Партнеры журнала:

Мебельное производство

Мебельная промышленность России

Рост, несмотря на сложности

«Мебельная промышленность является неотъемлемой частью лесопромышленного комплекса России и драйвером развития смежных отраслей», – сказал генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Тимур Иртуганов на пленарном заседании Петербургского международного лесопромышленного форума.

В рамках пленарной дискуссии «Российский ЛПК: цифры, факты, оценки и прогнозы», состоявшейся 25 сентября, эксперты рассмотрели отрасль во всех ее проявлениях: от лесного хозяйства и проблем лесовосстановления до целлюлозно-бумажной промышленности, от развития внутреннего производства до экспорта несырьевой продукции, от Лесного кодекса до мер господдержки ЛПК. Очевидно, что такие проблемы, как нормотворчество в лесном хозяйстве, экспорт необработанной древесины, нехватка сырья при неосваиваемой расчетной лесосеке и другие, оказывают влияние на развитие лесопромышленного комплекса страны, и мебельной промышленности в том числе. При этом мебельная индустрия стимулирует развитие производства и древесных плит, и фанеры, и пиломатериалов, поскольку является потребителем продукции этих отраслей. А все усилия, направленные на развитие мебельного производства и экспорта мебели, затрагивают и смежные отрасли. О развитии глубокой механической переработки древесины и инструментах господдержки рассказал на форуме руководитель ассоциации.

Статистика с большим допуском

Начав с целевых показателей в мебельной отрасли, Тимур Иртуганов заметил, что данные Росстата, на которые ссылается Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР), по производству мебели несколько занижены, поскольку в официальной статистике невозможно учесть происходящее в «сером секторе». Мебельный бизнес стремится утаить как можно больше информации. Сегодня ни одна организация или институт учета не знают точного количество мебельных производств в России, причем даже с большим допуском. Так, например, часто говорят о 10 тысячах фабрик и цехов, а один из крупнейших поставщиков специализированного оборудования насчитывает в своей базе около 25 тысяч юридических лиц, занимающихся производством мебели в стране. Вероятно, истинная цифра где-то в интервале между этими показателями. Так же и с объемами производства. Тем не менее официальные данные Росстата – это та статистика, на которую можно опираться, оценивая развитие отечественной мебельной промышленности.

Производство мебели в России

Рис. 1. Производство мебели в России, млрд руб.
Рис. 1. Производство мебели в России, млрд руб.

Начиная с 2015 года производство мебели в России стабильно растет (рис. 1). Так, по оперативным уточненным данным Росстата, в 2018 году рост составил более 25% (в денежном выражении 189,7 млрд руб.), а в первом полугодии 2019 года уже зафиксирован рост на 8% относительно показателя того же периода прошлого года (90,9 млрд руб.). Динамика в первом полугодии традиционно чуть ниже, чем во втором, но тенденция по итогам года уже очевидна. К слову, показатели производства мебели в России уже приближаются к запланированным только на 2030 год в принятой Стратегии развития лесопромышленного комплекса РФ и, судя по всему, к 2021 году достигнут их, но это не значит, что отрасль остановится на достигнутом. Такая динамика лишь демонстрирует большой потенциал для развития производства мебели в стране.

Рис. 2. Распределение мебельного производства в России по федеральным округам в 2017 и 2018 годах
Рис. 2. Распределение мебельного производства в России по федеральным округам в 2017 и 2018 годах

Распределение мебельного производства по федеральным округам (рис. 2) в целом отражает покупательскую способность граждан, хотя есть и исключения. Например, Уральский федеральный округ, довольно богатый регион, многонаселенный, в числе из первых по уровню жизни, по производству мебели на одном из последних мест. Аналогично и Южный федеральный округ. При этом наблюдается тенденция сокращение производства мебели в крупных городах. Так, например, в прошлом году практически вдвое уменьшилась доля Санкт-Петербурга в мебельном производстве России.

