Партнеры журнала:

Тема номера: кризис и ЛПК

Время на размышление

Мировой кризис ликвидности уже затронул ЛПК: сейчас многие предприятия пересматривают инвестиционные программы и снижают объемы производства. Положительное влияние кризиса в том, что он дает лесопромышленникам и чиновникам время на то, чтобы оценить свои возможности.

Первые бойцы

Российский ЛПК живет в кризисном состоянии давно – еще с момента, когда в США разразился ипотечный кризис (число заемщиков, которые не могут платить по кредиту, превысило число исправно платящих). Следовательно, банки не смогли дальше кредитовать американцев, а последние покупать жилье в кредит. Ипотечный кризис негативно сказался на рынке деревянного домостроения он упал в текущем году на 40%. Канадские лесоперерабатывающие компании (основные поставщики деревянных стройматериалов на рынок США) перенаправили свои поставки в Европу. Вследствие этого европейский рынок под таким мощным напором начал стремительно падать. Уже в августе 2007 года снизились цены на пиломатериалы в Европе. Сейчас они сохраняются на минимальном уровне.

Цепная реакция достигла и российского рынка немалую часть своей продукции лесопереработчики сбывали в Европе. В первом полугодии текущего года объем лесозаготовок упал до 92,4% по сравнению с прошлым годом (в то время как в промышленности пока наблюдался рост на 5,4% за полугодие).

«Кризис неощутим до тех пор, пока не погибнут первые бойцы», отмечает один из лесопромышленников.

С начала года возникали сообщения о требованиях, которые предъявляли банки к предприятиям ЛПК. Кредиторы начали требовать с компаний возврата кредитов и это стало причиной банкротства некоторых из них. Так, компания «Миннеско Новосибирск» не смогла расплатиться с долгами; производитель гофроупаковки «Готек» оказался на грани банкротства; на предприятиях Северо-Западной лесопромышленной корпорации введено внешнее управление.

Государство нам поможет

ЛПК уже несколько лет находится в стадии коренной перестройки этот внутренний фактор только усугубляет влияние кризисных явлений. Новую политику государства в лесной отрасли можно обозначить так: бережливое лесопользование и лесовосстановление, повышение использования расчетной лесосеки, углубление переработки древесины с целью получения товаров с большей добавленной стоимостью, импортозамещение и расширение присутствия российской продукции на зарубежных рынках. Россия должна стать экспортером готовой продукции.

По идее, для этого надо сократить экспорт необработанной древесины и стимулировать строительство предприятий глубокой переработки. Первое достаточно легко осуществимо путем ввода заградительных пошлин на вывоз круглого леса до 80%, но не менее 50 евро за кубометр. Однако недавним решением российского правительства ввод новых пошлин отложили с 1 января 2009 года на 910 месяцев. Надо отметить, что экспортные пошлины на лесную продукцию поэтапно повышались уже с 2007 года, а с осени следующего года они станут окончательно заградительными. Со вторым пунктом возникнут проблемы. На сегодняшний день мощностей для глубокой переработки древесины не хватает ими располагают только крупные лесоперерабатывающие холдинги. Особое опасение вызывают намерения правительства установить заградительные пошлины на вывоз лиственных балансов, практически не имеющих сбыта внутри страны.

Ставка государством делалась на привлечение в отрасль внешних инвестиций. Строительство комбинатов глубокой переработки должно было начаться еще вчера, однако кризис отодвинул сроки реализации многих инвестиционных проектов на неопределенный срок. Таким образом, строительство предприятий гарантированно не начнется ни сегодня, ни завтра.

Риторический вопрос

«Где взять деньги?» вопрос вечный, и не только для ЛПК. Но если до кризиса ответы на него у федеральных чиновников и руководителей комбинатов кое-как находились, то сейчас вопрос об инвестициях, похоже, станет и вовсе риторическим.

Разработчики Концепции развития ЛПК до 2020 года подсчитали, что для ее реализации необходимо 2200 млрд рублей. Причем из госказны планируется выделить меньшую часть этой суммы (12 млрд), большую же часть составят средства частных инвесторов и регионов РФ.

