Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесная промышленность

Рощинский сертификат

Реальность в области экспорта зарубеж российского пиловочника и изделий из древесины такова, что самые емкие и перспективные, но экологически чувствительные рынки Европы и Америки сегодня для нас практически закрыты. И все по одной простой причине: наша древесина по большей части не сертифицирована. Нет необходимого международно признанного документа на то, что эта продукция получена с соблюдением всех предусмотренных законодательством экологически обоснованных норм. В итоге наши поставщики древесины на мировой рынок получают доход гораздо меньший, чем могли бы. У этой проблемы есть еще и другая сторона - это Финляндия и Швеция, страны, через которые на мировой рынок ныне поступает большая часть нашей древесины, а также произведенной из нее продукции. Здесь отсутствие на российское сырье сертификата также создает определенные трудности. Поскольку неувязка такого рода вполне правомерно позволяет международным экологическим организациям поднимать в зарубежной прессе вопрос о безопасности для здоровья людей продукции, полученной из российской древесины. Что естественным образом негативно сказывается на конкурентоспособности данной продукции, и отчего предприятия, перерабатывающие российскую древесину, несут определенные финансовые потери.

Все это и стало три года назад предпосылками к началу эксперимента по созданию в Линдуловском лесничестве Рощинского опытного лесхоза модельной площадки для отработки в наших российских реалиях технологии неистощимого лесопользования и связанной с ним процедуры международной сертификации. В этом году пройден первый этап:сдан трудный экзамен по международной сертификации и получен подтверждающий это документ. Проводившая международный аудит компания «Вейтневски Веритас» - одна из крупнейших и уважаемых в этом деле. Выданные при ее участии документы о сертификации в той или иной области деятельности высоко котируются во всем мире. Теперь такой сертификат имеется и у Рощинского опытного лесхоза - единственного среди лесхозов области. О работе, предшествовавшей получению сертификата, и о его значении рассказал на презентации этого важного события, директор Рощинского опытного лесхоза Владимир Сергеевич Нарубов:

«Для нас, работников лесхоза, полученный сертификат - это долгожданная награда за многолетнюю упорную работу. За ним километры исхоженных троп, работы по определению древостоя, кропотливый труд различных специалистов как лесхоза, так и Северо-Западного лесоустроительного предприятия, а также помогавших нам советом специалистов финской лесной службы. Проект хоть и финансировался финской стороной, все-таки это была совместная идея. Для ее реализации были привлечены специалисты из разных областей знаний: ботаники, дендрологи и, в особенности, мелиораторы. Было четыре плановых маршрута и широчайшая сфера обследования. Так что этот документ есть воплощение колоссальной совместной работы многих специалистов на протяжении нескольких лет. Можно назвать этих самоотверженных, фанатично преданных своему делу людей, и это не только работники лесхоза.

Среди них представители Северо-Западного лесоустроительного предприятия «Севзаплеспроект»: его директор В.И. Архипов, заместитель Т.А. Вьюгина; лесничий Линдуловского лесничества Андрей Игнатьев; работники управления лесхоза Ирина Кузема, Марина Семенова, Надежда Николаева.