В структуре мебельного производства в России выделяется сектор «офисная мебель» (рис. 3). Производство в нем в 2017–2018 годах выросло почти в 1,5 раза в процентном выражении и почти в два раза – в денежном. Отчасти такой большой рост связан с тем, что весь 2018 год действовало Постановление Правительства РФ №1072, согласно которому были запрещены закупки импортной мебели по 44-ФЗ. Казалось бы, это реальный пример того, как действует инструмент господдержки, но 1 декабря текущего года срок действия постановления истекает, и, вероятно, оно не будет пролонгировано.

Экспорт мебели

Рис. 3. Структура мебельного производства в России в 2017 и 2018 годах
Рис. 3. Структура мебельного производства в России в 2017 и 2018 годах

В первом полугодии 2019 года экспорт мебели из России увеличился на 6% (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), но, несмотря на положительную динамику в целом, в последние годы интенсивного роста экспорта не наблюдается. Доля России в мировом экспорте мебели составляет всего 0,25%. Хотя государство стремится всячески поддерживать производителей высокотехнологичной продукции, готовых работать на внешних рынках. Так, например, выделено дополнительное финансирование в размере 9 млрд руб.: действуют программы по компенсации части затрат экспортеров российской продукции на сертификацию (Постановление Правительства РФ от 17.12.2016 №1388), транспортировку продукции (Постановление Правительства РФ от 26.04.2017 №496), регистрацию объектов интеллектуальной собственности за рубежом (Постановление Правительства РФ от 15.12.2016 №1368), выделяются субсидии на выставочно-ярмарочную деятельность (Постановление Правительства РФ от 26.04.2017 №488; в конце сентября утвержден список мероприятий, в который вошли 10 выставок по тематике ЛПК).

Рис. 4. Экспорт мебели из России в 2000–2019 годы, млн долл.
Рис. 4. Экспорт мебели из России в 2000–2019 годы, млн долл.

По оценкам участников Международной мебельной конфедерации (в которую в июне этого года вошла и АМДПР), совокупное мировое производство мебели оценивается в $500 млрд. Основные производители – это Китай (неоспоримый лидер с огромным превосходством), США и примерно равнозначные по объему Германия, Италия, Индия, Польша... Доля России всего 0,7%. Глобальный мировой экспорт мебели оценивается в $160 млрд. Первое место среди экспортеров с колоссальным отрывом тоже занимает Китай, а Польша, Германия, Италия и Вьетнам находятся на одном уровне.

Вклад России в мировое производство мебели и экспорт (рис. 4) не рассматривается мировым сообществом в принципе. Тем не менее у российской мебельной отрасли большой потенциал.

Импорт мебели

Рис. 5. Мебельный рынок России (объем продаж)
Рис. 5. Мебельный рынок России (объем продаж)

После падения рынка и кризиса 2014 года в России вновь растет импорт мебели: в 2018 году доля импорта на рынке продаж была 49,9%, а только в первом полугодии 2019 года уже составила 44,6% – чуть больше, чем за аналогичный период предыдущего года (рис. 5).

Доля импорта на российском мебельном рынке недопустимо велика (рис. 5), и это притом что соотношение цены и качества российской мебели сейчас одно из лучших в мире. И здесь, необходимы не запреты на ввоз импортных товаров, а более действенные меры поддержки производителей – не только мебели, но и фанеры, и древесных плит. По крайней мере на собственном рынке они должны чувствовать себя более уверенно.

Простой с точки зрения логистики пример доставки внутри страны: отечественные предприятия существенно проигрывают иностранным. В России действует ограничение массы автотранспортного средства 44 т (наверное, ниже нет ни в одной стране, тем более экономически развитой). В Скандинавских странах допускается масса 60 т, естественно, там затраты на грузоперевозки ниже. В России же вынуждены недогружать автотранспорт, нести дополнительные расходы, и все это сказывается на себестоимости продукции. Повышение предельно-допустимой массы автотранспортного средства хотя бы до 55 т стало бы реальной поддержкой для отечественных компаний, и АМДПР совместно с Минпромторгом России занимаются этой проблемой и ищут пути решения на разных уровнях.

