Партнеры журнала:

Деревянное домостроение

Высокие технологии создадут уютные дома

Каждый раз перед тем, как начать писать статью, я задаю себе вопрос, кому, собственно, я ее адресую. Вот эту статью я адресую тем читателям, которым посчастливилось заработать денег для строительства частного дома для себя, и тем, кому пришло в голову вложить гораздо большие деньги в производство домов для других.

Деревянный дом, малоэтажное деревянное домостроение, доступное жилье, канадская, американская, финская технологии и многое многое другое... Чего только не придумает изобретательный застройщик для охмурения доверчивого потребителя и как только «не попользует» эти придумки наша находчивая чиновная братия! Этой (второй) публикацией я попробую начать развенчание технологического национализма и рассказать читателю, что понимают под этими терминами специалисты.

Общественное сознание в нашей стране тему промышленного изготовления домов из дерева встретило настороженно, и подвигнуть нескольких наших заказчиков на производство домов из клееного бруса в 1990 х годах было непросто. Восприятие дома как крепости и страх пожара долго боролись с желанием людей жить в красоте, тепле и чистом воздухе деревянного жилища. Здравый смысл победил (не без помощи бешеного роста цен на кирпич и бетон), и в конце столетия на просторах нашего Подмосковья, а потом и в других регионах начали появляться сначала отдельные домики и дома, большей частью пародировавшие страницы каталога финской фирмы «Хонка», а потом и целые поселки, счастливые жители которых, наслаждаясь экологией, постигали: кто-то - особенности усадки и растрескивания стен из оцилиндрованного бревна, а кто-то - прогибания балок и промерзания углов в более технологически изощренных конструкциях... А кому-то повезло, и он этих издержек избежал. В оправдание можно вспомнить кривые краснокирпичные углы, осыпающуюся штукатурку, трескающиеся под неимоверным весом фундаменты «традиционных» строений.

Шло время, учились строители, совершенствовались технологии, и приходило осознание того, что стена из массивной древесины (цельной или клееной) - удовольствие не дешевое, а при стремлении к «европейскому» качеству жизни даже дорогое, и производство ее требует нешуточных инвестиций в технологию и качественное сырье. Приведенные факторы и отсутствие в нашей стране сколько-нибудь квалифицированных архитектурных кадров, знакомых с особенностями такого строительства, в комбинации с американским кино и участившимися поездками наших за рубеж создали все предпосылки для прихода в Россию каркасных домов во всех их проявлениях. Про них я и хочу поговорить в этой статье.

Маленькая ремарка: когда я говорю «технология», подразумеваю: это наибольшее количество переделов (технологических операций) в условиях цеха, что позволяет достичь максимальной производительности с постоянным контролем качества каждой операции и эффективно использовать квалифицированный персонал. На стройплощадку мы оставляем быстрый монтаж, минимизируем участие в процессе «импортной» рабочей силы.

История появления каркасных домов уходит в глубокую древность, самое старое «фахверковое» строение, дожившее до наших дней, простояло около 800 лет. Недостаточное количество древесины в некоторых регионах и трудоемкость ее обработки привели к тому, что предки современных европейцев использовали ее для обеспечения максимальной прочности строения, создания архитектурных форм и уже тогда для унификации отдельных элементов каркаса, обеспечения герметичности угловых соединений. Пространство же между стойками и балками заполнялось более дешевыми и доступными материалами (глина, песчаник, известняк и прочее). Итак, мы запомнили, что древние получали от дерева архитектуру, прочность и технологичность.

Каркасное строительство в Европе со спадами и подъемами дожило до ХХ века, принесшего с собой взрыв демографический и прорыв технологический (политику и войны не обсуждаем). Рост населения требовал массового строительства, развивались все технологии производства строительных материалов и деталей, формировались требования к их качеству и характеристикам, происходила индустриализация их производства, производители объединялись в отраслевые ассоциации, защищаясь от строителей и потребителей, появлялись отраслевые стандарты и технические условия. Власти разных стран, беря за основу отраслевые стандарты ассоциаций, формировали государственные. Технологический же прорыв проявился в массовом производстве деревянных композитных (фанера, ДСП, MDF, ДВП, ОСП) и теплоизоляционных (минеральная вата, вспененные полимеры, растительные волокнистые материалы, ДВП низкой плотности и т. д.) материалов.

Все это вместе с ростом цен на деловую древесину привело к появлению наряду с классическим фахверком (открытая деревянная стоечно-балочная структура) технологии закрытого каркаса, где плитный материал закрывает конструкцию полностью, позволяя спрятать внутрь более дешевый материал каркаса, при этом защищая его от климатических и других природных воздействий и обеспечивая дополнительную жесткость (коробчатая структура) конструкции.

И самое главное - все это можно сделать в цеху, доставив на стройплощадку готовый кусок стены.

Казалось бы, все просто: сколотил каркас, зашил плитами, положил внутрь утеплитель - вот стена, ан нет. Зловредная точка росы, блуждая по толще стены, с изменением наружной температуры вызывает гниение каркаса; ветер находит себе щели в угловых соединениях и стыках стен с фундаментом; плитный материал перегородок резонирует так, что любой скрип в хозяйской спальне будит детей на втором этаже, а когда дети бегают (по панели перекрытия), качается люстра на кухне... Страшилка? Нет, через все это прошли первопроходцы каркасно-панельного строительства, по тернистой дороге к нынешним панелям, плитам перекрытий, кровельным системам, к современной технологии производства строительных деталей и конструкций.

Вообще применение термина «деревянный дом» к каркасно-панельной технологии есть некоторое лукавство, так как дерева в ней около 15 %, остальное - плиты (правда, в своей основе тоже деревянные), утеплители, ветро- и парозащитные пленки, гидроизоляция, металлические крепежные элементы, арматура инженерных систем и прочее.