Поскольку некоторым образом мы были первопроходцами, то очень часто в ходе реализации проекта приходилось решать проблемы, возникавшие по причине частых противоречий между рекомендациями ландшафтно-экологического плана и ныне действующим лесным законодательством и его нормативами. Доходило до курьезов. По законодательству процент выборки имеет строгие нормативы, и после рубки оставляется максимум не более тридцати процентов древостоя. С другой стороны, по ландшафтно-экологическому плану рекомендуется оставлять большую часть старых деревьев. Таких стволов набирается до половины всего древостоя. Здесь налицо явное противоречие. Это только одна из «шероховатостей», выявленных в ходе осуществления проекта. Некоторые обнаруживались сразу, другие выявились при первом аудите модельной территории. Получалось, что, с одной стороны, мы были в жестких рамках наших законов, а с другой - требований ландшафтно-экологического планирования. Поэтому, как бы предваряя международный аудит, провели своими силами предварительную проверку. По этому внутреннему аудиту оценивали лесосеки, объекты культуры - словом все, что есть в нашем ландшафтно-экологическом плане. В связи с этим, по рекомендации финской стороны, даже несколько изменили нашу российскую технологию ухода за лесопосадками. Одновременно выявилось еще одно противоречие - по очистке лесосек. У финской стороны практически везде идет измельчение и разбрасывание. Происходит своеобразное удобрение почв. В условиях нашего ландшафтно-экологического плана также рекомендуется для последующего перегнивания оставлять в сухих местах измельченные древесные отходы. Однако в наших реалиях это вряд ли возможно. Поскольку чревато возникновением пожароопасных ситуаций. Для финнов было дико узнать, что просто так, без особой цели, из одного баловства такие остатки могут поджечь. Здесь, видимо, сказывается разница в воспитании. При проведении сертификации надо учитывать и такие факторы.

Во многом благодаря проведению предварительного внутреннего аудита, его международный вариант прошел без особых замечаний. Что же дает этот сертификат? Только то, что теперь мы можем с полным правом сказать - полученная здесь древесина является экологически чистым продуктом, произведенным с соблюдением всех экологически обоснованных норм. Получение такого сертификата дает определенные преимущества. Если арендатор получит древесину именно с этого участка, он уже сможет выходить на любой экологически чувствительный рынок. Хоть в Северную Африку. Но не это самое главное. При таком типе хозяйствования изначально заложено выделение и сохранение биотопов - это особо красивые места, роднички, небольшие болотца, старый лес, ламбы (небольшие живописные озерца, иногда заболоченные). Люди их будут посещать и наслаждаться нетронутой природой».

С докладом о сути проекта и особенностях международного аудита перед собравшимися выступил координатор проекта с финской стороны Ари Сиеккинен:

«Сам проект длится три с половиной года, хотя подготовка к нему началась около пяти лет тому назад. Пройден первый этап проекта, и начинается второй. Уже имеются в наличии конкретные ландшафтно-экологические планы, где предусмотрен мониторинг на всех этапах лесохозяйственной деятельности. Поскольку любые, даже самые хорошие планы, если они не исполняются, не имеют никакого значения. Поэтому здесь такое значение придается аудиту - проверке соответствия. Когда проект только начинали, то поставили конкретную задачу: найти способ улучшения методики лесохозяйственного планирования и сам механизм планирования. Среди приоритетных целей проекта было распространение знаний о таком новом ведении лесов, как неистощимое лесопользование. Также планировалось обязательное привлечение внешнего аудита. На основании ландшафтно-экологического плана отработали все критерии, которыми пришлось пользоваться. В утвержденных планах уже были перечислены отдельные критерии и индикаторы. Рабочая группа их только доработала. По тем индикаторам, которые использовались во внутреннем аудите, было проверено, насколько деятельность по реализации проекта соответствует действительности. После выявления недостатков и объявления результатов его внутренней проверки была приглашена международная аудиторская фирма. Международным экспертам предстояло выяснить, насколько Линдуловское лесничество придерживается тех критериев, которые заявлены в ходе проведения ландшафтно-экологического лесоустройства. Внешние аудиторы выявили лишь несколько незначительных отклонений.

