Партнеры журнала:

Тема страницы

Проект «Лесные ресурсы и технологии» (Форест) в Красноярске

Проект был создан в июле 2000 года по инициативе Винрокского международного института сельскохозяйственного развития «Винрок Интернешнл» совместно с «Кемоник Интернешнл» и «Херон групп» (США) на территории пяти регионов России (Красноярский, Хабаровский, Приморский края, Иркутская и Сахалинская области). Главными целями проекта Форест являются уменьшение угрозы глобального изменения климата и сохранение биоразнообразия за счет пропаганды устойчивого лесопользования и сохранения российского леса как поглотителя углерода всемирного значения, а также крайне важной среды обитания редких и исчезающих видов растений и животных.

Для осуществления проекта ФОРЕСТ на территории Красноярского края весной 2001 года было открыто представительство компании «Винрок Интернешнл» (первое слово этого названия − аббревиатура имени Уинтрола Рокфеллера, одного из основателей и члена Совета директоров Международного института сельскохозяйственного развития). Проект ФОРЕСТ (это аббревиатура слов «Лесные ресурсы и технологии» на английском языке) − самый крупный проект, который осуществляет американское Агентство по международному развитию USAID в России.

C 2003 года программа состоит из четырех основных технических компонентов:

  1. предотвращение лесных пожаров;
  2. управление популяциями вредителей леса;
  3. недревесные продукты леса и глубокая переработка древесины;
  4. энергия биомассы.

Подробнее о деятельности проекта Форест рассказывает директор Красноярского представительства, кандидат сельскохозяйственных наук Цыкалов А.Г.:

«Программа по предотвращению лесных пожаров состоит прежде всего в проведении просветительских кампаний. Одним из приоритетных направлений программы в 2003−2005 гг. является подготовка практического пособия, которое позволит существенно облегчить проведение подобных акций в будущем. Мы издаем плакаты, листовки и даже учебники, разработали целую школьную программу для получения детьми экологических знаний. К сожалению, в России − лесной державе − такого проекта до сих пор нет.

Второе направление связано с мониторингом насекомых­вредителей. Во время последней вспышки распространения сибирского шелкопряда этим губителем лесов была поражена площадь порядка миллиона гектаров. Чтобы подобного больше не повторилось, проектом внедряется феромонный мониторинг. Ставятся феромонные ловушки. По форме они напоминают японский фонарик. Такие „фонарики“ развешиваются в лесу на деревьях на высоте около двух метров. Внутрь вставляются две пластинки. Одна − с феромоном самки, секретом, который привлекает самца, а вторая − инсектицидная, которая убивает насекомое. Какое­то количество вредителей в нашей тайге всегда существует. Но иногда возникают вспышки численности насекомых в популяции. И наша задача состоит не в определении того, сколько гектаров они повредили, чтобы после этого начать опылять с самолетов химикатами, вырубать больные леса, пытаясь остановить распространение вредителей, а в своевременном определении нарастания численности насекомых.

Существует традиционный „метод околота“. Ходят по тайге лесопатологи, расстилают полог парашюта под деревьями на пробных площадях, стучат по деревьям колотом, потом считают, сколько гусениц упало. Но гусеница вторична и метод тяжелый. Американцы предложили нам свою технологию мониторинга. В определенных точках лесного фонда вывешиваются такие ловушки, после окончания лета они снимаются и подсчитывается численность насекомых. Это дает возможность заблаговременно предпринимать истребительные меры, биологические либо химические. Эта программа осуществляется уже третий год.

Начинали мы на территории Красноярского края, теперь проводим мониторинг в Хакассии, Бурятии, Иркутской области, Хабаровском крае, в Приморье и на Сахалине. Даже помимо зоны действия проекта ФОРЕСТ работаем в Томской области.

Сейчас мы полностью перешли на установку ловушек, изготовленных из российского материала. Раньше ловушки закупали в Америке за валюту, теперь их делают в Красноярске в ООО „Принт“ из картона нашего ЦБК. Совместно с Московским институтом химии и химической защиты растений получили также российский феромон и яд.

