Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Российский ЛПК

Проблемы и перспективы

Поделиться мнением по наиболее актуальным для лесопромышленного комплекса вопросам мы попросили профессора, заведующего кафедрой лесной политики, экономики и управления Санкт-Петербургского лесотехнического университета, доктора экономических наук Владимира Петрова. .

– Владимир Николаевич, как бы вы очертили круг проблем, создаваемых антироссийскими санкциями для лесной отрасли? Какие производства лесной продукции в зоне особого риска? .

Владимир Петров

– Вы совершенно правильно сказали «проблемы». Я хочу подчеркнуть, что речь идет не о возникших задачах лесной отрасли, решить которые можно, опираясь на экономический потенциал страны, а о проблемах, решение которых требует новых знаний, прежде всего научных, для коренной перестройки всего организма лесного комплекса, изменения экономического уклада страны.

Можно назвать три группы проблем отечественного лесного комплекса: значительная экономическая изоляция от внешних рынков, импортозависимость, низкая покупательская способность внутреннего рынка. .

Базой для решения возникших частных проблем – кадровых, технических, технологических, логистических – должна стать отраслевая наука и образование, вокруг которых должны формироваться новые отраслевые кластеры, ориентированные не на экономику продаж, а на экономику производства, в первую очередь для отечественного потребителя. .

Не думаю, что санкции приведут к островной изоляции нашей страны. И это не означает, что мы должны занять выжидательную позицию до их полной или частичной отмены или искать новые каналы сбыта продукции либо получения импортных товаров, запасных частей и прочего. Нужно в кратчайшие сроки возрождать отечественную экономику лесного комплекса. Другого пути у нас нет. .

– Что сегодня можно сказать о перераспределении логистических потоков – как импорта (наша продукция ЛПК), так и экспорта (техника, комплектующие, расходные материал и т. д.) Насколько это вредит экономике? Или при любой стоимости «табуретка остается табуреткой», то есть мы сохраняем свои активы? .

– Изменение логистических потоков произошло не по экономическим причинам, а по политическим соображениям. Сейчас политика, внешняя и внутренняя, определяет экономику, и не только лесную, но и национальную. Нынешнее состояние экономики лесного комплекса можно характеризовать как переходное от стагнации к рецессии, будущее зависит от места, которое ей определит политика. Ведь экономика лесного комплекса составляет незначительную долю ВВП – около 2%. Что касается поставок импортных комплектующих и расходных материалов, то есть надежда на дружественные политические отношения с КНР. .

– Запрет работы международных систем сертификации сделал фактически невозможной ВЭД на привычных рынках даже по тем категориям продукции, которые не под санкциями. Как это можно обойти? И нужно ли это на современном этапе? .

– Любая система сертификации – это коммерческое мероприятие, искусственная надстройка над национальной системой лесного законодательства. Практика показала, что наличие сертификата не гарантирует экологически чувствительным рынкам лесной продукции защиту от недобросовестных товаропроизводителей. Обойти требование той или иной системы сертификации для осуществления ВЭД невозможно. .

– Опасно ли перенасыщение внутреннего рынка лесопродукцией, которая не уходит за границу? Как оно влияет на цены (в том числе недозаработанная за рубежом валюта), как может сказаться на инвестпроектах? Насколько важны изменения, связанные с ростом ставок по кредитам, для работы компаний? .

– Сейчас у многих лесопильных предприятий образовался избыточный запас круглых лесоматериалов, что автоматически влечет снижение объемов заготовок древесины. Лесной комплекс – это единый организм экономически и технологически связанных производств. Изменение параметров одного звена неизбежно приведет к перестройке или остановке всего комплекса. Перенасыщения внутреннего рынка не произойдет по причине низкой покупательской способности населения – конечного потребителя продукции, а вот изменение экономических параметров производств отраслей лесного комплекса – неизбежно. И в этом случае, на изменение параметров будет оказывать существенное влияние финансовая политика государства. .

– Насколько велика вероятность, что правительство РФ отменит запрет на экспорт круглого леса и другие заградительные меры, для того чтобы поддержать бизнес? .

– Я не вижу стройной логики в действиях правительства в отношении лесного комплекса и его ВЭД, поэтому оно может отменить заградительные меры на экспорт круглого леса, а может и не отменить. Все зависит от политической конъюнктуры и воли.

– Какие трудности антироссийские санкции создают для европейского бизнеса? Насколько верно мнение, что это «топор в свою ногу»? Переориентация российских предприятий на другие рынки, вероятно, приведет к усилению конкуренции на них. Это снизит мировые цены? .

– Не думаю, что антироссийские санкции в отношении лесного комплекса создают смертельную угрозу европейскому бизнесу. Для него это лишь досадная потеря части прибыли и рыночных ниш, прежде всего для машин, оборудования, запасных частей, расходных материалов, специальных приборов, программных продуктов, услуг по обслуживанию техники и т. д. .

Переориентация отечественных производителей на другие лесные рынки теоретически возможна. Но для получения места на новом рынке как минимум надо показать высокое качество товара и его низкую цену или представить инновационный продукт. А это уже непростая задача, решение которой зависит от технических, технологических, логистических факторов и, конечно же, от кадров, которые должны решить возникшие проблемы. .

Текст Мария Алексеева.