Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесная промышленность

Лесопромышленный комплекс Швеции и Финляндии

Рубрика Лесная промышленность

На сегодняшний день в лесопромышленном комплексе России устоялось мнение о том, что Северная Европа и Скандинавия воспринимают нашу страну исключительно в качестве источника сырья. В то же время развитие ЛПК России с упором на глубокую переработку древесины с применением продвинутых, в частности тех же Скандинавских, технологий является серьезным поводом для беспокойства у наших северных соседей. Значительные инвестиции в лесную промышленность, превращающие нас из сырьевого придатка в конкурента, за довольно короткое время повысили интерес международных Скандинавских компаний к российскому рынку, что вполне объяснимо. К тому же это далеко не новая практика: многие крупные концерны имеют производственные мощности за рубежом (предприятия финского концерна Stora Enso, к примеру, работают в восьми странах Западной Европы, а также в странах Балтики и России). Однако нет однозначной оценки последствий данной ситуации для нашей страны, поскольку, будучи с одной стороны угрозой для российского ЛПК с другой стороны она воспринимается как возможность выхода на новый уровень как отрасли в целом, так и предприятий в частности.

Так что же представляет собой лесопромышленный комплекс наших северных соседей-конкурентов, одной из предпосылок серьезного развития которого является развитие технологий и оборудования для лесной отрасли в Финляндии и Швеции? Всем известно, что эти страны являются одними из лидеров в области лесной промышленности в Европе. Сегодня мы более подробно представим факты и цифры развития ЛПК этих стран в динамике и сравнении.

Лес - наше богатство... а чье у них?

Лесная промышленность играет более важную роль в экономике Швеции и Финляндии по сравнению с другими европейскими государствами. Так, 4 % НВП Швеции и почти 15 % объема экспорта страны составляет продукция ЛПК, в Финляндии эти показатели составляют соответственно 7 % и 25 %. Это связано в первую очередь с огромными запасами леса обеих стран - 52 % территории Швеции и 76 % Финляндии покрыто лесом, что делает их самыми «лесными» странами Европы (за исключением России). Лесные запасы составляют соответственно 2,9 млрд. и 2,024 млрд. м3, при этом объемы леса, приходящиеся на одного жителя, достигают 327 м3 и 374 м3 (для сравнения: в Германии этот показатель составляет всего 35 м3, в России же - 605 м3, однако, называя эту цифру, не стоит забывать о том, какая часть российских лесов остается нетронутой в связи с недостаточным развитием инфраструктуры).

Структура лесовладения в этих странах схожа - большая часть лесов принадлежит частным владельцам, что, естественно, отражается на качестве ведения лесного хозяйства.

С 1950-х годов постоянно развивается устойчивое лесопользование, где особое внимание уделяется экологическим, экономическим и социальным аспектам. Результатом этого стала стойкая тенденция: годовой прирост леса значительно (на 20 - 30 %) превышает объем заготовок. В Швеции, например, при объеме заготовок в 84 млн. м3 годовой прирост составляет 101 млн. м3, вследствие чего запасы леса в стране с 1950 г. увеличились в 1,5 раза, и это при постоянно развивающихся перерабатывающих отраслях ЛПК. В Финляндии эти показатели составляют соответственно 58 млн. м3 и 81 млн. м3.

Откуда дровишки?

Основным источником сырья для перерабатывающих отраслей ЛПК являются частные леса. При этом доля импортируемой древесины в общем сырьевом объеме составляет в Швеции 14,3 % (9,6 млн м3), в Финляндии этот показатель несколько выше - 23 % (17 млн. м3). Следует отметить, что основная часть (около 80 %) импортируемого сырья поступает в Финляндию из России, причем половину «российского» объема составляют лиственные балансы и около 30 % приходится на пиловочник.

Затрагивая тему экспорта древесного сырья, нельзя не сказать несколько слов о России как основном экспортере. К сожалению, несмотря на серьезные намерения относительно отказа от экспорта круглого леса, большую часть российских поставок за рубеж все же составляет именно он. Несмотря на высокую прибыльность экспорта кругляка, норма рентабельности составляет всего 1 - 5 %, тогда как рентабельность производства глубокой переработки превышает этот показатель в несколько раз. При этом экспорт круглого леса в России сегодня практически не облагается пошлинами, в отличие от экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. Вследствие этого российские производители продукции глубокой переработки не в состоянии равноценно конкурировать на мировом рынке.

Интересен тот факт, что, согласно решению Комитета ЕС по фитосанитарии, вся хвойная древесина, поступающая в страны Европейского Союза из России, подлежит сертификации и пограничной проверке. Однако Швеция и Финляндия, будучи наиболее заинтересованными в продолжении импорта хвойной древесины из России, внесли предложение проводить такие проверки по сокращенному регламенту, подразумевающему проведение проверки только 1 % древесины, импортируемой из приграничных районов, и 5 % - из других районов Европейской части России. Обоснованием такого предложения стало заявление об отсутствии рисков. Однако этот факт еще раз говорит о том, что наши соседи больше заинтересованы в России как в сырьевом источнике, нежели как в равном партнере (или даже конкуренте).

