Партнеры журнала:

Мебельное производство

Какую мебель покупать будем?

26 апреля в Москве в рамках выставки «Евроэкспомебель/EEM–2012» журнал «ЛесПромИнформ» провел конференцию «Производство корпусной мебели в РФ. Методы повышения конкурентоспособности российских мебельных производств». Многочисленные доклады перемежались горячими дискуссиями, и в итоге участники конференции получили полезной информации в избытке.
Программу конференции, рассчитанной на полный рабочий день, было решено разбить на две части: в первую вошли доклады по российскому рынку мебели (в т. ч. корпусной), а также по рынку древесных плит; вторая часть была посвящена методам повышения эффективности производства корпусной мебели, вопросам модернизации, сокращения временных и финансовых издержек, новым технологиям обработки и облицовки древесных плит при изготовлении мебели. Генеральными спонсорами конференции выступили компании «ИМА-рус» и «Шеллинг».
Данными официальной статистики по объемам производства и потребления мебели в России с участниками мероприятия поделился генеральный директор Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) Андрей Радухин.
Отечественный мебельный рынок маркетологи сегментируют в первую очередь по уровню стоимости мебельной продукции: мебель дешевая, среднего и верхнего ценового сегмента, а также элитная мебель. Российская мебельная промышленность представлена преимущественно в дешевом сегменте. В среднем ценовом сегменте успешно работают лишь немногие компании. А в сегментах дорогой и элитной мебели представлена, за редким исключением, продукция зарубежных производителей – из Италии, Испании, Германии, Финляндии и т. д. До недавнего времени рынок дешевой мебели был самым массовым, и на нем продукция отечественных фабрик была довольно конкурентоспособна – во многом благодаря протекционистским барьерам на пути дешевого импорта. Вероятно по-этому сложившаяся ситуация не особо тревожит российских мебельщиков.
Но продукция отечественных производителей продолжает терять свои позиции на российском мебельном рынке. В среднем ценовом сегменте нашей мебели мало, а в дорогом и элитном почти нет. Если верить официальной статистике, доля импорта в потреблении мебели в РФ в денежном выражении по итогам 2011 года превысила долю российской продукции – 54,6 и 45,4% соответственно, тогда как еще в 2008 году это соотношение было еще в пользу отечественной продукции – 47,3 и 52,7%.
Для сравнения: в 2003 году, по данным МГ «Экро», доля импорта в потреблении мебели в РФ составляла 37%. Правда, экспертная оценка на основе данных по потреблению древесных плит в РФ показывает, что почти 40% мебели производится в России «за рамками государственной статистики», т. е. остается не учтенной Росстатом (рис. 1), и реальная доля отечественной продукции в потреблении мебели в РФ в 2011 году составила около 60%.
Свою оценку объемов производства мебели в РФ представил вниманию участников конференции консультант компании Poyry Management Consulting Алексей Бесчастнов. Он считает, что «серая составляющая» в производстве мебели в России существенно больше, чем показано в отчете АМДПР:
По мнению Андрея Радухина, не-учтенная мебель производится в основном на малых предприятиях, работающих по упрощенной системе налогообложения и не обязанных отчитываться по собственным объемам и ассортименту производства. Нам кажется, что довольно большой объем мебели производится и т. н. «гаражными умельцами», которые вообще не платят налогов и представляют для мебельщиков не меньшую опасность, чем конкуренты из-за границы.
Однако и с учетом «серой» составляющей доля импорта с каждым годом неуклонно растет. Тенденция малоприятная, и очевидно, что замещение импортом происходит даже в дешевом сегменте. Так, довольно сильные позиции на нашем рынке сегодня уже занимает продукция из Белоруссии, Польши и Китая. Грядущее вступление России в ВТО, которое, по словам премьер-министра Дмитрия Медведева, состоится до конца года, в обозримом будущем лишит российских мебельщиков той защиты, которую обеспечивали протекционистские меры правительства РФ в отношении импорта дешевой мебели (рис. 2). А это значит, что конкуренция с зарубежными производителями будет ужесточаться во всех сегментах. Не хотелось бы сгущать краски, поэтому выразим надежду, что новые вызовы в конечном счете лишь укрепят отечественную мебельную индустрию, сделав ее более эффективной и конкурентоспособной, чем сейчас.
Можно предположить несколько путей повышения конкурентоспособности продукции. Первый – снижение себестоимости, что позволит предложить более интересную цену продукции на рынке, чем та, которую просит производитель мебели сейчас. То, насколько и каким образом получится снизить производственные затраты, зависит от конкретного предприятия и его продукции. Например, можно бороться за снижение процента брака, повышение производительности путем модернизации и автоматизации производства, снижение энергопотребления и т. п. Второй путь повышения конкурентоспособности – это выпуск продукции с более привлекательными потребительскими качествами по сравнению с тем, что компания способна производить сейчас, оставаясь в том же ценовом сегменте. Здесь можно предложить более интересный дизайн по сравнению с имеющимся ассортиментом, современные материалы и т. д. Не последнюю роль в обеспечении привлекательности мебели, как и любой продукции, играет грамотная рекламная политика, которую проводит компания-производитель, дистрибутор мебели, и т. д. О том, что именно можно сделать для реализации первого и второго пути повышения конкурентоспособности продукции, участники конференции узнали из докладов представителей компаний «ПолиСОФТ Консалтинг», «Тул Лэнд», SCM Group, Altendorf, Doellken, «ИМА-рус» и Schelling.
