Партнеры журнала:

Регион номера: Алтайский край

В УК РФ надо внести изменения, касающиеся нарушений в лесной сфере

Так считают специалисты Минприроды Алтайского Края

Основные проблемы лесного хозяйства Алтайского края типичны для всех регионов РФ – пожары, недофинансирование и так называемые «черные лесорубы», то есть незаконная заготовка древесины. В регионе есть наработки и идеи, как бороться с этими бедами. Некоторые из них требуют изменений федерального законодательства, а некоторые могут взять на вооружение и в других субъектах Российской Федерации.

Как отмечают специалисты отдела федерального государственного лесного и пожарного надзора в лесах управления лесами министерства природных ресурсов и экологии Алтайского края, для борьбы с незаконными рубками нужны объединение и координация усилий всех заинтересованных сторон. Краевое минприроды заключило соглашения о взаимодействии с Алтайской таможней, региональным пограничным управлением ФСБ РФ, ГУ МЧС России, прокуратурой Алтайского края, управлением Россельхознадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай, КАУ «Алтайлес», линейным управлением МВД России по Алтайскому краю, управлением Росприроднадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай, территориальным управлением Росимущества в Алтайском крае, ГУ МВД России по Алтайскому краю, а также региональным управлением Федеральной службы судебных приставов.

«С 2007 года в Алтайском крае действует межведомственная комиссия по взаимодействию в области пресечения незаконной заготовки и оборота древесины на территории края. В состав комиссии включены представители всех выше названных органов власти, – рассказали в минприроды края. – Кроме того, созданы межведомственные рабочие группы. Совместными усилиями сотрудников госучреждений – участников рабочей группы в прошлом году удалось добиться определенных результатов. Число фактов незаконных рубок в отдельных районах уменьшилось в среднем на 63%, объемы незаконной заготовки древесины сократились на 61% по сравнению с 2016 годом».

В регионе ежемесячно проводится анализ судебно-следственной практики по делам о преступлениях, связанных с незаконными рубками, а также постоянный анализ причин приостановления уголовных дел указанной категории. На основе полученных данных разрабатываются меры по повышению качества документирования и расследования преступлений, связанных с незаконными рубками. Кроме того, алтайские законодатели вышли с инициативой внести изменения в Уголовный кодекс РФ.

«В настоящее время санкции действующих статей 260 (незаконная рубка) и 158 (кража сухостойной древесины) Уголовного кодекса РФ настолько лояльны к нарушителям, что в большинстве случаев не останавливают их, – считает начальник отдела федерального государственного лесного и пожарного надзора в лесах управления лесами министерства природных ресурсов и экологии Алтайского края Александр Хомутов. – Мера наказания не соответствует общественной опасности и размеру причиненного окружающей среде вреда. Таким образом, главная цель уголовного преследования – предотвращение преступлений, в том числе фактов рецидива – не достигается».

По данным профильного министерства, сегодня ущерб от незаконной рубки одного сухостойного дерева (сосны) составляет в среднем 200 руб., а от рубки сырорастущего – 15 тыс. руб. В зависимости от причиненного ущерба и распределяется ответственность за совершения незаконной рубки. В первом случае наступает административная ответственность по ст. 7.27 КоАП РФ «Мелкое хищение», а во втором – уголовная, по статье 260 УК РФ «Незаконная рубка лесных насаждений», чем и пользуются «черные лесорубы». Например, незаконную рубку растущих деревьев осуществляют одни лица, а вывозку сортиментов – другие, причем через несколько дней, когда уже есть признаки свежего сухостойного дерева. В результате этой преступной схемы нарушители остаются, по сути, безнаказанными.

«Считаем, что необходимо усилить меры уголовной и административной ответственности за повторно совершенные преступления этой категории, – подчеркивает Александр Хомутов. – Минприроды Алтайского края просит рассмотреть вопрос о внесении изменений в действующие редакции статей 260 и 158 Уголовного кодекса РФ и ужесточить меру наказания за неоднократное совершение преступлений этой категории».

Кроме того, алтайские законодатели считают, что особым профилактическим эффектом обладает санкция в виде конфискации орудий совершения правонарушения, к которым относятся разные механизмы, автомототранспортные средства, самоходные машины и другие виды техники. Однако недавнее решение Конституционного суда РФ фактически сделало эту норму недействующей: признана незаконной конфискация техники у владельцев, которые не были привлечены к административной ответственности за незаконную рубку леса и не признаны виновными в этом правонарушении.

«Практика показывает, что организованные преступные группы при незаконной заготовке древесины или ее транспортировке не используют личную технику, – отмечает специалист минприроды края. – Как правило, она либо оформлена на других лиц, либо изначально находится в собственности сторонних граждан. Поэтому даже в случае выявления незаконной рубки вся техника возвращается законному собственнику, поскольку не подлежит конфискации. Это обстоятельство не только не служит для пресечения преступления, но и способствует повторному совершению незаконной рубки деревьев теми же лицами».

