другой стороны, почему бы и нет? Ведь уже есть законодательные ограничения на использование этого леса. Собственник и будет использовать этот лес только в культурно-оздоровительных целях.

На будущий год мы решили провести эксперимент в трех наших лесхозах. Все рубки ухода и санитарные будут проводить частные предприятия по договорам с лесхозами. Причем лесхоз не заплатит за это частникам ни копейки. Он будет расплачиваться только древесиной. Я гарантирую, что все будут от этого только в выигрыше. Лесхоз сэкономит бюджетные деньги, потому что все за него сделает коммерческая структура.

Мы перед лесхозами сегодня ставим одну задачу: чтобы любая работа была прибыльной. Меня сегодня многие ругают за то, что я все свожу к рублю, но я считаю, что это оправдано: работаете − покажите прибыль. Если лесхоз работает с минимальной прибылью и при этом проводит все необходимые мероприятия, считаю, что его надо приветствовать. А пока у нас ситуация такова, что все заработанные лесхозом деньги вкладываются в лесное хозяйство.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ

Другие статьи рубрики Регион номера: Республика Татарстан

Казанское черное царство
Основные функции лесов Татарстана – защитная и рекреационная
Чемпионат «Лесоруб-2015» финишировал в Казани
Технология производства бионефти из отходов лесопереработки создана в Татарстане
ЛПК Татарстана: все виды продукции – у себя дома!
Список предприятий ЛПК Республики Татарстан

Земля крылатого белого барса
Леса Татарстана: осины, липы и березы
Долю ЛПК в экономике можно увеличить вдвое
От фанеры до салфеток
Фанерных дел мастера
Список крупных предприятий ЛПК Республики Татарстан

За содружество науки и практики!

Обзоры ЛПК регионов России