Партнеры журнала:

Тема страницы

Государева служба

О лесном хозяйстве Красноярья рассказывает руководитель Государственной лесной службы по Красноярскому краю Владимир Николаевич ВЕКШИН.

− Какова динамика развития лесного хозяйства края?

− Пик по объему заготовок в нашем крае приходится на 1989 − 1990 годы. Тогда в регионе заготавливали 25 млн м3 круглого леса. В 1998 году объемы упали до 5,3 млн м3. Сейчас мы заготавливаем в среднем 8,5 − 9 млн м3 древесины. Лесосибирские комбинаты, красноярский ЦБК мы сырьем обеспечим. В целом, для удовлетворения потребностей лесопильной, деревообрабатывающей промышленности региона 12 − 13 млн м3 леса − предельная цифра.

− Сегодня немало споров вызывает аренда лесных участков. Правильно ли, что ее срок ограничен тремя-­пятью годами?

− Короткий срок аренды − одна из насущных проблем. Чтобы вести в полном объеме заготовку леса, предпринимателю необходимо построить рабочий поселок, выстроить коммуникации, дороги. На все это как раз и уходит 3 − 5 лет. Срок аренды заканчивается, объявляется новый конкурс, и нет гарантии, что право пользования этим участком не выиграет другой бизнесмен. Как минимум срок аренды должен составлять 10 лет, оптимально − 40 − 50 лет.

Пока выход из ситуации «лесной народ» видит в вахтовом способе заготовки древесины. Летом заготовили, а зимой, когда «Дед Мороз» дороги «настроил» − болота, речки замерзли, лес вывозят. Сегодня в аренду передано порядка 130 участков лесного фонда.

− Большой урон лесным хозяйствам наносит браконьерство, лесные пожары… Как Ваша служба справляется с этими проблемами?

− Хищение хищению рознь. Деревенских пенсионеров, которые по бедности своей начинают рубить березняки, чтобы обеспечить себя дровами на зиму, обвинять в хищениях сложно. Это, скорее, социальная проблема. Самый большой урон для бюджетов всех уровней наносят коммерческие структуры, оперирующие «черным налом». Мы выдаем арендаторам лесной билет, дающий право на вырубку леса, а что они дальше с древесиной делают, неизвестно. То ли перерабатывают, то ли за бесценок сбывают за границу. Участились и случаи несанкционированной вырубки леса. Все это происходит из­за нестыковки работы федеральных служб: таможни, железной дороги, прокуратуры. Должна быть создана единая концепция борьбы с хищениями, выработана четкая программа действий, исключающая разного рода «лазейки» для любителей легких денег.

В целом обстановка в Красноярском крае относительно спокойная. Нас спасает географическое положение. Граница далеко, а перевозить лес по железной дороге достаточно накладно. В приграничных регионах − Хабаровском, Приморском краях, Читинской, Иркутской, Ленинградской областях − нерегулируемый сбыт леса за границу более серьезная проблема.

Учитывая большую удаленность края, с целью получения дохода выгоднее создавать перерабатывающие предприятия на его территории.

Самая же страшная для нас беда − это лесные пожары. Вот где убытки исчисляются миллионами рублей. В этом году нам удалось утихомирить стихию, помогли дожди. Оперативно работала Красноярская база авиационной охраны лесов, в иные дни на ликвидацию пожаров вылетало по 18 − 20 самолетов.

− За что так любят потребители ангарскую сосну?

− Ангарская сосна вырастает до 35 метров высотой, а бессучковая зона при этом составляет 15 − 18 метров. По физико­математическим свойствам ангарская сосна, благодаря климатическим условиям, считается лучшей в мире.

− Какие еще породы сибирских деревьев представляют ценность?

− Очень ценится сибирская лиственница. Она по 100 − 200 лет не гниет, в воде даже лучше сохраняется. Поэтому и используют ее для разного рода гидросооружений. Мосты раньше только из нее строили. Вся Венеция стоит на лиственнице. Это очень твердое, тяжелое для перевозки и пиления дерево.

