Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесная промышленность

Выживут ли лесхозы после принятия Лесного кодекса?

Краткая биографическая справка о директоре Северо­-Западного лесхоза
Ленинградской области Селезнева Сергея Игоревича

Родился в Красноярском крае в 1958 году в семье военнослужащего. С 1965 по 1975 годы учился и проживал вместе с родителями на Камчатке. Каникулы проводил у деда в Сибири, с тех пор тайгу любит беззаветно. После окончания школы сомнений, что делать, не было. Поехал в Ленинград и поступил на лесохозяйственный факультет Лесотехнической академии. Со второго курса активно участвовал в работе студенческого научного общества. Ежегодно выезжал в экспедиции в районы БАМа для оценки лесосырьевой базы, где планировалось построить семь целлюлозно-бумажных комбинатов. В 1980 году с отличием защитил диплом по влиянию строения даурской лиственницы на варку древесины. В должности лесничего по освоению кедровой тайги два года проработал на Горно-Алтайском опытном лесокомбинате. Потом еще два года там же, но уже в должности заместителя директора. В ведении лесокомбината находились лесное хозяйство, лесозаготовки, переработка древесины, мелиорация, подсочка леса, сбор кедрового ореха, охототдел и две пасеки.

В 1984 году 26-летнему Сергею Селезневу предложили работу ведущего инженера в отдел лесовосстановления в Министерстве лесного хозяйства в Москве. Он проработал там всего лишь пять месяцев - бумажная работа оказалась для него скучной. Сергей уехал в лесхоз в центре Камчатки вместе с женой и годовалой дочерью. Стал работать главным инженером лесхоза с территорией 1,5 млн. гектаров. С 1988 по 1997 гг. - директором этого же лесхоза. Комплексный Мильковский лесхоз был уникален тем, что имел 3 цеха деревообработки, а зимой лесопилка работала круглые сутки, древесина перерабатывалась полностью на пиломатериалы, столярные изделия и лиственничную палубную доску. Отходы лесопиления использовали на подстилку скоту и на отопление. Была своя грибоварня, смотреть на которую приезжали даже из Германии, от населения принимали черемшу, всевозможные ягоды, варили варенье и заготавливали березовый сок.

С началом перестройки, в '90-'91-х годах, убрали северные надбавки, начались задержки зарплаты, на материк стали уезжать бюджетники: врачи, учителя. В это же время лесхозам запретили рубки главного пользования, а посему не стало основного источника финансирования. В 1991 году приказом министерства деревообрабатывающие цеха отделили от лесхоза, из-за чего в скором времени они прекратили свое существование. В эти же годы на Камчатке рухнуло сельское хозяйство, 4 мощных строительных организации, мелиорация; полностью свернули работы геологические экспедиции. В одночасье стали безработными 70% населения. Лесхоз же продолжал борьбу за выживание устройством охот для иностранцев на медведя, лося и барана, сбором ягод и грибов. Ни на один год не были снижены объемы посадок и уходов. Сергей Селезнев всегда считал для себя главным выращивание и правильное содержание леса.

В 1997 году Селезневу пришлось уехать с Камчатки в Санкт-Петербург - хотелось дать дочери нормальное образование. С 1998 года он был директором Ломоносовского лесхоза. В 2001 году Сергея Игоревича Селезнева пригласили на должность директора Северо-Западного лесхоза, где он работает и ныне. Лесхоз объединен из двух лесхозов (Выборгского и Лесогорского), имеет в своем составе 15 лесничеств, занимает территорию в 300 тыс. гектаров. Граничит с Финляндией. Экономически развит и является одним из передовых лесхозов России. Однако проблем много. Как они решаются и как видится будущее и перспективы российских лесхозов, мы узнаем из интервью с Сергеем Игоревичем Селезневым.

- Как Вы относитесь к перспективе отмены лесорубочного билета?

- Мне вообще не понятен ажиотаж вокруг лесорубочного билета. Это документ, в нем подробно описаны объемы ресурсов, которые государство выделяет пользователю, правила и условия пользования этим ресурсом, ответственность за нарушение этих правил и условий и так далее. На сегодня это важнейший документ при пользовании лесными ресурсами. Так что ответ, на мой взгляд, очевиден: это выгодно только недобросовестному пользователю либо любителю поживиться за государственный счет. Ну, а тот аргумент, что это как-то упростит лесопользование, может воспринять только человек, который не сталкивался с лесорубочным билетом. К тому же вы прекрасно знаете, что у нас любая компания по отмене одного документа обычно влечет за собой появление нескольких новых документов.