Хорошим способом по отработке всего процесса сертификации стало опробование этих методов в начале на небольшой модели с последующим анализом результатов. Для этого организовали опытные площади. Например, были объекты по рубкам прореживания. Своеобразные модельные участки. Лесхоз составлял полное описание этих объектов и выполненных в них мероприятий: это состояние древостоя до проведения мероприятий, предыстория объекта и содержание. Естественно, предлагались рекомендации о дальнейшем действии на участке. Кроме того, были два объекта по уходу за молодняком, участки естественного возобновления, участок рубок первого коммерческого прореживания. Был еще объект рубки единичных деревьев с удалением верхнего полога. Это участок старого лесного пожара, где естественным путем возник сильный подрост и остались живыми крупные старые деревья. Верхний полог удалили, чтобы не сдерживать рост молодого подроста. В дальнейшем здесь необходимы мероприятия, направленные на регуляцию породного состава участка. Все зависит от того, какое решение будет принято: оставить здесь лишь сосну или позволить расти и дальше ели с березой. Эти лесохозяйственные мероприятия охватывают весь период выращивания от посадки до главной рубки. Главное, чтобы все было в срок. Если какие-либо виды работ будем выполнять не вовремя, то позднее компенсировать такие просчеты будет практически невозможно».

Действительно, сама жизнь заставляет выбирать неистощительное лесопользование. Все больше арендаторов лесного фонда переходят на долгосрочную аренду на 49 лет, а это подразумевает под собой коренное изменение стратегии развития предприятий. Если пятилетняя аренда еще как-то могла оправдать политику «снятия сливок» - забрать все лучшее, а потом хоть трава не расти, то долгосрочная аренда - это совершенно другое. На первое место здесь выходит планирование лесохозяйственной деятельности. Пусть выход древесины не такой большой, но зато стабильный и, главное, качественный. На сегодняшний момент это могут обеспечить только принципы неистощительного лесопользования. Только здесь возможно прогнозировать изменение породного состава лесного фонда, а значит корректировать его. С основами такого нового подхода к планированию и созданию ландшафтно-экологических планов ведения лесохозяйственных работ познакомила собравшихся заместитель директора Северо-Западного лесоустроительного предприятия «Севзаплеспроект» Т.А. Вьюгина:

«Целью ландшафтно-экологического планирования является внедрение в практику ведения лесного хозяйства принципов устойчивого управления лесами при соблюдении требований неистощительного лесопользования, повышения доходов от лесного хозяйства, качественного воспроизводства лесов, их многоцелевого использования и сохранения биологического разнообразия. Это логическое продолжение большого проекта по ландшафтно-экологическому планированию лесного хозяйства на Карельском перешейке. По итогам проекта были разработаны несколько ландшафтно-экологических планов с новой идеологией, которая направлена на реализацию модели интенсивного ведения лесного хозяйства. В его рамках было разработано три плана. Два из них на модельные территории. Одной из них явилось Линдуловское лесничество Рощинского опытного лесхоза. Вторая модельная территория была организована в Красносокольском лесничестве Северо-Западного лесхоза. Также в целом для Карельского перешейка была разработана долгосрочная программа ведения лесного хозяйства. В течение года оно велось по новым принципам и технологиям. Затем в рамках проекта был проведен мониторинг. Наша задача, задача лесоустроителей, была обобщить итоги данного проекта и разработать наставления по ведению ландшафтно-экологического планирования лесного хозяйства для интенсивной модели лесопользования.

Что же конкретного сделано в этом направлении? Уже достаточно много. Проведено описание работ, цели и состав работ. Проведены исследования по созданию ландшафтных карт. В основу этой технологии положен географический ландшафт, который типизирует условия места произрастания. В соответствии с этими условиями планируется вся цепочка лесохозяйственной деятельности: от назначения лесохозяйственных мероприятий до объемов лесопользования на оборот рубки с использованием такого нового инструмента, как модель динамики ведения лесного хозяйства. Появились новые виды лесных карт, например: по ландшафтам, по природоохранному планированию. Также в целом для Карельского перешейка была разработана такая программа ведения лесного хозяйства на ландшафтной основе, где помимо остальных указывались к тому же почвенные условия и условия произрастания. Нарезание выделов проводилось, сообразуясь с этими данными. В рамках этого проекта уникальные, характерные только для этой территории объекты были выделены в самостоятельные участки и включены в систему природоохранного планирования. Здесь не будет никакой лесохозяйственной деятельности, потому что эта модель лесного хозяйства предполагает проведение интенсивного лесопользования, и сохранность таких участков приобретает особое значение. Они оставлены для того, чтобы можно было проследить, как развиваются природные комплексы в естественных условиях и выработать методики по сохранению подобных уголков дикой природы.