Однако еще до кризиса уровень инвестирования был в несколько раз ниже запланированного. Так, в прошлом году, по данным Росстата, в лесозаготовку, деревообработку и целлюлозно-бумажную промышленность было вложено около 40 млрд рублей (к слову, почти половина этих средств приходится на Северо-Западный федеральный округ). По словам советника руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Андрея Бенина, 52% инвестиций в отрасль вложения в уже действующие проекты, 16% инвестиции акционеров и только 32% средства из внешних источников.

Кризис характеризуется беспрецедентным по масштабу оттоком капитала из страны. За последние три месяца из России вывезено 16,7 млрд рублей. В то время как чиновники рассчитывали на рост внешних инвестиций в следующем году до 42%. Несложно предположить, что и акционеры будут вкладывать меньше. Кроме того, лесная промышленность и без кризиса ликвидности во всем мире переживает не лучшие времена.

В результате все инвестиционные проекты по модернизации уже существующих мощностей и строительству новых в отрасли будут заморожены. По прогнозам директора по взаимодействию с органами власти и местным самоуправлением группы «Илим» Дмитрия Чуйко, как минимум на полтора года.

Инвестиции вернутся

Через год наступит момент, когда у реального сектора экономики появится шанс на привлечение инвестиций, и они должны вернуться и в ЛПК. Однако, чтобы «попасть под раздачу», отрасли реального сектора необходимо быть к «раздаче» готовой.

Лесопромышленники констатируют, что в этом без помощи государства не обойтись. Предприятия ЛПК ждут от него, помимо госкредитов, грамотной политики в отношении лесопользования. «Государство не должно жалеть денег на инвентаризацию лесов, проведение маркетинговых исследований, создание математической модели развития отрасли», полагают участники рынка. «По идее, стратегия развития ЛПК должна заканчиваться рекомендательной схемой по размещению новых производств с учетом всех факторов - ресурсного, инфраструктурного, рыночного. Сегодня мы имеем концепцию стратегии это один документ, а приложенный к нему перечень из 33 инвестиционных проектов - совершенно другой, никак не вытекающий из первого», утверждает директор по развитию Архангельского ЦБК Наталья Пинягина.

Заявленные в стратегии инвестпроекты не предполагают сколько-либо внятной схемы реализации продукции ЛПК. Причина в критерии приоритетности проекта, коим является только сумма капиталовложений. В перечень попали проекты, где минимальная сумма инвестиций 300 млн рублей. Ни месторасположение относительно лесных запасов и других предприятий, ни прогнозируемые рынки сбыта не берутся в расчет. Кроме того, на сегодняшний день нет сведений ни по количеству, ни по качеству сырья для ЛПК.

Эксперты полагают, что, если государство не займется созданием карты лесных запасов и не скорректирует инвестпрограмму в соответствии с ней, комбинаты окажутся в ситуации сырьевой войны.

Недостижимая приоритетность

Лесопромышленники ждут от государства выработки прозрачных правил государственно-частного партнерства, в том числе и для решения проблем строительства транспортной и энергетической инфраструктуры для будущих комбинатов.

Строительство дорог вопрос номер один. Дорожная инфраструктура в России развита слабо. Даже в наиболее благополучном в этом смысле регионе СЗФО только Псковская область приближается к европейскому показателю по плотности дорожной сети (9 км дорог на 1 тыс. га леса). По оценке Минпрома, в России необходимо построить более 7 тыс. дорог общей стоимостью 50 млрд рублей.

Лесопромышленники жалуются, что государство предъявило слишком высокие требования к инвестпроектам. К примеру, чтобы проект стал приоритетным, инфраструктурная его часть должна стоить не менее 500 млн рублей. «Ни один из пяти проектов в нашем регионе не соответствует этому требованию», признается заместитель директора департамента лесного комплекса Архангельской области Юрий Трубин.

Другой важный нюанс, который отмечают лесопромышленники, нереальные сроки подачи заявок. В августе текущего года на заседании совета по развитию ЛПК при Правительстве РФ субъектам Федерации предложили представить документы (проектно-сметную документацию и заключение по проекту компании-консультанта международного уровня) уже в октябре. Такое решение вызвало у лесопромышленников, мягко говоря, недоумение.

Участники рынка уверены: пока рано говорить об эффективном механизме государственно-частного партнерства (ГЧП) в сфере ЛПК. Однако они не теряют надежды на то, что таковой все же будет создан.

