Партнеры журнала:

В центре внимания

Полеты во сне и наяву

Международный лесной форум в Санкт-Петербурге

С 9 по 12 октября 2007 года в Санкт-Петербурге в девятый раз прошел Международный лесной форум. На форуме из года в год решаются глобальные «стратегические вопросы развития лесного комплекса России». 2007 год − год реформ, перемен в лесном законодательстве, год ожиданий и разочарований − сулил особо напряженную работу участникам встречи на Васильевском острове.

Юрий Трутнев

Форум в Санкт-Петербурге по замыслу должен был стать площадкой для диалога федеральных и региональных властей, чиновников и бизнеса. Главная задача − совместно, общими усилиями развивать лесную отрасль, в частности глубокую переработку древесины. Времена активного возмущения новым Лесным кодексом прошли, и теперь рядовые работники лесного хозяйства, их региональные руководители и лесопромышленники без прежних эмоций преодолевают барьеры реформаторского законодательства, конечно не забывая заходить со своими предложениями и просьбами в федеральные кабинеты.

Министр природных ресурсов Юрий Трутнев, например, убежден, что все идет по плану. «После принятия Лесного кодекса Министерством природных ресурсов проведена значительная работа по обеспечению выполнения положений кодекса, разработке собственных подзаконных актов, − отметил он во вступительном слове, открывая форум. − В необходимые сроки принято 24 постановления Правительства РФ, 34 ведомственных приказа. Вся работа по разработке нормативной документации велась максимально публично, при активном участии представителей субъектов Федерации и бизнес-сообществ».

Участники встречи на пленарном заседании не противоречили, но на третий день, когда собрались обсуждать ход исполнения нового кодекса, − желающих послушать и высказаться, кстати, оказалось больше, чем вмещал зал, − их мнения совсем не стыковались со вступительным словом министра. Согласных добровольно и искренне подписаться под его утверждением, что все нормативные документы подготовлены вовремя и «максимально публично», в зале было найти вряд ли возможно. Достаточно было послушать выступающих.

Мытарства и лесников, и лесопромышленников от неизвестности и отсутствия ясных правил игры − главная болезнь всего лесного сообщества в этом году. И слова федерального чиновника вряд ли убедили приехавших в Санкт-Петербург чиновников рангом пониже, что их профессиональное мироздание прекрасно и безоблачно. Впрочем, в то же время из речи самого Юрия Трутнева выходило, что в лесном хозяйстве если не все, то очень многое плохо. Критиковал регионы министр не без оснований. Представители субъектов хоть и не отнекивались, но имели свои аргументы и, объясняя неудачи, кивали в сторону того же министерства и Рослесхоза.

Юрий Трутнев в который раз жестко пенял субъектам Федерации: «Передача полномочий регионам по целому ряду направлений на сегодняшний день не улучшила, а ухудшила состояние лесного хозяйства страны». С этим нельзя не согласиться, но с небольшой оговоркой: регион региону рознь. К тому же, слушая министра, кажется, что действительно в лесной сфере России происходит что-то странное: законы все лучше, власти всех уровней работают, а лесопромышленники сидят без леса. Далее Юрий Трутнев озвучил упрямую статистику: объемы продаж леса на корню снизились, как и цена на него. Значит, в регионах плохо работают и не блюдут интересы государственной казны. Упрек тоже не новый и звучал из уст министра уже не раз.

Представители регионов на это разводили руками: мы и продавать-то долго не знали как, ведь и документов не было, откуда же возьмутся объемы? Хотя, если учесть, что положение дел с организацией аукционов в регионах очень разное, ясно, что многое зависело от профессионализма руководителей на местах. Когда система не работает, все решают личностные качества конкретных людей.

А то, что система не работает или работает с постоянными сбоями, проявлялось на многих примерах. Возьмем, например, цены на древесину. Заместитель главы администрации Иркутской области Виктор Долгов на очередной упрек о падении доходов от продажи леса на корню пояснил, что по кодексу он не может выставлять начальную цену леса на аукционе свыше минимальной цены. В настоящее время торги проходят без особой конкуренции и цена остается на начальном уровне. Возникает резонный вопрос: «Как же в такой ситуации повысить цену на древесину?»

В перерыве заседания на этот вопрос ответил глава Рослесхоза Валерий Рощупкин: «Это болезнь знаний в регионах, потому что читать кодекс нужно с карандашом, а не перед телеэкраном, не в газете, а как документ. Там написано, что аукционы начинаются с минимальными ставками, и некоторые говорят, что раз так написано, то я с минимальной ставки и должен идти. Уже разъяснения такие даны, что минимальный − это начало процесса. Дальше вы, ребята, можете двигаться. Заяви больше, поставь больше, ты же власть местная. В некоторых регионах так».