По мнению представителя краевого минприроды, для исправления ситуации достаточно установить самостоятельную административную ответственность в отношении собственников орудий и предметов административных правонарушений (лесозаготовительной техники), которые не обеспечили мер по контролю их использования. Однако на практике реализовать идею о возможности наказания за действия третьих лиц вряд ли возможно. А вот еще одно уязвимое место в федеральном законодательстве, на которое указывают алтайские специалисты, несомненно требует внимания, – это использование земель сельхозназначения.

«В связи с прекращением деятельности многих колхозов и других сельскохозяйственных организаций, земли, которые обрабатывались ими ранее, начали зарастать, закустариваться, – говорит Александр Хомутов. – Участки, выделяемые на них для проведения сельхозработ, скорее похожи на лес, чем на поле сельскохозяйственного назначения, и непригодны для использования по целевому назначению. Да и нет такого вида сельскохозяйственной деятельности, который мог бы осуществлять крестьянин на таком участке с учетом его состояния. Однако в соответствии с действующим законодательством произрастающий на землях сельхозназначения лес не считается лесом, собственник может объявить его „сорняком“, препятствующим пользованию участком по „целевому“ назначению, и уничтожить этот „сорняк“. Под этим предлогом ведется вырубка созревшей деловой древесины, которая затем с выгодой продается. Подобные рубки насаждений наносят непоправимый ущерб экологической системе».

Специалист отмечает, что на основании п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» рубка деревьев и кустарников, произрастающих на землях сельскохозяйственного назначения (за исключением лесных насаждений, предназначенных для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных) природных, антропогенных и техногенных явлений), не относится к предмету преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 260 и 261 Уголовного кодекса РФ. Кроме того, в законодательстве отсутствует регламентация вопросов введения в сельскохозяйственный оборот заросшего земельного участка, а также регламентация рубок спелых и перестойных лесных насаждений на землях указанной категории.

«Таким образом, для того, чтобы применять к деревьям и кустарникам, растущим на землях сельскохозяйственного назначения, положения лесного законодательства, необходимо признать эти деревья и кустарники экологическим комплексом или природным ресурсом – лесом. Это признание должно быть закреплено компетентным органом, – отмечает г-н Хомутов. – И применение положений лесного законодательства к деревьям и кустарникам, произрастающим на участке категории земель сельскохозяйственного назначения, возможно только после появления акта, закрепляющего признание этих деревьев и кустарников лесом».

Что касается «материальных» проблем лесного хозяйства Алтайского края, то одна из главных – недофинансирование со стороны федерального бюджета и перераспределение финансовых потоков. Как отмечают специалисты отдела охраны и защиты леса управления лесами министерства природных ресурсов и экологии Алтайского края, сегодня основная проблема в сфере охраны лесов от пожаров – это значительное сокращение объемов противопожарных мероприятий. После того, как Рослесхоз переложил обязанности по защите леса от пожаров на арендаторов, у органа государственной власти нет законных оснований для планирования этого вида мероприятий, а следовательно – и их финансирования.

«Основные изменения в сфере охраны лесов от пожаров произошли с вводом в действие приказа Рослесхоза от 27.04.2012 № 174 „Об утверждении Нормативов противопожарного обустройства лесов“. Объемы противопожарных мероприятий на территории лесных участков Алтайского края резко сократились, – отмечают специалисты минприроды края. – Мероприятия по устройству противопожарных минерализованных полос сократились более, чем в 4 раза (с 11,9 тыс. км до 2,7 тыс. км), по проведению ухода (прочистки) противопожарных минерализованных полос – в 32 раза (с 35,3 тыс. км до 1,1 тыс. км), по прочистке просек и противопожарных разрывов – в 17,3 раза (с 1835 км до 105,7 км); из имеющихся 157 пожарно-наблюдательных вышек должно остаться 78, а из 181 пункта сосредоточения противопожарного инвентаря и оборудования и пожарно-химических станций – всего 78».

Если учесть, что площадь земель лесного фонда Алтайского края составляет 4437,2 тыс. га, а в пользование передано 2820,1 тыс. га (63,6% общей площади), ухудшение ситуации было бы вполне объяснимо. И хотя пожароопасный сезон 2018 года Алтайский край прошел без особых потерь – было ликвидировано 210 лесных пожаров, что на 18 пожаров меньше, чем в прошлом году, статистика показывает, что исполнение решения Рослесхоза необходимо контролировать жестче. На арендованных лесных участках произошло 166 пожаров – это 79% общего числа возгораний.

Мария Алексеева

Другие статьи рубрики Регион номера: Алтайский край