Путь великий... и отнюдь не «шелковый»

Сами же северные страны отдают предпочтение экспорту продукции глубокой переработки: Финляндия и Швеция занимают соответственно 2-е и 4-е место в мире по экспорту целлюлозы и бумаги. При этом значительная часть продукции (до 77 %) экспортируется в Европейские страны (Германия, Великобритания, Франция, Нидерланды). В настоящий момент наблюдается некоторый спад в объемах европейского экспорта. Экспорт же в другие регионы, наоборот, растет: в частности, поставки бумаги и картона в Азию увеличились в 2003 г. на 200 тыс. тонн и достигли цифры 1,2 млн. тонн. Интересен тот факт, что Китай, занимая 2-е место в мире по объемам производства бумаги и картона, является крупнейшим азиатским импортером этой же продукции из Северной Европы. Швеция и Финляндия, а также Россия являются ведущими экспортерами пиломатериалов на рынке Европы, причем если показатели наших соседей снизились с 1995 года примерно на 12 %, то Россия увеличила показатели экспорта в Европу более чем на 30 %.

Кто чем живет?

Что касается общих тенденций развития ЛПК Швеции и Финляндии, объемы производства в целом постепенно растут (в частности в 2003 году Финляндия увеличила показатель предыдущего года на 2 %). Однако в определенных подотраслях прослеживается производственный спад, который не всегда дублируется спадом производства в соседней стране.

Так, в 2003 году при довольно значительном спаде производства мелованной бумаги в Швеции (на 11,1 % по сравнению с 2002 годом) Финляндия, наоборот, увеличила данный производственный показатель.

Лесопильный сектор является одним из наиболее стабильно развивающихся в обеих странах. При этом тенденция укрупнения бизнеса посредством слияний и покупок малых предприятий крупными концернами продолжается уже не одно десятилетие и особенно четко наблюдается в настоящее время. Так, из существовавших в Швеции в 1980 году лесопилок с объемом производства более 10 000 м3/год к 2000 году осталось 207, а на сегодняшний день - только 190, из которых 10 крупнейших производят почти 60 % пиломатериалов.

Такая же тенденция наблюдается и в целлюлозно-бумажном производстве, крупнейшей отрасли ЛПК. Количество предприятий, занятых в производстве бумаги и целлюлозы в Швеции сократилось с 1980 года с 62 до 46 (производство бумаги) и с 72 до 45 (производство целлюлозы); при этом 65 % бумаги производятся двенадцатью крупнейшими предприятиями и 57 % рыночной целлюлозы - шестью. Следует также отметить, что Швеции и Финляндии принадлежит около половины имеющихся в Западной Европе мощностей целлюлозно-бумажного сектора.

В настоящее время серьезное внимание уделяется развитию мощностей по утилизации вторсырья. Только в Финляндии объем переработки макулатуры составляет более 70 % (при среднеевропейском показателе 50 %). В Швеции утилизируется более 1,9 млн тонн макулатуры, причем более четверти данного объема страна импортирует. В целом же объем использования бумажными комбинатами макулатуры в качестве сырья за последние 10 лет увеличился практически в два раза.

Наши отходы... Чьи же доходы?

Сегодня одной из наиболее динамично развивающихся отраслей, входящих в так называемый лесной кластер (куда входят отрасли, напрямую связанные с ЛПК: транспорт, автоматизация, машиностроение, химическая промышленность и т. д.), является биоэнергетика. Причем в качестве топлива кроме древесных отходов от промышленной переработки широко используются и отходы лесозаготовки, собираемые непосредственно на лесных делянках.

Лесопромышленный комплекс является ключевой фигурой в области биоэнергетики, причем не только как производитель сырья, но и как ее потребитель. Кроме того, древесные отходы, преобразованные в тепло и электроэнергию, используются для центрального отопления в масштабе города, района, а также для отопления частных домов. В Швеции, например, в 2001 г. 60 % тепловой энергии, используемой для центрального теплоснабжения, было произведено на основе биотоплива. По сравнению с 1990 годом использование древесного топлива в сфере центрального теплоснабжения увеличилось в 5 раз. В целом каждый год на 3 - 4 Тватт/ч растет объем энергии, производимой на основе биотоплива.

На сегодняшний день 20 % всей производимой энергии в стране (98 Тватт/ч) - биоэнергия, и, согласно аналитикам, к 2010 году этот показатель можно будет увеличить до 160 Тватт/ч. При этом Россия является одним из наиболее перспективных поставщиков биотоплива (в частности, древесных гранул) на рынки Скандинавии, поскольку сегодня огромное количество отходов деревопереработки зачастую просто вывозится на свалку, не говоря уже об отходах лесозаготовки. Следовательно, биоэнергетика как отрасль в нашей стране пока не развита, отсутствует инфраструктура, местный рынок сбыта. Что касается Скандинавских энергетических компаний, они особенно заинтересованы в России как потенциальном экспортере биоэнергетического сырья. Это связано с требованиями-квотами на необходимость использования так называемой зеленой энергии (то есть энергии, произведенной на основе биотоплива). А поскольку в России вопрос о ратификации Киотского протокола так и остается нерешенным (в силу разных причин, а в первую очередь - в силу существующих опасений на предмет остановки экономического роста России как следствия введения квот эмиссий), экспорт биотоплива в Северные страны может оказаться на сегодня наиболее оптимальным решением, выгодным для обеих сторон.

Материал подготовлен Бюро деловой поддержки «Руна»