Еще одна ремарка: «доступное жилье» - это термин, во всем мире означающий социальное жилье.

В нашей стране социальное жилье - это и квартира на ул. Улофа Пальме (там думцы живут) в Москве, и комната в офицерском общежитии в тайге под Плесецком. Отождествление термина «доступное» с понятием «дешевое» умножается на непрофессионализм инвесторов, что приводит к весьма печальным последствиям.

Россиянам свойственны поверхностность оценок и поиск панацеи: кто-то нашел ее в Америке и продвигает идею массового строительства каркасов на стройплощадке

(в то время когда американцы уже строят первые заводы по производству стеновых элементов). Надо отметить, что дается им это тяжело: с одной стороны, профсоюз «карпентеров», защищающих свои рабочие места, с другой - необходимость менять систему технологического надзора (в США запрещено закладывать утеплитель в стену без присутствия государственного инспектора).

Второй пример: кто-то нашел в Канаде цех, производящий бытовки путем наклеивания на вспененный утеплитель ОСП с двух сторон, и, обозвав это «канадской технологией» и добавив в название буквосочетание «ЭКО», пытается осчастливить россиян доступностью, стыдливо утаив, что в Канаде существуют четыре региональные системы нормативов и ни одна из них не предусматривает наклейки плиты на пенопласт для использования в качестве силового элемента.

«Третья панацея» пришла из Европы: крупная немецкая компания с хорошими маркетинговыми возможностями достаточно удачно продвинула идею «завод по производству каркасно-панельных домов под ключ», и в относительно короткие сроки у нас в стране их появилось около 15. И идея хорошая, но... При ближайшем рассмотрении искушенный специалист скажет: заводом такое производство можно назвать в Германии. Там просто, регламентировано и понятно: купил набор монтажных столов (кондукторов), портал, забивающий гвозди или скобы и фрезерующий пазы. Поставил это все в районе Гамбурга, открыл справочник DIN, нашел, что силовой элемент панели - клееный из сращенной по длине ламели брус 160х160 с фасками 2 мм, стропила из двух ламелей 80х160 с фаской 2 мм, длина 13,5 м, утеплитель древесно-волокнистый, плита OSB-3 и т. д. На выходе - панель двухкамерная с вентилируемым фасадом. Далее отправляй снабженца к поставщикам всего вышеперечисленного, приглашай технолога, учи рабочих и... панель у тебя в кармане, приглашай государственного инспектора, демонстрируй качество работы и получай лицензию на изготовление закрытой панели.

Попробуем переместить этот «завод» в Рязань. Ни одного вида мной перечисленных элементов на местном рынке новый фабрикант не найдет, и DIN в нашей стране не указ, да и ГОСТы не обязательны для исполнения. Вместо клееного 160х160 появляется 50 миллиметровая доска, зачастую сырая, вместо OSB - цементно-стружечная плита, вместо экологичного растительного волокна - дешевая минвата (в лучшем случае). В результате вместо крепкого, теплого, чистого европейского каркасно-панельного дома мы имеем щитовую конструкцию 1980 х годов с современной отделкой. Вывод: то, что в Европе можно назвать заводом, в наших условиях (в отсутствие инфраструктуры производства и рынка стандартных деревянных строительных деталей и конструкций) является не более чем сборочным участком.

В завод его можно превратить, только добавив участок сушки пиломатериала, столярный цех, цех производства клееных изделий, участок изготовления конструкций перекрытий и прочее, что увеличит объем начальных инвестиций минимум раза в три. Этот путь пройдут те домостроители, которые уже вошли в этот бизнес, и это должны иметь в виду те, кто туда собирается. Формирование развитого рынка строительных деталей возможно только при условии, что либо государство, либо отраслевые ассоциации, либо крупные системные инвесторы разработают систему унифицированных деталей и сборок, примут ее и дадут в руки деревообработчиков структурированную линейку продуктов, востребованных отраслью.

Итак, совет потребителю: собравшись заказывать или покупать каркасно-панельный дом, не верьте громким названиям и ссылкам на происхождение технологии, поинтересуйтесь техническими условиями на производство, посмотрите, из чего сделана панель, какова структура углового соединения, какой материал каркаса. Обязательно проконсультируйтесь с людьми, прожившими в таком доме не менее года, проверьте, производит ли ваш поставщик элементы панели или покупает, если покупает, то у кого и какого качества.
Добивайтесь письменных гарантий на тепловые, прочностные, акустические свойства строения и не забывайте, что в упаковке дешевого сливочного масла обычно лежит маргарин.

Совет инвестору: разрабатывая бизнес-план, ориентируйтесь на покупку комплектной технологии (от доски и от плиты), не пытайтесь создать что-то сверхдешевое, приоритетом должно быть качество, применяемые материалы необходимо проверять в наших климатических условиях. Имейте в виду, что, если завод по сборке автомобилей БМВ привезти сюда и наладить производство с комплектующими от ВАЗа, получится что угодно, только не БМВ.

Не забудьте о требованиях к поставщику технологии: он должен предоставить возможность посетить оснащенные им действующие предприятия и обучить персонал. Особое внимание уделите времени присутствия поставщика на рынке, опыту инжиниринга и комплектных поставок в вашей области деятельности.

И еще почитайте закон о техническом регулировании...

Спекуляции вокруг «доступности» жилья приводят к подмене понятий, погоне за дешевизной, что в условиях отсутствия нормативной базы и технологического контроля ведет к строительным экспериментам, во-первых, опасным для людей, а во-вторых, способным дискредитировать технологию каркасного домостроения вообще.
Михаил ЛИФШИЦ,
президент ГК «Глобал Эдж»