Третье направление деятельности − внедрение методов глубокой переработки древесины и использование недревесной продукции леса.

Дело в том, что наши крупные предприятия значительно сократили производство бумаги, ДВП, ДСП и прочей продукции именно глубокой переработки.

А наши соседи-китайцы настроили заводов вдоль границы, обеспечив работой свое население. Пилят доски, делают мебель, занимаются глубокой переработкой нашего леса. Их посредники приезжают к нам с наличными деньгами и скупают лес вагонами. В результате доля вывоза леса из Сибири значительно увеличилась. Но все же понимают, что так разбазаривать этот ценный ресурс нельзя.

Недавно было принято решение о разработке краевой целевой программы развития лесного комплекса Красноярского края на период 2004 − 2007 годов.

Ведь всем понятно, чтобы нормально существовать любому поселку или городу, любой территории нужно получать определенную сумму на месяц, на год. Можно, например, заготовить тысячу кубометров леса, продать его в круглом виде и получить миллион рублей и год на них прожить.

А можно пойти и по другому пути. Заготовить 500 м3, но распилить его на доски и продать его за такие же деньги. Доски можно высушить, построгать, тогда цена еще увеличится. И заготовить можно будет всего 100 м3леса. То есть, чем глубже будет переработка, тем больше людей мы займем, увеличатся поступления в бюджеты всех уровней, при этом все меньше леса будет вырубаться.

Мы постоянно проводим совещания, показываем мировые новинки в переработке древесины, помогаем руководителям предприятий участвовать в совещаниях, выставках, которые проводятся за рубежом.

Что же касается недревесных продуктов леса, то здесь положение следующее. Раньше во многих местах были заготпункты крайпотребсоюза, а теперь никто этим не занимается. А вот рядом с нами, в Томской области, около 30 компаний организовали заготпункты и за несколько лет при поддержке Администрации вышли на такой уровень, что 20% населения области являются сдатчиками, то есть каждый пятый житель пополняет свой бюджет за счет дикоросов. В деревнях там покупают уазики, катера. Доходы семей составляют от трех­–пяти тысяч за сезон до 400 000! За пять лет Томская область вошла в тройку сильнейших регионов по поставке дикоросов за пределы России. Только грибов около тысячи тонн готовят на экспорт ежегодно.

И все эти 20% населения не просят дотаций и пособий у государства, не занимаются преступным извлечением прибыли и исправно платят налоги!!!

А у нас ведь населения в три раза больше, вокруг тайга с неизмеримыми запасами. Минимум 600 тысяч человек может быть задействовано на заготовках. Причем если будет нормальное финансирование, то есть человек придет, сдаст заготовленное и сразу получит деньги, то, я думаю, жители деревень с удовольствием займутся подобным делом.

Причем наши продукты экологически чистые, они пойдут и на внутренний рынок, и на экспорт. Можно наладить выпуск различных соков из черники, брусники и других ягод.

В краевой Администрации разрабатывается целевая программа развития сбора и переработки дикоросов на период с 2004 по 2010 годы.

Четвертый компонент проекта − энергия биомассы.

Основная часть территорий Красноярского края отдалена от линий центрального энергоснабжения. Весь север получает электроэнергию за счет дизелей, и кВт/час стоит не меньше 10 рублей.

При этом в каждом населенном пункте, как правило, находятся лесозаготовительные предприятия, имеющие колоссальные отходы древесины. Вершинник, откомлевка, щепа выбрасываются. При лесопилении и деревообработке получаются опилки, стружки. Они тоже сжигаются. В крае готовится 9,10 миллионов м3 круглого леса в год, при этом образуется порядка 4 миллионов м3 отходов. А выход обрезного пиломатериала составляет всего 50 − 55% от заготовленных хлыстов.