Так или иначе, представители субъектов прочитали закон одинаково и на аукционах вначале все выставляли минимальную цену, правда, потом появились некоторые более продвинутые регионы. Министерство природных ресурсов и Рослесхоз, ругая лесные ведомства областей и республик за падение доходов, почему-то не пояснили, что можно работать иначе. Те, в свою очередь, не разглядели между строк кодекса разъяснений, что «можно двигаться дальше».

Впрочем, удалось выяснить, что Вологодская область давно получила рекомендацию повышать ставки. Это был ответ на сделанный запрос в Министерство природных ресурсов, которое на аргументы среагировало и ситуацию прояснило (можно начальную цену повысить), но почему-то в индивидуальном порядке. Теперь ценные указания получат все, а то как-то неудобно получается: в регионе − лидере по заготовке − Иркутской области − о своих правах не знали, а Рослесхоз секретом не делился. Так что результат от встречи на петербургском форуме все-таки есть.

Единые правила введения нового законодательства заменяются отдельными действиями конкретных людей и регионов. Субъективный фактор доминирует и часто все решает.

«Все выступающие находят выход из положения, но все-таки надо думать, а как на самом деле нам выполнять этот кодекс, поскольку в нем не прописана система управления», − подчеркнул в своем выступлении на круглом столе, посвященном кодексу, президент Российского общества лесоводов Анатолий Писаренко. Что и говорить, реформу системы лесхозов каждый регион проводит самостоятельно: у кого на сколько хватит фантазии и кто как поймет законы, которые часто и согласовать непросто.

И все же инициатива есть, и самая разнообразная. Лесхозы в очень многих регионах объединяются, что приводит к очередным сокращениям штата. Объединительный процесс сельских и государственных лесхозов сопровождается распадом, точнее разделением контрольных и хозяйственных функций. Контрольные будут выполнять лесничества − с ними дело более или менее понятно. А вот с подразделениями, которые будут выполнять лесохозяйственные работы, все совершенно запутанно. Какой юридический статус придать им, какими правами наделить? Ответы в регионах дают самые разные: создаются и акционерные общества, и ГУПы, и коммерческие предприятия, и т.  д.

Кто поступает правильно, кто нет и не поправит ли некоторые решения в скорости жесткая рука фемиды или высшего руководящего ведомства − неизвестно.

Руководитель Департамента лесного комплекса Нижегородской области Юрий Гагарин рассказал, что в процессе реорганизации 31 сельский лесхоз объединился с 41‑м государственным, после чего было создано 36 лесничеств. Бывшие лесхозы, которые будут выполнять хозяйственные функции, станут государственными лесохозяйственными предприятиями. Это будут коммерческие структуры, имеющие помимо всего право брать лес в аренду, что, по сути, приравнивает их к лесозаготовительным предприятиям. Подобный вариант реформы, когда лесхозы присоединили к леспромхозам, в лесном хозяйстве уже был. Только современные реформаторы подходят с обратной стороны.

Владимир Корниенко, председатель Государственного комитета по лесу Республики Карелии, озвучил ход реформы в этом регионе. Вместо 28 лесхозов появятся 11 контролирующих организаций − лесничеств, а также ГУП «Леса Карелии» и его 14 филиалов на территории республики, которые будут выполнять лесохозяйственные работы.

«В Вологодской области будут созданы лесничества в пределах каждого района», − объяснил схему реформирования в своем регионе глава Департамента лесного комплекса Вологодской области Виктор Грачев. Лесохозяйственные функции будут выполнять лесхозы, в настоящее время оставленные в прежнем виде. Однако теперь это будут государственные областные учреждения, объединенные в областную систему «Вологдалесхоз». «Все это вписывается и в лесное, и в гражданское законодательство, и в то же время мы не разрушаем то, что было создано годами: и производственную базу, и коллективы лесхозов», − подвел черту под такой схемой руководитель лесной службы Вологодской области.

О том, как реформируется лесное хозяйство Псковской области, сообщил председатель Государственного комитета по лицензированию и природопользованию Владимир Афанасьев: «В ходе реформы все функции по управлению лесным фондом нами переданы в государственные учреждения, управлявшие сельскими лесами, а за бывшими государственными лесхозами оставили лесохозяйственные функции. Теперь все лесхозы будут преобразованы из государственных учреждений в государственные предприятия, то есть они не будут уже существовать за счет бюджетных средств и основной их задачей будет получение прибыли. Созданными предприятиями будет руководить Управленческая компания, она же централизует все финансовые потоки».

