Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Плата за древесину на корню. Часть 2

В предыдущем номере журнала («ЛесПромИнформ» № 3, 2010) мы начали рассказывать о лесной ренте, которая в виде лесного дохода собственника или пользователя должна полностью или частично использоваться для воспроизводства лесов. В публикации были представлены история вопроса, а также механизмы образования лесной ренты, расчета товарной стоимости древесных стволов, затрат пользователя и доходности древесных стволов. Продолжение рассказа о лесной ренте мы начинаем с описания расчета доходности древесного запаса.

Таблица 1. Расчет товарной структуры и рентной стоимости
запаса древесины по таксационным выделам в зависимости от
спроса и разряда такс

Посмотреть в PDF-версии журнала. Таблица 1. Расчет товарной структуры и рентной стоимости запаса древесины по таксационным выделам  в зависимости от спроса и разряда такс

В лесопользовании объектом купли-продажи являются не одиночные стволы, а их совокупности. При сплошной рубке − насаждение в целом. Поэтому, чтобы определить ценность ресурса, надо по каждому таксационному выделу на основе распределения стволов подсчитать среднюю рентную стоимость обезличенного кубометра. Такие расчеты на примере двух лесотаксационных выделов приведены в табл. 1.

В этой и во всех последующих таблицах лесотаксационные выделы идентифицируются следующим образом: номер квартала − номер выдела, формула породного состава, класс бонитета, запас древесины на 1 га в кубических метрах.

Оценка ресурсов по лесотаксационным выделам позволяет совместить расчет древесного запаса и его товарной структуры с рентой. При этом и то, и другое производится отдельно по деловым и дровяным стволам каждой древесной породы, что делает оценку ресурса в целом многомерной. В аналитических целях рента рассчитана в зависимости от спроса и разряда такс. Выдел 34−2 − высокодоходный. Он остается таковым независимо от спроса и транспортной инфраструктуры (разряда такс). Высокая доходность этого насаждения всецело обусловлена высокой долей в корневом запасе сосновых деловых стволов (около 70%) и крупных лесоматериалов (более 40%). Средняя рентная стоимость древостоя из деловых сосновых стволов колеблется по вариантам от 739 до 1055 руб./м3. Поэтому, несмотря на низкую доходность деловых березовых стволов (при несбалансированном спросе) и отрицательную доходность дровяных стволов обеих пород, общая средняя доходность выдела остается высокой − от 379 до 732 руб./м3. Выдел 48−2 − низкодоходный, хотя насаждение и высокопродуктивно (класс бонитета Iа). Причина в том, что насаждение лиственное низкотоварное (доля дровяной древесины − около 35%).

Таблица 2. Доходность древостоев в зависимости от среднего
диаметра и высоты стволов

Посмотреть в PDF-версии журнала. Таблица 2. Доходность древостоев в зависимости от среднего диаметра и высоты стволов

Представляет особый интерес анализ доходности древостоев в зависимости от среднего диаметра и высоты стволов. В табл. 2 приведены такого рода данные по сосновым и березовым древостоям.

Рентная стоимость сосновых древостоев со средним диаметром стволов 16 и менее см отрицательна во всех случаях. При диаметре 18 см древостои доходны для первого разряда такс и убыточны для пятого разряда. Начиная со среднего диаметра 20 см, доходность древостоев быстро возрастает. При среднем диаметре стволов 22 см рентная стоимость древостоя изменяется в зависимости от средней высоты стволов и разряда такс от 161 до 474 при несбалансированном спросе и от 253 до 590 руб./м3 при сбалансированном; при диаметре 28 см − от 439 до 726 и от 566 до 820 соответственно и т. д. Рентная стоимость древостоев дровяных стволов во всех случаях отрицательна.

Рентная стоимость березовых древостоев существенно ниже сосновых, особенно при несбалансированном спросе. При таком спросе древостои деловых березовых стволов становятся доходными со среднего диаметра 22 см для первого разряда такс и с диаметра 26 см для пятого разряда такс.

Чем больше средний диаметр древостоя, тем меньше зависимость его рентной стоимости от разряда такс. Это значит, что для эффективного промышленного освоения низкобонитетных лесов требуется более развитая транспортная инфраструктура − более плотная сеть транзитных путей (железных дорог, автомагистралей, водных путей).

Увеличение спроса на круглые лесоматериалы дает такой же эффект, что и развитие транспортной инфраструктуры. Рентная стоимость одного и того же древостоя примерно одинакова − что при первом разряде такс, но низком спросе, что при пятом разряде такс, но высоком спросе. Промышленное освоение нашего ресурсного потенциала равно зависит как от развития транспортной инфраструктуры в многолесных регионах страны, так и от внутреннего рынка лесопродукции.