Третий путь – закрытие производства. По нему пошли многие компании, сохранив за собой лишь торговые площади, на которых теперь продают продукцию тех производителей, кому они не смогли составить достойную конкуренцию.
Но насколько перспективен дешевый сегмент отечественного мебельного рынка? До сих пор он остается самым массовым, но какова динамика этого сегмента? К сожалению, никаких сведений по этому рынку мы на конференции не услышали, поэтому для оценки положения применим аналогию с российским рынком автомобилей. До недавнего времени среди продаваемых в РФ машин как в количественном, так и в денежном выражении лидировали автомобили марки Lada, низкое качество которых компенсировала самая низкая на рынке цена. Но с каждым годом это преимущество продукции АвтоВАЗа становится все менее значимым, и завод постепенно утрачивает свои позиции на рынке, несмотря на то, что рынок в целом растет. Потребитель все чаще отдает предпочтение более дорогим, чем Lada, но все же более качественным и комфортным автомобилям зарубежных марок. Платежеспособность среднего российского покупателя растет и, похоже, т. н. «средний класс» уже стал довольно серьезной движущей силой на рынке и продолжает развиваться. Учитывая эту тенденцию, возможно, российским мебельщикам следует сконцентрировать свои усилия на среднем и дорогом ценовых сегментах? Иной скептик, вероятно, усомнится в том, что Россия способна конкурировать с другими странами на мебельном рынке, тем более в этих сегментах. Но ведь российская мебель экспортируется, пусть и не в тех масштабах, как хотелось бы (рис. 3). Тем не менее, среди стран-импортеров нашей мебели – Германия, Италия, Финляндия, Швеция и другие страны.
Небольшие объемы экспорта мебели и тот факт, что четверть этого экспорта составляет не готовая мебель, а ее части, г-н Радухин объясняет тем, что, защищенные высокими ввозными пошлинами, российские мебельщики не хотят тратить усилия для завоевания внешних высококонкурентных рынков – им вполне комфортно и на домашнем. Запретительные пошлины на ввоз дешевой мебели в РФ были введены для того, чтобы укрепить производственную базу российской мебельной промышленности. В итоге, по сравнению с производителями из Польши, Германии или Италии у наших мебельщиков оборудование то же, технологии те же, материалы такие же, а вот производственные издержки – значительно выше.
Сегодня, по данным АМДПР, 88% импортируемой корпусной мебели находится в среднем и дорогом ценовых сегментах, и лишь 12% импорта – в дешевом сегменте. Снижение пошлин хотя бы до 20%, которое ожидается года через 3–4, откроет путь для импорта мебели из Китая, Турции, Польши, Украины и т. д.
Тенденции, которые сегодня преобладают в производстве корпусной мебели, во многом зависят от рынка древесных плит. Плитные заводы – это в большинстве своем весьма большие предприятия, и проблем с учетом их продукции Росстатом быть не должно. Так, по данным АМДПР, в 2011 году в стране было изготовлено 6633,6 тыс. м3 ДСП, из них 5346 тыс. м3 – ламинированных ДСП, т. е. примерно 80%. При этом, начиная с посткризисного 2009 года, производство плит росло в среднем на 20% ежегодно. Экспорт и импорт ДСП по сравнению с объемами производства незначительны и особого влияния на рынок не оказывают. Почти весь объем выпускаемой плитной продукции потребляется внутренним рынком, а ее импорту препятствуют слишком высокие ввозные пошлины. Объемы выпуска ДВП за последние 3 года также стабильно росли. Причем, доля плит «сухого» способа производства (в т. ч. MDF) с каждым годом заметно росла и в 2011 году составила почти половину от общего объема выпуска ДВП – 218,6 млн м2 и 441,6 млн м2 соответственно. Главный технолог Консультационной фирмы «ПИК» Давид Щедро привел такие итоговые цифры российского производства ДВП в 2011 году: «мокрым» способом изготовлено 1,4 млн м3, MDF – почти 1 млн м3.
По мнению специалистов АМДПР, в целом с обеспечением отечественной мебельной промышленности древесными плитами дела обстоят неплохо. Имеет место дефицит плиты, который объясняется быстрым ростом производства мебели и тем, что половина из выпускающегося сегодня объема плит производится на устаревших заводах и не удовлетворяет требования мебельщиков по качеству. Дефицит этот носит сезонный характер, когда пик закупок приходится на конец года, поэтому проблему АМДПР предложило мебельщикам решать путем заключения годовых контрактов с плитными заводами на поставку их продукции. Однако большинство участников конференции не согласно, что таким образом можно решить проблему острого сезонного дефицита, поскольку плитная промышленность сегодня не обеспечивает потребности мебельщиков в древесных плитах, особенно в древесно-стружечных.
