Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В контакте

Пошлины на экспорт кругляка. Русская рулетка

Повышая экспортные пошлины на круглые лесоматериалы хвойных пород, Россия стремится стимулировать свою перерабатывающую промышленность. Такое повышение означает полный отход от предыдущей политики, однако российский инвестиционный климат и политическая конъюнктура грозят подорвать успех новой инициативы.

Пересмотренная ставка налога вступит в силу в России только с начала следующего года, а международное лесопромышленное сообщество уже находится во взвинченном состоянии. Это поворотное решение, призванное изменить сложившееся восприятие России как крупнейшего мирового поставщика древесного сырья и при этом незаметного игрока на рынке деревообработки.

О введении схемы постепенного повышения ставки налога на хвойные круглые лесоматериалы было объявлено 5 февраля прошлого года. На момент объявления повышение составило 6,5%, к июлю того же года − 20%, и наконец еще 25% добавили 1 апреля текущего года. Самый тяжелый удар ждет всех в январе следующего года, когда налог подскочит сразу до 80%.

В отчете CIBC World Markets, подразделения CIBC, за 2007 год говорится: «Это значительное событие, говорящее о появлении признаков фундаментальных структурных изменений на мировом рынке круглых лесоматериалов. Пережитого шока вместе с двумя другими может стать вполне достаточно для изменения ощущения наличия древесины от относительного избытка к относительному недостатку».

Новость вызвала громкие протесты со стороны импортеров древесины во всем мире, и особенно в скандинавских странах, которые продолжают оказывать на Россию давление с целью скорректировать или отменить введение такого налога. Управляющий директор CIBC Дон Робертс заявил журналу International Forest Industries, что несмотря на возможное изменение временного графика повышения налога, суть его останется неизменной.

«Россия признает необходимость решительных шагов в этом направлении, − сказал он. − Просто она не понимает, что, обладая большей лесосырьевой базой, чем Канада и Бразилия вместе взятые, она столкнулась с дефицитом торгового баланса в области лесной продукции. Они (русские) осознают свою зависимость от нефтегазового сектора и хотят уйти от этой зависимости.

Ранее в этом году российский президент Владимир Путин открыто заявил, что такая чрезмерная зависимость может создать угрозу физической целостности России. Он прекрасно знает механизмы работы и признает, что Россия имеет лесные ресурсы и должна больше инвестировать в отечественную деревообрабатывающую промышленность, следовательно, можно ожидать, что он исполнит обещанное.

Президент может отодвинуть дату повышения экспортных пошлин, если России удастся указать несколько крупных инвестиционных проектов до начала 2009 года, связанных с ними, но генеральная линия руководства остается неизменной: они приняли решение и они его реализуют».

Дон Робертс заявил, что если крупные инвестиционные проекты, скорее всего, в целлюлозно-бумажной промышленности, состоятся, повышение экспортных пошлин на 60−80% может быть отложено до 2011 года.

Изменение ценообразования на круглые лесоматериалы началось в 2006 году, когда ожидание такого решения вкупе с растущим спросом со стороны Китая, Индии, Японии и Южной Кореи вызвало 50%-ное повышение цен. Рост цен продолжался в течение всего 2007 го и в текущем году. Эта тенденция будет крепнуть по мере приближения даты скачка экспортных пошлин.

Заявление со стороны России − это самый сильный из пяти существующих факторов повышения цен, которые, предположительно, приведут к росту стоимости кругляка в течение следующих 10−15 лет. Остальные включают в себя растущую нехватку древесины в Азии, сокращение незаконной лесной торговли, последствия эпидемии соснового лубоеда в Канаде и растущий спрос на древесину в биоэнергетическом секторе. В ближайшей перспективе повышение цен будет наиболее ощутимым на рынке фанеры, 65% себестоимости которой формируются из стоимости круглых лесоматериалов.

Несмотря на то что международное лесопромышленное сообщество восприняло это заявление как шок, само по себе оно закономерно. Невзирая на наличие обширных ресурсов, Россия может перерабатывать только 2% заготовленной древесины и, следовательно, является крупнейшим в мире экспортером круглого леса, занимая 20% рынка.

Владимир Путин обозначил будущие изменения еще в 2006 году: «Мы экспортируем древесину в огромных объемах. Доля России на мировом лесном рынке составляет менее 3% в пересчете на доход в иностранной валюте и при этом 22% в сфере круглой древесины! Наши соседи продолжают зарабатывать на российском лесе миллиарды долларов, а мы мало делаем, для того чтобы у себя создавать условия для развития его переработки. Мы до сих пор не пересмотрели правила таможенного регулирования с целью стимулировать создание перерабатывающих мощностей на российской земле вместо экспорта необработанной древесины». Соседи, наживающиеся на российских лесах − это в основном Финляндия и Китай.