Экономическая оценка лесных ресурсов

Таблица 3. Распределение насаждений по категориям доходности
(Унженское участковое лесничество Бабушкинского лесничества
Вологодской обл.

Посмотреть в PDF-версии журнала. Таблица 3. Распределение насаждений по категориям доходности (Унженское участковое лесничество Бабушкинского лесничества Вологодской обл.

На любом достаточно большом лесном участке насаждения распределяются на высокодоходные, среднедоходные, низкодоходные и убыточные (с отрицательной рентой). Целесообразность освоения зависит от того, как распределены насаждения по категориям доходности (какова доля доходных) и насколько компактно размещены доходные насаждения. Категории насаждений по доходности представлены в табл. 3.

Как следует из этой таблицы, ресурсы рассматриваемого нами объекта по экономической доступности (доходности) весьма неоднородны. Преобладают лиственные насаждения (хозсекции). Поэтому при несбалансированном спросе площадь доходных насаждений едва превышает одну треть от общей площади лесного фонда ((100 − 54)х10,6:13,7 = 35,6%). Это значит, что освоение такого участка потребует значительных дополнительных (сверх норматива) дорожных затрат. Для долгосрочной аренды такой участок едва ли подходит. Можно рубить лишь хвойные насаждения, если они примыкают к имеющимся дорогам, или строить зимники. Ситуация коренным образом меняется при сбалансированном спросе. Доля доходных спелых и перестойных насаждений эксплуатационных лесов достигает в этом случае 90%, а по сосновой и еловой хозсекциям − почти 100%.

Средняя рентная стоимость насаждений в целом по лесному фонду несколько выше, чем у спелых и перестойных насаждений эксплуатационных лесов. Это говорит о том, что доходность защитных лесов выше, чем эксплуатационных, а доходность некоторых средневозрастных и приспевающих насаждений выше спелых и перестойных. Картина общая для лесов всей европейской части России и свидетельствует об истощенности ресурсов. Длительное время в рубку поступали в первую очередь высокодоходные (высокобонитетные) хвойные насаждения.

Условно-сплошная рубка

Таблица 4. Характеристика древостоя
Таблица 4. Характеристика древостоя

Таблица 5. Расчет товарной структуры и рентной стоимости
запаса древесины в зависимости от выборки стволов в насаждении

Таблица 5. Расчет товарной структуры и рентной стоимости запаса древесины в зависимости от выборки стволов в насаждении

На совместном совещании Федерального агентства лесного хозяйства и Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров 24 марта 2009 года в числе мер по снижению негативного влияния в лесопромышленном комплексе экономического кризиса предложено разрешить лесопользователям оставлять на лесосеке фаутную осину и березу. Это означает − вернуть легальный статус условно-сплошным рубкам в смешанных насаждениях. Доходность условно-сплошной рубки особенно в том случае, если освоение лесов производится на основе «дешевых» грунтовых и зимних дорог, существенно выше сплошной. Для примера рассмотрим таксационный выдел 34−9. Характеристики древостоя представлены в табл. 4.

При несбалансированном спросе на круглый лес сплошная рубка этого насаждения убыточна даже при первом разряде такс. Деловые стволы сосны дают высокую ренту − в среднем 622 руб./м3, еловые и березовые низкую − 35−34 руб./м3 соответственно. Рента дровяных стволов отрицательная по всем породам (табл. 5).

В данном насаждении 29% стволов по ликвидному запасу дают положительную ренту. К таким стволам относятся деловые сосновые и еловые стволы с диаметром от 24 см и деловые березовые стволы с диаметром от 28 см (вариант 1). Если выбрать из насаждения только эти стволы, то, несмотря на увеличение удельных затрат на строительство дорог и снижение выработки на лесосечных работах, доходность такой условно-сплошной рубки составит 438 руб./м3. Из убыточной рубка становится высокодоходной. При снижении минимального диаметра рубки до 16−20 см процент выборки можно довести до 50 (вариант 3). При этом доходность рубки снизится до 156 руб./м3, то есть останется еще достаточно высокой. Если не смотреть вперед и руководствоваться только сегодняшней выгодой, то условно-сплошная рубка в том или ином варианте всегда экономически предпочтительнее сплошной. Ключевой вопрос в том, каковы будут долгосрочные последствия. Какой будет динамика древостоя, пройденного такой рубкой? Сколько лет уйдет пока сформируется новый доходный древостой, будет ли его доходность не ниже изъятого сегодня? Какая система воспроизводства может быть в этом случае целесообразной? На все эти вопросы никто не может дать доказательных ответов. Исследования не проводились.