Полноценное ГЧП может сложиться лишь в том случае, если в законах четко оговорены не только обязательства бизнеса, но и преференции, на которые он может рассчитывать в ходе реализации инвестпроектов. На данный момент для приоритетных проектов в области ЛПК предусмотрено лишь закрепление участков без аукциона и арендная плата за пользование лесом в половину минимальной ставки.

Лесопромышленники говорят и о необходимости снижения арендных ставок.

По словам Дмитрия Чуйко, размер ставки должен быть дифференцированным в зависимости от степени развитости инфраструктуры. «Если плотность лесных дорог меньше оптимальной, должны приниматься понижающие коэффициенты. А если участок вообще неосвоенный, целесообразно установить пятилетний срок, в течение которого арендную плату взимать в соответствии с объемом изъятия лесных ресурсов. Эти меры повышают рентабельность самого проблемного сектора ЛПК лесозаготовок, и неудобные с транспортной точки зрения участки станут более привлекательными», - отмечает Дмитрий Чуйко.

К тому же, по мнению представителей предприятий ЛПК, необходимо внести поправку в Лесной кодекс о компенсации государством затрат на содержание инфраструктуры.

Станет ли ГЧП эффективным инструментом не только достойного выхода отрасли из кризиса, но и стимулом к ее дальнейшему развитию вопрос времени.

Санитар рынка

Кризис ликвидности, как и во всех других отраслях экономики, станет своеобразным санитаром рынка очистит его от недееспособных предприятий. «С рынка уйдут компании, которые вели двойную финансово-экономическую политику, прогнозирует директор по взаимодействию с органами государственной власти и местного самоуправления Группы «Илим» Дмитрий Чуйко. Те предприятия, которые имели высокой уровень прибыли, высокий уровень организации производства, инвестиционные программы которых опирались в значительной мере на свои средства, будут в более выигрышном положении, а те предприятия, которые были отстающими технически, кадрово, которые вкладывали заемные средства в развитие, уйдут с рынка. Уже начался пересмотр инвестиционных программ. Проекты с коротким сроком окупаемости и небольшим объемом капиталовложений, а также заведомо выигрышные по эффекту реализуются в любом случае. Многолетние программы, скорее всего, будут приостановлены. Предприятиям необходимо сосредоточиться на тех видах продукции, спрос на которые устойчив и потребность в которых долговременная». Лесопромышленники надеются, что под нажимом кризисных явлений с рынка будет вытеснен и малый бизнес. «А это также даст отрасли толчок к развитию, ведь малый и средний бизнес в ЛПК оправдан только с точки зрения выполнения подрядных работ», отмечают эксперты.

Плюс ко всему есть вероятность, что кризис поможет федеральным властям пересмотреть стратегию развития отрасли до 2020 года. Хотя никаких практических шагов в этом направлении пока нет.

Сегодня реализация приоритетных инвестиционных проектов заморожена, и лесопромышленники надеются, что чиновники за это время пересмотрят как параметры приоритетности, так и более взвешенно подойдут к месторасположению проектов на карте.

Милана ЧЕЛПАНОВА
 

 

БЛИЦИНТЕРВЬЮ

 

Алексей ИВАНОВ, руководитель практики по предоставлению услуг компаниям лесной, целлюлозно-бумажной и упаковочной промышленности PricewaterhouseCoopers:

 

Алексей ИВАНОВ

Глобальный кризис оказал влияние на компании всех отраслей, и не в последнюю очередь лесной и целлюлозно-бумажной промышленности. Влияние кризиса на реальную экономику будет гораздо более умеренным, чем на финансовый сектор, но это воздействие все-таки будет ощутимым.

Основное направление влияния кризиса на лесную и целлюлозно-бумажную отрасль - сокращение спроса на продукцию ЛПК (особенно на целлюлозу) у традиционных покупателей. Эта ситуация на мировом рынке в сочетании с повышением экспортных пошлин на вывоз круглого леса ставит непростые вопросы перед российскими предприятиями отрасли, вынужденными идти на такие меры, как приостановка производства, ограничение затрат (в том числе сокращение персонала) и т.д.