Как утверждает г-н Щедро, неудовлетворенные потребности внутреннего рынка ДСП сегодня составляют 2,5 млн м3, MDF – 0,5 млн м3. При этом в страну ввозится всего 1,2 млн м3 плит, из них примерно 400 тыс. м3 – это плиты OSB, которые потребляет строительная отрасль. Средний показатель потребления плит в России находится на уровне развивающихся стран – 50 м3/1000 чел. Это в 2 раза ниже, чем в странах ЕС, и в 8 раз ниже, чем в США. Российские плитные производства работают сегодня на максимуме своих возможностей, при этом 37 из 48 действующих заводов – это линии, поставленные до 1980 года, с многоэтажными прессами, устаревшие морально и физически. Оборудование изношено, затраты на производство высокие, качество продукции у большинства неудовлетворительное. Продукцию приемлемого качества способны выдавать лишь десяток заводов, построенных или прошедших модернизацию после 1980 года, и только на пяти из них установлены современные прессы непрерывного действия.
Аналогичного мнения придерживается и Алексей Бесчастнов: «Около трети мощностей в российской плитной промышленности – это прессы возрастом 30 и более лет. У выпускаемых плит большая разнотолщинность, на заводах вынуждены сошлифовывать до 1 мм с плиты. Этим предприятиям будет выгодно оставаться в работе из-за высоких цен на плиту, но оборудование уже предельно изношено, и в случае аварии на этих производствах будет большой резон не запускать свои прессы вновь». Эксперт ожидает, что цены на ДСП на внутреннем рынке в ближайшие годы будут расти и превысят европейские. Высокие пошлины на импорт плиты не позволят компенсировать растущий дефицит. Директор по продажам ООО «Флайдерер» Дмитрий Лобанов тоже считает, что цены на плиты в России будут расти – минимум на 15% в год.
Еще один повод для беспокойства российских мебельщиков – концентрация плитных производств в европейской части страны. По данным компании «ПИК», более половины производств плитных древесных материалов для мебельной промышленности сосредоточено на 5% территории России. Здесь же изготавливается 36% деревянной мебели. Самые мощные заводы расположены в Центральном и Северо-Западном федеральных округах, Приволжский ФО обеспечивает свои потребности в плитном материале лишь наполовину. В остальных регионах, в т. ч. в Сибири и на Дальнем Востоке, ситуация с производством плит плачевная. Нынешняя концентрация плитных предприятий не лучшим образом влияет на развитие мебельной промышленности в российских регионах; кроме того, и сами плитные заводы нередко вынуждены конкурировать за сырье между собой и с другими предприятиями ЛПК. Плохая транспортная инфраструктура в стране затрудняет экономические связи между лесоизбыточными и лесодефицитными регионами.
Проблема дефицита плиты в сложившихся условиях может быть решена только с запуском новых плитных производств. Сегодня в стадии строительства находится 19 плитных заводов суммарной проектной мощностью в 2,75 млн м3 в год. Из них 8 проектов по производству ДСП и 5 – плит MDF. Заявлен еще 21 проект общей мощностью 5,37 млн м3 в год. Но поскольку на реализацию проекта по созданию плитного предприятия с момента начала строительства уходит минимум 3 года, вряд ли стоит ожидать появления новых заводов в течение ближайших двух лет.
Вызывает опасение и ситуация с рынком связующих для производства древесных плит. Требования к качеству связующих растут, а о планах создания новых мощностей по их выпуску почти не слышно. С проблемой дефицита качественных связующих плитные заводы сталкиваются уже сегодня, и главный технолог Консультационной фирмы «ПИК» Давид Щедро видит выход из ситуации в том, чтобы на этих предприятиях появились собственные цехи по производству необходимых смол: «Насколько мне известно, компании “Кроношпан” и “Кроностар” уже рассматривают проекты таких производств».
Обобщая прозвучавшие на конференции выступления, можно с большой долей вероятности утверждать: ближайшие два года станут для российских мебельщиков серьезным испытанием. 
Дефицит на рынке древесных плит, в особенности ДСП, может помешать мебельным фабрикам сконцентрироваться на оптимизации затрат на производство мебели.
В результате они рискуют оказаться не готовыми к конкуренции с зарубежными производителями, для которых наш рынок будет постепенно открываться с момента вступления России в ВТО. Наибольшую опасность для России из числа соседей по ВТО будут представлять Китай, Турция и Польша.

Олег ПРУДНИКОВ
P. S.

Отдельного и очень бурного обсуждения на конференции удостоилась проблема снижения эмиссии свободного формальдегида в мебельной продукции. Ожидается, что инициированное Минздравом России ужесточение норм эмиссии формальдегида в размере 0,01 мг/м3 воздуха будет вот-вот принято Правительством РФ. По мнению большинства мебельщиков, соответствовать новым стандартам эмиссии не сможет даже самая экологичная продукция. О том, что думают о проблеме эксперты отрасли, читайте в следующем номере журнала «ЛесПромИнформ».