С ещё одной проблемой каждый регион бьется в одиночку: сельские леса не попадают под действие Лесного кодекса и полноценно вести в них лесохозяйственные работы и заготовку невозможно. Земли, где произрастают сельские леса, нужно перевести из категории сельхозназначения в категорию земель лесного фонда, иначе лесопользование здесь скоро станет невозможным.

«Все выступили, и вроде все прекрасно, но, как только мы начинаем встречаться в другом порядке, и лесопромышленники, и лесохозяйственники − они все озабочены и пока не находят решений вопроса. Этот разрыв между официальной и неофициальной частью, он заставляет думать», − несколько неожиданно прозвучали после полных проблемных заявлений докладчиков слова Анатолия Писаренко.

Между кабинетной проблематикой круглых столов и драматизмом реальной действительности огромная дистанция. Может ли петербургский форум, который призван решать масштабные стратегические задачи, сблизить теорию и практику и нужно ли это − вопросы спорные. А вот то, что вне кабинетов и лесники, и лесопромышленники для описания хода реформы используют другие слова и выражения (и они больше соответствуют реальному положению дел) действительно правда.

Острых вопросов на совещаниях и круглых столах обсуждали много. И за любым из них всегда читался один подтекст: как-то не удается намерения сделать былью или даже превратить их в работающие законы. Впрочем, все затронутые проблемы лишь полеты во сне и наяву без решения главного вопроса, который возникает по каждому пункту. Вопрос этот финансовый: «А где деньги?»

«Власть регионам отдали, а деньги − нет. У власти должны быть деньги: не деньги в виде субвенций, а заработанные субъектами Федерации», − так сказал на круглом столе ректор ГОУ «ВИПКЛХ» Анатолий Петров. Эти слова для большинства его слушателей были как сладкая конфета − пользы нет, но приятно. Как высказался один из участников дискуссии, «в зале нет таких людей, что смогут создать ту центробежную силу, которая повернет обратно давно перераспределенные в сторону центра финансы».

Особый разговор о приоритетных инвестиционных проектах. Этой горячей теме последних месяцев, ставшей предметом работы и даже противоборства двух министерств, участники форума уделили большое внимание. Ранее предлагалось большое количество «поблажек» по приоритетным инвестпроектам. К примеру, такая: беспошлинный экспорт древесины, которая не может быть переработана на построенном производстве, на срок его окупаемости. Но такой вариант идет вразрез с государственным приоритетным проектом сворачивания экспорта необработанной древесины. Сейчас осталось только две льготы: лесфонд в аренду «приоритетам» выделят минуя аукцион и платить за него они будут вдвое меньше на время окупаемости предприятия.

Правда, ни условия, ни перечень документов, которые должен предоставить претендент на такие льготы, тогда ещё не были ясны. Регламент, прописывающий всю процедуру, принимался буквально в дни форума. Регистрацию и утверждение будет проводить Министерство природных ресурсов. Было заявлено, что кандидатов будут выбирать регионы, а приоритетным может стать любое деревоперерабатывающее производство стоимостью более 300 млн рублей. Выбирать можно только в том случае, если на одну и ту же сырьевую базу претендуют два и более предприятий. Система контроля простая: кнут и пряник. Выполняете обещанное − получите льготы, не выполняете − верните деньги обратно.

С другой стороны, вопросов, на которые до сих пор не получены ответы, осталось много: «Как быть с теми проектами, которые уже реализуются, включат их в список счастливчиков, или льготы, как материнский капитал, будут выделять исходя из даты рождения?»; «Получат ли 50-процентную скидку арендаторы, у которых уже есть аренда и которые построят перерабатывающее производство стоимостью не меньше предусмотренной?». И ещё, кажется, так и не заданный вопрос: «Кто и как будет определять эту стоимость в постоянно меняющемся мире материальных ценностей?»

Инвестициям в отрасль был посвящен отдельный круглый стол. Банкиры рассказали о своих требованиях, предъявляемых к заемщикам, об условиях, на которых они готовы дать деньги. Информацию все выслушали с интересом, но ясно, что преодолеть за круглым столом трудности кредитования, лежащие в основном в экономической сфере, невозможно. Кредиты обременительны, рисков много, но и без заемных средств реализация серьезных проектов не обходится. Поэтому финансисты и производственники всегда пытаются навести мосты и достигнуть понимания.