«Несмотря на богатые лесные ресурсы, мы с каждым годом все больше импортируем древесной и бумажной продукции, как ни парадоксально это звучит, и объем импорта уже превысил цифру в $3 млрд. Между прочим, нашу продукцию не так легко пускают на другие рынки. Для того чтобы предотвратить проникновение на рынки нашей продукции, ставятся тарифные препятствия, административные барьеры и создаются непрерывно изобретаемые новые предлоги», − продолжил Владимир Путин. На самом деле шокирующим кажется слишком позднее начало реформы. Изменение свидетельствует о тенденции к существенному пересмотру подходов правительства к ужесточению контроля над природными ресурсами. Россия выжала ведущих энергетических игроков, включая британский нефтяной гигант Shell, из нескольких крупных проектов при помощи государственной энергетической компании «Газпром». Такое изменение отношения добавило международному сообществу беспокойства относительно поставок древесины.

Русские делают бизнес грубо, такая манера позволила изобразить последнее движение как проявление силы. В случае с манипуляциями Газпрома это не вызывает сомнений. Однако повышение пошлин на круглую древесину сообразуется с политикой ведущих лесных держав, таких как Канада, США и Финляндия, и практически достигает размера государственных запретительных пошлин, как было сделано в Китае и Малайзии.

Кто проиграл?

Больше всех, скорее всего, пострадает Финляндия, неслучайно она так отчаянно борется за пересмотр и изменение размера повышения ставки пошлин. Финляндия и Швеция вместе проводили кампанию против увеличения пошлин на том основании, что Россия нарушает соглашение о вступлении в ВТО, подписанное три года назад, в котором она обязуется не поднимать экспортные пошлины. Однако торговые эксперты не могут найти ничего неправомерного в увеличении пошлин, и, кажется, последняя ниточка, за которую цепляются финны, грозит оборваться.

Их раздражение вполне объяснимо. 80% всей круглой древесины Финляндия ввозила из российских лесов, и сейчас ей приходится пересматривать всю политику снабжения.

«Новые пошлины уже привели к существенному снижению объемов импорта древесины из России в скандинавские страны», − приводятся слова кредитного аналитика рейтингового отдела Standard & Poor’s Андреаса Цзигу в отчете Bloomberg. Планируемое январское увеличение, как заявил он, «положит конец импорту в Скандинавию, поскольку российская древесина станет непозволительно дорогой». «Конечно, новые экспортные пошлины на древесное сырье плохо скажутся на нашей лесной промышленности, − цитируется премьер министр Финляндии Матти Ванханен в том же отчете. − Мы не можем допустить и понять, почему Россия так поступает. Это самая большая проблема в наших отношениях с Россией». Матти Ванханен и министр внешней торговли Финляндии Пааво Вяюрюнен не остались в стороне от обсуждения этой темы и направили письма своим российским коллегам с требованием «оперативного решения».

Комиссар по торговле ЕС Петер Мандельсон и российский зам. премьер министра Алексей Кудрин провели переговоры в начале апреля этого года, но к решению проблемы не приблизились.

Странно, но, несмотря на конфликт, Финляндия не стала блокировать вступление России в ВТО. Как заявил Матти Ванханен агентству Bloomberg, вступление России в ВТО пойдет на пользу всей Европе. Россия уже 15 лет ведет переговоры по вступлению в эту организацию, и возникший диспут ничего не значит.

Вместе с тем Финляндия готовится после января 2008 года произвести несколько изменений в политике, направленных на исправление ситуации с резким падением импорта древесины от самого щедрого поставщика.

«Мы должны принять срочные меры по увеличению производства и наращиванию объема собственной древесины на рынке, − заявил министр сельского и лесного хозяйства Финляндии в прошлом году. − Объявленное Россией постепенное увеличение экспортных пошлин дает нам очень мало времени для реагирования, несмотря на то, что меры по обеспечению поставок сырья были нами приняты».

Ежегодно в Финляндии не реализовывается порядка 10−15 млн м3 неистощительной лесосеки. Финская лесная промышленность перерабатывает около 60 млн м3 древесины в год, притом что общий ежегодный прирост финских лесов составляет почти 100 млн м3. «Чтобы дополнить внутренние поставки, финские лесопромышленники будут наращивать импорт древесины из других стран», − сказал министр.

Министерство еще ранее планировало интенсификацию лесовыращивания и «обеспечение качества, жизнеспособности и разнообразия наших лесных ресурсов», но ситуация с Россией послужила стимулом для реализации этих мер. «Власть должна предпринять немедленные шаги для обеспечения рынка сбыта для финских круглых лесоматериалов и увеличения производства древесины» путем введения новой налоговой политики и финансирования.

Обеспечение рынка сбыта должно произойти за счет укорачивания оборота рубки и увеличения размера среднего лесного владения, которое сейчас составляет около 37 га. Чтобы сделать лесное хозяйство привлекательным, надо повысить его доходность. Кроме того, лесовладельцы должны иметь стимулы для использования технологий ведения устойчивого лесного хозяйства, что предполагает увеличение инвестиций в долгосрочные лесохозяйственные мероприятия для сохранения лесов для будущих поколений. Еще одной целью является согласование интересов всех сторон, эксплуатирующих многофункциональные финские леса.