- Несколько лет разрабатывается Лесной кодекс. Что положительного и отрицательного может принести он для лесхозов в целом?

- Пока трудно ответить на ваш вопрос, так как за последние годы только я видел не менее 5 вариантов нового Лесного кодекса, и они разительно отличаются друг от друга. Чего бы ни хотелось - так это очередных революционных перемен. Почему-то история нас ничему так и не научила. Казалось бы, предельно понятно, что нет ничего лучше эволюций: бери все лучшее от предшественников, совершенствуй, улучшай, опираясь на опыт прошлых лет, на новые достижения науки, и так шаг за шагом. Мы же, в очередной раз, все рушим до основания, совершенно не анализируя опыт и достижения прошлых лет, не задумываясь, что бы нам пригодилось в новых условиях. Есть вещи и более страшные. В этой эйфории написания новых законов, в гонке реформаторов, которые ощущают себя вершителями судеб, как-то забывают, что за всем этим стоят люди, для которых это все делается. Если брать последний вариант Лесного кодекса, то из 500 работников нашего предприятия без работы останется примерно 400, а ведь это на 90% жители маленьких деревень, где порой кроме лесничества другой работы просто нет. Да, перемены необходимы, иначе нет прогресса, но они должны происходить продуманно, эволюционно, подготовлено, иначе как вы объясните этим сотням людей, теряющим последнюю работу в своих глухих деревнях, что эти перемены делаются для них и ради них самих и их семей.

- Как Вы считаете, важна ли должность лесничего для лесного хозяйства?

- Корпус лесничих был создан в позапрошлом веке. Он пережил нескольких императоров, военный коммунизм, НЭП, советскую власть, войну и все последующие годы. Лесничий был необходим при любой власти как «государев» человек, присматривающий за государственным имуществом. Очевидно, государство решило, что его имущество останется в сохранности и без присмотра. По меньшей мере, это наивно. Вспомним ответ великого русского писателя на просьбу одной фразой рассказать, какова жизнь в России, - «воруют». Так что, может быть, даже не «наивно», а преступно отменять проверенную веками и необходимую должность?

К тому же существовало четкое деление всего лесного государственного фонда на участки, позволяющие наиболее рационально управлять лесфондом и хозяйствовать. Ключевая единица деления гослесфонда - лесничество, во главе которого стоит лесничий. Так что, стоит задуматься, а кому же это выгодно сломать эту стройную систему и для чего? А что взамен? «Свято место пусто не бывает». И кто взамен? И, наконец, мы потеряем последних профессионалов. Хотелось бы донести до обычных россиян: лесное хозяйство и лесная промышленность - это не одно и то же. Это две противоположные половинки одного целого - лесного комплекса. И такой резкий перекос в одну сторону ни к чему хорошему не приведет.

- Кто должен вести лесовосстановительные работы?

- Гораздо важнее иное: кто должен финансировать лесовосстановительные работы? По моему глубокому убеждению, финансировать лесовосстановление должен тот, кто использует лесные ресурсы. В какой форме может происходить финансирование (прямая оплата работ, восстановление собственными силами, через лесные подати и так далее) - это отдельный вопрос, по которому можно долго дискутировать, хотя это не так важно. Вести лесовосстановительные работы должен тот, кто более профессионально и качественно может это делать.

- Какая опасность таится при разработке правил пожаротушения?

- На сегодняшний день существует отлаженная система обнаружения, тушения и ликвидации лесных пожаров. Основной ее недостаток - отвратительное финансирование.

Кто бы сегодня ни отчитывался за лесные пожары (МЧС, арендаторы и другие), все же 95% лесных пожаров ликвидируется Лесной охраной и Авиалесоохраной. Любые резкие перемены приведут к одному: на то время, когда старая система будет разрушена, а новая еще не создана, леса останутся практически без охраны от пожаров. Так что, в этом вопросе необходимо втройне быть осмотрительным, аккуратным и не принимать скоропалительных решений.

- На что может уповать лесное российское хозяйство?

- На разум и государственную позицию людей, руководящих лесным хозяйством, хотя, честно говоря, в этом я уже разуверился. Так что, только на бога и любовь к русскому лесу, на еще оставшихся преданных профессионалов - лесников, да еще на то особое, нигде в мире больше не встречающееся, трепетное, нежное и душевное отношение подавляющего большинства русского народа к русскому лесу. На мой взгляд, только это все же заставит повернуться лицом к лесному хозяйству.

Людмила Гришкова