В прошлом условно-сплошные рубки в смешанных (хвойно-лиственных) насаждениях масштабно велись в зонах молевого сплава. Почему бы не провести целенаправленные обследования этих лесов? Но к применению таких рубок тогда побуждали объективные условия − лиственную древесину нельзя было сплавлять. А что сегодня? Разве отсутствие эффективного спроса не является столь же объективной причиной? Для легитимации условно-сплошных рубок по лесохозяйственным соображениям есть по крайней мере три обстоятельства:

  1. их применение необходимо не на всей осваиваемой территории, а на ее части − в древостоях, где при современной конъюнктуре сплошная рубка убыточна;
  2. если при пионерном освоении лесов строить дороги постоянного действия, то в недалеком будущем, при улучшении конъюнктуры, в насаждениях, пройденных условно-сплошными рубками, можно будет вести коммерческие рубки ухода и доходные выборочные рубки, производить подсадку культур и т. д.;
  3. поддерживаются средозащитные функции лесов.

Поэтому долговременная динамика лесного фонда может быть вполне приемлемой.

Рента и подать

Таблица 6. Сравнительные данные по 20 лесотаксационным
выделам, ранжированным в порядке убывания рентной стоимости
(руб./м3)

Посмотреть в PDF-версии журнала. Таблица 6. Сравнительные данные по 20 лесотаксационным выделам, ранжированным в порядке убывания рентной стоимости (руб./кв. м)

Теперь рассмотрим, как соотносятся рентная стоимость ресурсов и взимаемая за них сегодня плата (лесная подать). В табл. 6 приведены сравнительные данные по 20 лесотаксационным выделам, ранжированным в порядке убывания рентной стоимости.

Легко можно увидеть, что подать − это всего лишь искаженная тень ренты. Подать существенно (в 7−10 раз) занижена для высокодоходных насаждений и так же существенно завышена для низкодоходных и убыточных. Стоит ли удивляться тому, что с аукционов хвойные высокобонитетные, то есть высокодоходные, насаждения уходят по цене, во много раз превышающей установленную федеральной властью минимальную ставку? Скорее, надо возмущаться тем, как госчиновники, не зная предмета, торгуют сегодня общественным достоянием. Лесосеки, выставляемые на аукционы, расположены, как правило, вблизи транзитных путей. Пользователь не строит дорог, не тратится на сортировку и длительное хранение заготовленного круглого леса, обустройство участка, да еще стремится оставить на лесосеке лиственную и фаутную древесину и пр. Доходность такой рубки в зависимости от цен на сортименты может достигать в расчете на кубометр запаса и 1000, и 2000, и более рублей. А стартовая аукционная цена составляет максимум 100 рублей!

Может ли продавец «хорошо» продать свой товар, если он не знает его истинной цены?

Пользователь, получивший волею случая в аренду участок с большой долей высокодоходных насаждений, будет, по законам рынка, стремиться как можно быстрее взять лучшее − это даст ему за короткий период огромную сверхприбыль. Он не заинтересован расширять производство, строить постоянные дороги, так как это невыгодно, резко снижает рентабельность. Поэтому так существенно сократился общий объем заготовки леса, в таком большом количестве появились мелкие предприниматели. По сути, это не средний класс, рождения которого с нетерпением ждут сторонники рыночной демократии, а временщики, хищники. И государство способствует их процветанию. Напротив, если в аренду берется большой участок леса с преобладанием в нем низкодоходных насаждений, требующий для освоения больших затрат на строительство лесовозных дорог, то пользователь обречен на низкорентабельную и убыточную работу. И государство своей неадекватной системой платежей и жесткими правилами рубок только усугубляет положение.

Какой должна быть плата?

Сформулируем исходные принципы:

  • Плата за лесные ресурсы должна устанавливаться на основе их рентной стоимости.
  • Часть ренты, изымаемая собственником в виде платы, должна использоваться на воспроизводство лесов, дотирование строительства лесовозных дорог, а также перечисляться в местные бюджеты на социальные нужды населения лесных поселков.
  • Часть ренты, остающаяся у пользователя за вычетом платы, предназначается для компенсации сверхнормативных расходов по строительству лесовозных дорог и воспроизводству лесов, а также в целях стимулирования развития лесного бизнеса.
  • Плата должна устанавливаться по таксационным выделам, намечаемым проектом освоения лесного участка в рубку на ближайшие 3−5 лет.
  • Плата должна взиматься за фактически изъятые ресурсы.
  • Рубка сверх расчетной лесосеки должна штрафоваться.
  • Расчеты по определению рентной стоимости ресурсов и обоснованию платы должны проводиться региональными органами лесного хозяйства по методике и нормативам, согласованными с лесным бизнесом.
  • Повыдельные ставки платы за лесные ресурсы должны утверждаться правительством субъекта РФ.
  • Доход от лесопользования (лесной доход) и его использование на воспроизводство лесов, строительство лесовозных дорог и социальные нужды, дотирование лесного бизнеса должны рассматриваться законодательным органом субъекта РФ и выделяться в региональном бюджете отдельными статьями.