Кедр в основном идет для карандашной промышленности. Он мягкий. Все художественные работы выполняются только из кедра, активно используется он как отделочный материал. Это дерево считается благородным, дающим силу. Православные люди храмы на Руси строили из кедра.

Ель − непревзойденное сырье для отбеленной целлюлозы. Это порода, древесину которой составляют длинные волокна.

Из осины традиционно строят бани. В осиновых банях легко дышится. И запах от дерева исходит какой­то особенный, лесной. Спички, кстати, делают только из осины. Она поначалу рыхлая, но когда высыхает, тверже лиственницы. И теплотворная способность у нее низкая. Словом, у каждого дерева свое предназначение.

− Сегодня не мало споров по поводу ручной и машинной рубки леса. Какая из них наиболее приемлема?

− Когда я был директором леспромхоза, в моем ведомстве было три лесопункта. Один − глубокомеханизированный, школа передового опыта края. Там работали современные системы лесосечных нижнескладских машин и оборудования. На складе кран древесину разгружал, затем стволы очищали от сучков сучкорезной машиной, отправляли на раскряжевочную установку. После автоматической сортировки башенный кран грузил сырье на лесовоз. На втором лесопункте − Михайловском − работал один кран­-манипулятор, никаких нижних складов, ручная разделка, ручная валка… Третий лесопункт − Первомайский − был снабжен машинной валкой, там действовал нижний склад, разделка велась вручную, а погрузка − краном ККС. Таким образом, в трех лесопунктах использовались три технологии лесозаготовки. Кубометр деловой древесины стоил тогда 20 рублей. В Михайловке, где работало 40 человек, себестоимость кубометра составляла 9 рублей, в Первомайском − 15 рублей, в школе передового опыта − 22 рубля. Вот и считайте, что выгоднее.

Еще один момент. Сегодня валочная машина − ЛП­19 пермского завода стоит 1 млн 200 тысяч рублей. Валочно­трелевочная машина ЛП­18А Алтайского тракторного завода − чуть поменьше. Допустим, япредприниматель. 15 − 16 тысяч кубометров древесины в год для меня норма. А эта машина должна 60 − 70 тысяч в год валить. Выгодна ли она мне? Нужно также учесть, сколько будет стоить бензин и ее обслуживание.

Сегодня большинство предприятий перешло на ручную валку. Очень активно используется она и за рубежом. С экологической точки зрения, ручная бензопила − незаменимый инструмент. Машина идет − весь подрост, болота, пни − чего только не перемнет.

А в идеале − хорошо бы дерево спилить, зацепить за вертолет и трелевать, чтобы оно не падало. В Америке мы наблюдали такую картину. Так заготавливают ценную древесину. Она окупает столь дорогостоящий способ. В наших условиях трелевать каждое дерево вертолетом − непозволительная роскошь.

− Каким Вы видите будущее лесной отрасли Красноярья?

− У нас громадный лесной край. Мы сдаем в аренду участки лесного фонда с годичным отпуском леса 10 млн м3. Ведется работа по совершенствованию лесного законодательства: аренда будет осуществляться на новых, экономически эффективных условиях. Развивается малый и средний бизнес. Поле деятельности для инвесторов огромно.

Марина УТКИНА

Другие статьи рубрики Регион номера: Красноярский край

Эльдорадо в центре Сибири
Сверху видно все
В Красноярском крае начинают восстанавливать ранее действовавшие предприятия ЛПК
ЛПК Красноярского края
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Вдоль Сибирского тракта
Запас лесосырьевых ресурсов в Красноярском крае увеличивается
ЛПК не в приоритете
Инвестиционные проекты в ЛПК Красноярского края
Основные предприятия ЛПК Красноярского края
Дом из ангарской сосны
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Красноярский край в цифрах
Срочно требуются регионы-доноры
Инвестиционный климат: стрелка на «ясно»
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Размышления о «Лесном кодексе»...
Красноярский край (состояние и перспективы развития ЛПК края)

Красноярск - город будущего! (итоги Красноярской выставки «Деревообработка»)
ЛПК - Привлекательный во всех отношениях
Проект «Лесные ресурсы и технологии» (Форест) в Красноярске
Кто в лесу хозяин?

Обзоры ЛПК регионов России