Мы подсчитали, что при сжигании отходов на специально предназначенных для этого ТЭЦ (как это делается в США) можно полностью покрыть потребность в электроэнергии и тепле всего лесопромышленного комплекса Красноярского края. В экологическом отношении подобные энергетические установки значительно чище тех, которые работают на производных нефти. Вот мы и выделяем гранты на разработку ТЭО и бизнес­плана строительства ТЭЦ, работающих на древесных отходах, то есть на энергии биомассы. Один конкурс у нас выиграл Ярцевский леспромхоз. Там более 10 миллионов рублей в год тратится на получение тепла и электроэнергии.

Мы им выделили 30 000 долларов, и ярцевцы на конкурсной основе нашли организацию, которая составила ТЭО и бизнес­план. Запланировано построить два блока мощностью по 600 квт. Такая станция стоит около полутора миллионов долларов. С одной стороны − это большие деньги. А с другой − за четыре года она сама себя окупит. Посчитали, что кВт/час получится в 10 раз дешевле!

Плюс ко всему, отсутствие дефицита электроэнергии позволит запустить линии распиловки круглого леса, можно будет сделать сушильную камеру и вывозить с одного только Зоткинского участка не по 100 тысяч м3 круглого леса, а 50 тысяч качественных и дорогих пиломатериалов.

Выделили мы такой же грант и АО „Енисейлес“. Есть там лесозавод № 1. Что такое РАО ЕЭС, мы все прекрасно знаем. В любой момент должника могут отключить от электроэнергии, а цены постоянно растут! А за вывоз отходов лесопиления на свалку приходится платить тоже. Так что лучше отходы деревообработки сжигать с пользой для себя, в итоге получится немалая экономия.

Лесозавод также с помощью нашего гранта заказал разработку ТЭО и бизнес­плана для реконструкции имеющейся на территории лесозавода ТЭЦ.

Опять же в энергосистеме находится предприятие ТТС­Лес в Кодинске, знаменитый завод, который построили с потенциалом выпуска 370 000 м3 обрезного пиломатериала в год. Им мы тоже выделили грант. Там хотят построить ТЭЦ на 6 мВт, то есть обеспечить себя теплом и электричеством, а излишки сбрасывать в энергосистему Кодинска, решая тем самым проблемы энергосбережения других предприятий города.

В работе по проекту ФОРЕСТ участвуют американские и российские консультанты и волонтеры. Это специалисты высокого класса, топ­менеджеры крупных лесных компаний, люди, имеющие собственный бизнес. Они получают краткосрочные задания по стратегическому и бизнес­планированию, менеджменту, по модернизации производства и внедрению новых технологий на предприятиях, занимающихся переработкой продуктов леса, программами развития экологического туризма.

Приезжая в Россию и работая с руководителями предприятий, консультанты помогают объективно оценить обстановку и выработать пути решения проблем».

В дальнейшем мы будем информировать Вас обо всех мероприятиях, проводимых в рамках проекта ФОРЕСТ.

Другие статьи рубрики Регион номера: Красноярский край

Эльдорадо в центре Сибири
Сверху видно все
В Красноярском крае начинают восстанавливать ранее действовавшие предприятия ЛПК
ЛПК Красноярского края
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Вдоль Сибирского тракта
Запас лесосырьевых ресурсов в Красноярском крае увеличивается
ЛПК не в приоритете
Инвестиционные проекты в ЛПК Красноярского края
Основные предприятия ЛПК Красноярского края
Дом из ангарской сосны
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Вдоль Сибирского тракта
Запас лесосырьевых ресурсов в Красноярском крае увеличивается
ЛПК не в приоритете
Инвестиционные проекты в ЛПК Красноярского края
Основные предприятия ЛПК Красноярского края
Дом из ангарской сосны
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Красноярский край в цифрах
Срочно требуются регионы-доноры
Инвестиционный климат: стрелка на «ясно»
Список предприятий ЛПК Красноярского края

Размышления о «Лесном кодексе»...
Красноярский край (состояние и перспективы развития ЛПК края)

Красноярск - город будущего! (итоги Красноярской выставки «Деревообработка»)
Государева служба
ЛПК - Привлекательный во всех отношениях
Кто в лесу хозяин?

Обзоры ЛПК регионов России