В новом лесном законодательстве России есть только одна норма по ценообразованию на лесные ресурсы − аукционная продажа. Вполне в либеральном духе, мол, в рыночной экономике с помощью конкуренции все решается само собой. Не надо беспокоиться и о стартовых ценах − сойдут любые. Возможно, это бы и работало, если бы лесные ресурсы выставлялись на продажу только отдельными насаждениями, а собственник своевременно строил дороги и занимался воспроизводством лесов. Но ведь за основную форму лесопользования сегодня принята долгосрочная аренда. И это совершенно правильно. Заготовка древесины может быть долгосрочно эффективной только при достаточно высокой концентрации производства. А долгосрочная аренда абсолютно несовместима с аукционным предоставлением ресурсов в пользование. Большой лесной массив можно продать только по усредненной цене. Следовательно, у пользователя всегда будет соблазн ограничиться лучшим, при этом нет никакой гарантии, что получаемая сверхприбыль будет направлена на интенсивное ведение лесного хозяйства и даже развитие самого бизнеса и т. д. И что будет после того, как это лучшее закончится? Государство таким своим «нормотворчеством» показывает, что оно неспособно сегодня проводить лесную политику, направленную на стратегические интересы страны.

Плата и рациональное лесопользование

Плата, дифференцированная в соответствии с рентной стоимостью ресурса, делает равнорентабельной заготовку всех имеющих сбыт сортиментов. Такая плата в руках собственника (государства, общества) − инструмент рационального лесопользования.

Лесопользование рационально, если заготовитель заинтересован взять с каждого выдела максимально возможный объем ресурса, не нарушая при этом установленных правил рубки. Задача непростая. Если цены на низкокачественные сортименты ниже себестоимости заготовки обезличенного круглого леса, то часть стволов древостоя (дровяные, деловые с диаметром ниже критического) будет неизбежно с отрицательной доходностью.

Рубка таких стволов снижает рентабельность. Заготовитель стремится оставить такую древесину либо на корню (недорубы), либо бросить на лесосеке или верхних складах. Эффективность лесопользования снижается. Практика показывает, что административными мерами бороться с этим бесполезно. Решение может быть только таким: первое − предоставлять в рубку только экономически доступные насаждения (выделы), второе − плату устанавливать в целом на выдел в соответствии с рентной стоимостью. В этом случае все выделы с положительной рентой будут для пользователя равнорентабельными. Это и будет стимулом для освоения всех экономически доступных насаждений в соответствии с правилами рубок. Заинтересованность в нарушениях остается, однако штрафы за них в этом случае справедливы и могут быть весьма жесткими. В противном случае наказывать пользователя за нарушение правил рубок − валить с больной головы на здоровую. Дело не поправить, но пользователю урон. Здесь «выгода» собственника (пополнение лесного дохода) приобретает чисто ведомственный характер, расходится с общественными интересами. При несбалансированном спросе проблема лесоуправления усложняется. Необходимо обязательно смягчать требования к рубке, плату взимать за фактически вырубленный запас древесины, норму пользования корректировать с учетом экономически доступных запасов и т. д. При выборочных рубках плата должна быть поствольной.

Плата и расходы на лесное хозяйство

Доходность насаждений не зависит от расходов на ведение лесного хозяйства. В рыночной экономике плата не может превышать доходности. Если лесной доход недостаточен для ведения устойчивого лесного хозяйства, то надо либо отказываться от низкодоходных рубок, либо изыскивать дополнительные финансовые ресурсы (например, целевым образом использовать бюджетные доходы от лесного экспорта), либо смягчать лесоводственные требования к рубкам, допускать условно-сплошные рубки, либо применять наименее затратные системы воспроизводства лесов.

Менять лесное законодательство

Как следует из вышеизложенного, необходимо радикально изменить и дополнить лесное законодательство по следующим разделам: экономическая оценка лесных ресурсов; предоставление лесных ресурсов в долгосрочное пользование; установление и взимание платы; формирование и использование лесного дохода.

Сергей ПОЧИНКОВ, Институт рационального лесопользования

Литература

1. Наставление для составления такс на лесные материалы из казенных лесных дач. СПб., 1883. 90 с.

2. Орлова М.М. Корневая ценность леса и лесные таксы/ Лесоустройство. Л., 1928, Т. 2. С. 50-86.

3. Попов Н. Лесная технология. Руководство к механической и химической обработке дерева. СПб., 1871. 357 с.

4. А. Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. Книга первая. М.: Ось-89,1997. 256 с.

Плата за древесину на корню. Ч. 1 - ЛесПромИнформ №3 (69) 2010 год