Партнеры журнала:

Слово редакции

Развитию ЛПК мешает информационный вакуум

Олег ПРУДНИКОВ

Информационное сопровождение в условиях высокой конкуренции − важнейший фактор успеха в любом бизнесе. Мысль не новая, но как бы банально она не звучала, отечественные лесопромышленные предприятия, как и в большинстве других отраслей российской экономики, вынуждены работать, планировать свою деятельность и принимать ключевые решения в условиях острой нехватки даже самой общей информации о рынке. Вернее, информации-то полно, но вот ее достоверность вызывает много вопросов.

Большая часть предприятий лесной индустрии − относящаяся, в основном к малому и среднему бизнесу − находится в тени. Эти компании не предоставляют государству реальных данных о своей деятельности и объемах своей выручки, производства, закупок и т. д. В развитых странах именно государственная статистика, основанная на данных налоговой инспекции и таможни, является наиболее достоверным источником сведений о состоянии различных сфер экономики. В России же обычное дело, когда информация Федерального агентства лесного хозяйства, касающаяся объемов заготовки древесины, отличается от данных Минпромторга на 10−20 %, и это − до оценки объема незаконных рубок. А если подвергнуть анализу отчеты Росстата по производству и экспорту пиломатериалов, можно обнаружить и вовсе курьезные вещи − якобы Россия отправляет почти все на экспорт, а значит при нулевом импорте вообще не потребляет пилопродукции. Но ведь только одно деревянное домостроение − крупный потребитель лесопильной продукции на внутреннем рынке − растет быстрыми темпами и его объемы составляют по официальным данным более 5 млн м2 в год!

Итак, на данные госстатистики опираться нельзя, зачастую достоверные сведения содержатся в выводах отдельных экспертов, которые владеют реальной информацией о состоянии дел на рынке. В отраслевом сообществе распространено мнение, что внутреннее потребление плит OSB в России составляет сегодня около 300−400 тыс. м3 в год, хотя, по данным таможни импорт этого плитного материала едва ли превышает 100 тыс. м3. В нашей стране до сих пор нет ни одного завода по выпуску OSB, хотя сырья для производства этого материала в избытке, а его рыночная цена сравнима с ценой влагостойкой фанеры.

Отсутствие хотя бы приблизительных данных о рынке вынуждает лесной бизнес действовать на свой страх и риск. Даже крупные западные инвесторы вынуждены мириться с ситуацией, когда нет информации, необходимой для принятия решений, и приходится довольствоваться собственными предположениями, а в результате предприятия не могут работать на полную мощность из-за нехватки лесоматериалов, не совсем удачного географического положения, плохой инфраструктуры и т. д. Иные инвесторы вообще кажутся авантюристами, в особенности, наши, отечественные, поскольку зачастую решение о строительстве завода принимается без серьезного технико-экономического обоснования, а порой даже вопреки здравому смыслу.

Производная информационного голода в российском ЛПК − низкое качество управления на предприятиях. Принятие решений без информации о рынке противоречит главным принципам менеджмента. Другими словами − среда сама выталкивает тех, кто старается действовать по уму, в более прогнозируемые и понятные сферы экономики, например, в телекоммуникации, металлургию, финансы и т. д. А в результате, во всей лесной отрасли царит полный беспорядок, начиная с государственной политики в ЛПК и заканчивая деятельностью отдельных компаний.

Информационное обеспечение лесного бизнеса − одна из самых важных и актуальных сегодня проблем. Какие и кем должны приниматься меры для ее решения − большой вопрос, который требует широкого обсуждения. Прежде всего, государство должно создать условия для выхода лесопереработчиков из тени, однако опыт показывает, что ждать от властей эффективных решений глобальных проблем наивно − каждый, от кого что-то зависит, должен сделать все возможное, чтобы лесной бизнес вошел, наконец, в цивилизованное русло.

Олег ПРУДНИКОВ