Хотя дальнейшее развитие кризиса и его возможное влияние на лесную и целлюлозно-бумажную отрасль сегодня предсказать сложно, все же ведущие российские компании сходятся в одном: долгосрочные перспективы отрасли остаются положительными, и именно они будут определять решение компаниями стратегических вопросов развития.

 

 

Дмитрий МАСЛОВ, генеральный директор ЗАО «Инвестлеспром»:

Дмитрий МАСЛОВ

 

Когда мы сегодня говорим о влиянии кризиса на деятельность группы компаний «Инвестлеспром», мы должны иметь в виду главное: кризис, возможно, лишь ускорил реализацию тех мер, которые и так являлись необходимыми в рамках стратегии нашей группы. С моей точки зрения, подготовка и реализация этих мероприятий была искусственно затянута.

Мы разработали и последовательно реализуем четкую программу действий, направленную на создание эффективной вертикально интегрированной лесопромышленной группы, оптимизацию затрат по всем нашим предприятиям.  Эта программа включает, в частности, консервацию или перепрофилирование отдельных убыточных и бесперспективных производств. Основная задача - как на уровне стратегии, так и в оперативном управлении -  вписать экономику и финансы предприятий группы в реалии рынка.

В стратегии нашего холдинга был заложен вектор достижения лидерства по издержкам за счет использования самых современных технологий и завоевания лидирующих позиций на рынках нашей основной продукции. Мы сокращаем то, что не имеет в рамках нашей стратегии перспективы, исключаем избыточные производственные и административные процессы во всех подразделениях.  Мы обязаны принимать адекватные решения для сохранения и развития того, что имеет будущее, чтобы не быть заложниками неэффективных производств. Сегодня принимаются решения, необходимые еще вчера, но в то же время мы находимся в гораздо более жесткой экономической ситуации.

Подобные решения, повторю -  необходимые решения, затронули целый ряд производств группы.  Для Сегежского ЦБК в числе таких мер - остановка БДМ №11. Эта машина помогала комбинату, когда рыночная конъюнктура давала ей возможность зарабатывать деньги. Ныне эта возможность исчерпана. Да и с производством картона дальнейшая перспектива Сегежи также не связана.

Сегежский ЦБК изготавливает отличную продукцию, но энергетическая неэффективность имеющегося производства нас просто уничтожает.  Из каждого рубля выручки мы отдаем 20 копеек за мазут.

Топливо к тому же обходится Сегежскому ЦБК примерно в четыре  раза дороже, чем иностранным покупателям, приобретающим этот товар, например, в Ленинградской области. О какой конкуренции можно говорить?

Оптимизация издержек должна коснуться не только технических мощностей, но и организационной, коммерческой деятельности. Нам предстоит, в частности, очень серьезная работа по установлению нового баланса между размером запасов продукции, сырья и материалов, а также сроками оплаты нашей продукции и сроками наших платежей за сырье и материалы.

Должно стать правилом: мы платим тогда, когда нам заплатили за продукцию.

Ни Сегежский ЦБК, ни любое другое из предприятий группы не могут и не должны являться «банком», фактически кредитующим своих поставщиков. Мы должны спокойно и взвешенно подойти к решению вопроса о новых договоренностях и сроках платежей, в том числе и в отношении уже осуществленных поставок.

Сокращение производства, оптимизация бизнес-процессов, избавление от непрофильных или нерентабельных активов, переход к более эффективным технологиям - все  эти меры, в конечном счете приводящие к повышению производительности труда на основном производстве,  неизбежно сопровождаются сокращением персонала. Во всех без исключения дивизионах холдинга такие сокращения идут в течение года. В целом, несмотря на запуск нами в этом году  четырех новых заводов, успешное завершение ряда проектов реконструкции (включая БДМ №9 и седьмой котел на Сегежском ЦБК), существенный рост лесозаготовок, общая численность персонала группы по итогам 2008 года сократится примерно на 25%. Считаю, было бы более ответственным, в том числе и по отношению к коллективу, своевременно принимать управленческие решения. Попытки отложить болезненные меры лишь ложатся дополнительным грузом на плечи людей. Своим трудом они вынуждены фактически дотировать те элементы деятельности, которые уже не приносят эффекта.