Здесь вновь нужно вернуться к прекращению действия запрета на закупку мебели иностранного производства для государственных и муниципальных нужд (установленного Постановлением Правительства РФ №1072), вместо него 1 декабря 2019 года будет введено правило «третий лишний». Все отрасли (кроме оборонной промышленности), которые ранее пользовались инструментами поддержки, ограничивающими доступ импортных товаров на внутренний рынок, будут работать по новому принципу: если два отечественных предприятия или больше выходят на торги, импортер автоматически с них уходит; если на торги выходит только один российский производитель, то начинается жесткая конкуренция с импортерами. Более того, если изначально ограничение касалось закупок только по 44-ФЗ, сейчас речь идет и о 223-ФЗ, под который попадают закупки, осуществляемые госкорпорациями. Такое решение пришло из жизни: в помещениях некоторых федеральных ведомств вся мебель оказалась импортного производства, причем низкого качества. Расширение действия ограничений – это актуальная и необходимая мера.

Конечно, это далеко не полный перечень инструментов поддержки отечественных производителей и проблем отрасли.

«Когда мы смотрим данные Росстата, мы видим рост. Когда мы общаемся с бизнесом, то понимаем, что количество решенных проблем прямо пропорционально вновь проявившимся. И непонятно, какие серьезнее: те, которые уже удалось решить, или те, которые предстоит. Тем не менее, коллеги, пользуйтесь существующими инструментами господдержки. Пожалуйста, рассказывайте о своих проблемах и нуждах, обращайтесь с пожеланиями и предложениями по новым нормам и в целом по отрасли. Сейчас налажена обратная связь с большинством инстанций, институтов и ведомств, которые отвечают за разработку и выпуск новых инструментов поддержки. Давайте действовать сообща! Только вместе мы многое сможем сделать!» – сказал, завершая свое выступление на пленарной дискуссии генеральный директор АМДПР Тимур Иртуганов.

Производство древесных плит и фанеры в России

Основное внимание г-н Иртуганов уделил мебельной промышленности, но коснулся и древесно-плитного сектора. Так, спикер отметил, что последние годы в сегменте древесных плит отмечается существенный рост: производство MDF приросло на 9,5%, а экспорт – на 5%. Правда, зафиксировано падение на 20,5% экспорта ДСП при росте производства на 11% в первом полугодии этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но высока вероятность, что к концу года ситуация изменится. Несмотря на серьезные системные проблемы, в сегменте фанеры тоже зафиксирована положительная динамика: в первом полугодии 2019 года фанерное производство выросло на 5,1% в годовом исчислении, а экспорт фанеры увеличился на 3%. 

Картину хорошо иллюстрирует случай, произошедший в некоторых федеральных ведомствах.

Летом этого года три министерства Российской Федерации и ряд подведомственных агентств переехали в новое современное здание – одну из башен «Москва-Сити»: 42 этажа, сотни квадратных метров площади под меблировку. Несмотря на действие запрета на приобретение иностранной продукции, 100% (!) мебели в помещениях государственных ведомств импортного производства… поскольку закупка была осуществлена не министерствами, а госкорпорацией «Дом.РФ» по 223-ФЗ. И даже не возымело значения то, что российская компания имеет ценовую преференцию 15%... Остаются большие вопросы и к качеству этой мебели. Первое время двери в кабинеты и переговорные не закрывались в принципе – слишком силен был витающий в воздухе запах формальдегида. Через несколько месяцев у обычных офисных кресел (не из красного дерева или натуральной кожи) ценой в 80 тыс. рублей начали отваливаться подлокотники...

Текст и фото АМДПР