В рамках проекта использованы модели динамики ведения лесного хозяйства, распределения размеров лесопользования на оборот рубки. В чем их новшество? В том, что в зависимости от принятых систем природоохранного планирования и набора участков выбирается несколько схем ведения лесного хозяйства и определение объемов лесопользования. Здесь большую роль играет местная общественность. Поскольку именно через систему общественных слушаний определяется тот сценарий ведения лесохозяйственных работ, который берется в качестве базового. Это позволяет установить не только норму пользования, но и посмотреть, к каким результатам через оборот рубки приведет эта модель. Потом все это можно будет скорректировать на уровне плана. Для реализации этой модели интенсивного лесопользования проводилось развитие нормативов рубок ухода, которые позволяют более интенсивно выбирать древесину, что увеличивает выход лесопользования с гектара площадей. Причем помимо увеличения самого объема лесопользования улучшается товарная структура древостоя, а стало быть, улучшается качество самой древесины. Это дает сильный экономический эффект для заготавливающих ее предприятий.

В качестве примера можно привести всем известную ситуацию. Сегодня на Карельском перешейке выявилась одна весьма негативная тенденция: существующие лесохозяйственные нормативы по сохранению елового подроста через поколение приведут к смене сосновых насаждений на несвойственные этой зоне еловые. Тревожная с точки зрения лесного хозяйства ситуация. Поскольку на песчаных почвах Карельского перешейка ель растет гораздо хуже сосны, от этого снижается качество древесины. Использование же этих моделей позволило скорректировать нормативную базу ведения лесного хозяйства в нужном направлении и уточнить ее для конкретных условий. В качестве мер по оздоровлению ситуации отказались от проведения сплошных рубок, уменьшили площадь лесосек и увеличили количество семенников. Был предпринят еще ряд лесохозяйственных шагов, которые позволили преодолеть эту негативную тенденцию.

В заключение можно сказать, что полученный Рощинским лесхозом международный сертификат на проведение лесохозяйственных работ - это серьезное событие для нашей области. Все те правила и нормативы, разработанные в рамках этого проекта, позволяют вести лесопользование в соответствии с требованиями не только российского законодательства, но и с международными требованиями. Перед лесопромышленниками открываются весьма заманчивые перспективы. Поскольку древесина с участков, прошедших сертификацию, может поставляться на экологически чувствительные рынки Европы да и всего мира. Это серьезный важный результат этого проекта. Но не только в этом преимущества нового лесохозяйственного направления. Переход на долгосрочную аренду в 49 лет и строительство крупных предприятий по переработке древесины предполагают долгосрочную экономическую оценку ресурсов и планирование лесопользования. Выход на экологически чувствительные рынки диктует необходимость прохождения процедуры добровольной сертификации. Дальнейшее развитие гражданского общества требует большего учета мнения общественности по поводу сохранения уникальных природных комплексов. Увеличение выхода ликвидной древесины с единицы площади в зоне интенсивного лесопользования создает условия для сохранения уникальных, не тронутых лесных массивов в резервных и малоосвоенных лесах. Планирование всего комплекса лесохозяйственных мероприятий с учетом минимизации затрат на их проведение. Повышение качества товарной древесины к возрасту финальной рубки. Вот лишь небольшой перечень задач, востребованных временем, которые решаются в рамках ландшафтно-экологического планирования.

В качестве иллюстрации ко всему сказанному собравшимся был показан видеофильм, снятый за время подготовки к сертификации. На чем, собственно говоря, все и закончилось. Но не закончился сам эксперимент. Что бы ни говорили там скептики, но за сертификацией и неистощительным природопользованием будущее. Лес растет долго, так что впереди годы и годы сложной, порой очень тяжелой, но такой нужной работы.

Подготовил Юрий БОРИСОВ