Представители регионов рассказали о проектах в своих вотчинах и о проблемах, мешающих их реализовать.

«Иногда строительство перерабатывающего завода и подключение к электроэнергии − это примерно одна цена. То есть 150 млн рублей стоит проект переработки и примерно 105 млн − проект подключения», − привел пример инвестиционной «привлекательности» министр промышленности и природных ресурсов Республики Карелии Лев Шустов.

Отдельный разговор на форуме был посвящен инвестициям в целлюлозно-бумажную промышленность и развитию этой отрасли в целом. «Если на сегодняшний день мы не создали ни одного предприятия, не начато ни одно строительство, я не знаю, как мы в 2011 году будем перерабатывать ту древесину, которая будет освобождена от экспорта. Нужно создание привлекательного инвестиционного климата», − отметил в своем выступлении председатель правления РАО «Бумпром» Владимир Чуйко.

Практически каждый выступавший на эту тему говорил о необходимости участия государства в строительстве новых ЦБК. Без этого вряд ли будет широкомасштабное развитие целлюлозно-бумажной промышленности − вот общая идея такой точки зрения. Предлагаемый вариант участия государства не нов: создание инфраструктуры, строительство лесовозных дорог и освобождение от ряда налогов.

Сразу скажем, что чиновники от «затратных» вариантов государственного участия на всех встречах, где затрагивался такой вопрос, открещивались. Что одновременно и справедливо, и спорно. Зачем тратить бюджетные деньги в пользу частного бизнеса или же создавать «коррупционные стимулы»? Но и надеяться, что отрасль сделает рывок и будет работать на государство без его участия, тоже вроде бы наивно.

Ну, а что касается инвестиционного климата, здесь стоило прислушаться к зарубежным гостям петербургского форума. Не секрет, что именно на иностранные инвестиции надеются российские власти, перекрывая сырьевые потоки в Финляндию и Скандинавию. Но гости о готовности построить ЦБК не заявили и высказывались осторожно.

«Инвестиции зависят от количества рисков» − так скупо высказался о ситуации заместитель генерального директора Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН Ян Хейно. За дипломатическим высказыванием читалось: риски пока слишком велики и никакие разговоры и посулы не переубедят западных инвесторов, которые прагматично оценивают реальность. Усиливает риски бюрократическая составляющая российской действительности, а сегодня и затянувшаяся реформа лесного законодательства. Если стабильности и ясности в правилах игры не хватает российским лесопромышленникам, то крупным зарубежным инвесторам и подавно. Без этого рисковать огромными средствами они не будут.

В какой сегмент отрасли лучше всего вкладывать деньги? В том числе на этот вопрос пытались ответить участники заседания, посвященного стратегическим проблемам отрасли. На нем были представлены сценарии долгосрочного развития лесного комплекса России до 2015 года и рассмотрены девять ключевых проблем лесного комплекса России. Основой выводов стал мониторинг развития ЛПК в 2004 - 2007 годах, который был проанализирован 160 экспертами.

Управляющий директор Банка ВТБ Олег Жуковский рассказал о возможных сценариях развития отдельных подотраслей. В каждом случае рассматривались несколько вариантов:

  • ситуация в отрасли останется без изменений;
  • отрасль пойдет по интенсивному пути развития;
  • развитие отрасли замедлится.

Выводы по целлюлозно-бумажной промышленности получились неутешительными. «По самому плохому сценарию объем инвестиций за 3 года должен быть $1,8 млрд. А фактически объем идущих в отрасль инвестиций на 100 млн меньше, чем предусматривает самый низкий инерционный сценарий, − отметил Олег Жуковский. − Впервые по итогам прошлого года целлюлозно-бумажная промышленность сдала внутренний рынок на отметке $300 млн. То есть импортировали бумажно-деловых и санитарно-гигиенических товаров на эту сумму, при всей массе целлюлозы, объеме экспорта и поставок в Китай». Совсем другая позиция у российских производителей фанеры: если сохранятся темпы роста 2004 - 2006 годов, то в 2015 году их уровень развития превысит показатели самого лучшего сценария.

Невозможно в одной статье рассказать обо всех мероприятиях форума. Отметим, что параллельно проходившая в «Ленэкспо» лесопромышленная выставка была поддержана конференцией по деревянному домостроению. Также прошли конференции, посвященные новейшим технологиям в целлюлозно-бумажной промышленности и развитию биоэнергетики.

Максим РОДИОНОВ