Если реалистично смотреть на происходящее, то мы обязаны признать: реализуемые в настоящее время мероприятия по сокращению около 20% численности Сегежского ЦБК - это, возможно, достаточно лишь для стабилизации достигнутого уровня заработной платы. Однако для дальнейшего роста зарплаты в 2009 году будут необходимы новые решения, повышающие производительность труда.

Наши действия по оптимизации производства находят понимание и поддержку у наших ключевых финансовых партнеров - Сбербанка и ВТБ. Они  сохранили неизменными основные лимиты кредитования наших предприятий. Банком Москвы для поддержки деятельности Сегежского ЦБК дополнительно предоставлены чрезвычайные финансовые ресурсы в размере 600 млн рублей. Большая часть этой суммы комбинатом уже получена.

Мы продолжаем финансирование всех основных инвестиционных проектов группы, будь то проект сбалансированного целлюлозного производства в Сегеже («Белый Медведь») или проект производства легкомелованных бумаг в Краснокамске («LWC-KAMA»).  Но в нынешних условиях требуем от тех, кто ведет эти проекты, активизировать работу.

 

 

Андрей ВАСЮКОВ, вице-президент UPM по России:

Андрей ВАСЮКОВ

 

- Среди наиболее значимых изменений в отношении российского ЛПК я бы назвал снижение спроса на внешних рынках на продукцию лесопиления и фанеры; поэтапную реализацию плана по ограничению экспорта круглого леса и введение заградительных пошлин на экспорт круглого леса; повышение внимания к отрасли со стороны государства (например, принятие Стратегии развития лесного сектора до 2020 года).

В результате этих изменений происходит следующее: из-за снижения спроса на внешних рынках - перепроизводство пиломатериалов и фанеры и снижение цен на них, снижение объема лесозаготовок.  Ограничение экспорта разорит мелких лесозаготовителей, что может привести к нехватке древесины после выхода отрасли из кризиса.

Необходимо создать действенный механизм государственно-частного партнерства для реализации запланированных в ЛПК инвестиционных проектов.

Что касается привлекательности отрасли для зарубежного инвестора, то здесь прежде всего будет интересна продукция с высокой добавленной стоимостью. Например, производство мелованной бумаги.

Есть хорошие предпосылки для роста потребления бумаги - до половины всех журнальных тиражей сейчас печатается за рубежом. На душу населения в России приходится меньше 1 кг журнальной бумаги в год, а в среднем по Европе - 14 кг. Из-за высоких цен на бумагу нарушается баланс на рынке: цена выше - меньше потребление.

Мировой опыт показывает: чтобы создание новых заводов в России было экономически оправданно, требуются энергия, сырье, рабочая сила и эффективность производства. Самый простой способ расчета эффективности - деление общей производственной мощности завода на количество занятых на нем человек. Оборудование стоит везде одинаково, так как есть всего несколько мировых производителей.  При условии, что в России по сравнению с западными рынками будут дешевле энергия, сырье и рабочие руки, а эффективность выше, можно  считать, что строительство новых ЦБК будет экономически целесообразно.

Для привлечения инвестиций в ЛПК также необходимы долгосрочное разрешение на лесозаготовительную деятельность на выгодных условиях, наличие и возможность заготовки сырья для обеспечения бесперебойного снабжения производства, развитие инфраструктуры, в том числе лесовозных дорог.

Необходимое условие также - ускоренный процесс получения разрешений на ту или иную деятельность.

Кризис показал, что экономика России в целом и ЛПК в частности не существует в изоляции от мировых процессов. На мировом рынке сложности в лесной отрасли начались еще в 2006 году, когда возникло перепроизводство бумаги, в первую очередь газетной, на рынках США и Западной Европы.  Также серьезные проблемы появились в связи с резким повышением цен на древесину и укреплением курса евро.

В ситуации глобального финансового кризиса все компании должны задуматься о повышении собственной эффективности и сокращении издержек. Затем, скорее всего, отрасль ожидает консолидация и в России, и в мире. Неприбыльные предприятия обречены.

Сейчас многие, как мне кажется, заняли выжидательную позицию и смотрят, что будет с рынком дальше. Крупным компаниям с диверсифицированным бизнесом будет проще справиться с кризисом. Однако следует помнить, что здоровый оптимизм никогда не вреден.