Хотя Финляндия больше всех пострадала от увеличения экспортных пошлин, некоторые азиатские страны тоже предположительно потерпят убытки в этой связи. Влияние выросших экспортных пошлин на лесные рынки Китая, Японии и Южной Кореи будет весьма существенным. Так, по данным Arbor Resources, экспортера древесины из Новой Зеландии, из 10,3 млн м3 круглого леса, импортированного Японией в 2006 году, на долю РФ приходятся 47%, в то время как доля России в импортированных Японией 8,47 млн м3 пиломатериалов была 12%.

Как указывается в отчете CIBC, первой реакцией Японии были переориентация на свои породы и пересмотр поставок древесины североамериканских пород в свете уменьшения уверенности в будущих поставках из Европы. Анализ рынка, произведенный в апреле организацией Japan Lumber Reports, показал, что после повышения экспортной пошлины до 80% для японских производителей фанеры импорт из России станет практически невозможным, и им не останется ничего иного, как искать альтернативные источники поставок или сворачивать бизнес. «Пошлина ослабила зимнюю активность в Японии, и объемы запасов уменьшились, что оказало воздействие на рынок», − говорится в отчете.

«До повышения на 80% осталось всего девять месяцев, − сообщает Japan Lumber Reports. − Существует вероятность, что российское правительство отложит введение закона в силу или изменит размер ставки пошлины до окончания года, но реальность такова, что цены на круглую древесину взлетели слишком высоко для японского лесного рынка, несмотря на сильную йену (при курсе 100 йен за $1), лесопильные производства станут нерентабельными, и надежд на существенные изменения на рынке пиломатериалов практически нет.

Цены на российскую древесину всегда были привлекательными для японского рынка, но сейчас этот фактор исключен, пришло время принимать серьезные решения в отношении лесопильных заводов».

Ожидалось, что Китай столкнется с такими же проблемами. Хотя и Япония, и Китай будут вынуждены больше платить за древесину, импортируемую из России, высокие цены будут частично компенсироваться за счет повышения цен на фанеру. Китай является самым крупным производителем фанеры в мире.

В качестве примера последствий увеличения экспортных пошлин на перерабатывающую промышленность скажем, что рост стоимости круглых лесоматериалов с уровня в начале 2006 до предполагаемого уровня 2009 года приведет к повышению стоимости продукции целлюлозно-бумажной промышленности в скандинавских странах до 130%.

Аналогичный эффект, пусть не такой серьезный, ожидается во всех иностранных компаниях, зависящих от российского экспорта.

Дон Робертс обобщает все вышесказанное: «Я могу сделать главный вывод: предстоят банкротства».

Кто выиграл?

«Наибольшую выгоду из произошедшего извлекут лесовладельцы других стран, готовых заполнить пустоту, образовавшуюся после прекращения поставок российского круглого леса», − говорится в отчете CIBC. Компаниями, которые, вероятно, получат прибыль, станут по меньшей мере Weyerhaeuser, Gunns, Sino-Forest, Leweko Resource Berhad, Carter Holt Harvey и Canfor.

Это компании, имеющие производственные площадки в других странах − экспортерах древесины, таких как США, Германия, Новая Зеландия и Канада. США − второй по величине экспортер древесины в мире, и с учетом сложной текущей экономической ситуации лесопромышленный сектор может получить новый импульс к развитию.

Существенное повышение цены фанеры приведет к появлению производителей, не зависящих от российского экспорта, особенно таких как Бразилия.

Поставщики лесопильного оборудования, например североамериканский гигант USNR, намереваются обратить свое внимание на Россию, поскольку этот новый рынок растет быстрыми темпами. «Мы уверены, что российский рынок демонстрирует огромный потенциал развития в ближайшем будущем. Повышение экспортных пошлин на древесину вместе с программами стимулирования капитальных инвестиций создает возможность увеличения количества проектов деревопереработки в России и СНГ», − сказал IFI менеджер по российскому рынку USNR Алан Чингер. «Мы также уверены, что возможность экспорта древесной продукции с добавленной стоимостью, высокий внутренний уровень потребления лесопильной продукции и крупные вливания в экономику денежных средств благодаря высоким ценам на нефть создают предпосылки для формирования мощной лесопромышленной индустрии в обозримом будущем», − заявил он.

Также от повышения пошлин выиграет тот, кто и должен был выиграть, − хиреющая российская перерабатывающая промышленность. Теоретически она должна начать процветать, однако, прежде чем экономика почувствует заметный прирост отечественной продукции, пройдет не менее 5−7 лет. Высокие пошлины уже дали требуемый эффект: инвестиции в российскую деревообрабатывающую промышленность возросли до $2,6 млрд в 2007 по сравнению с $1,7 млрд годом ранее.

Условия российского успеха

Самой большой угрозой для российской перерабатывающей промышленности, несмотря на высокие пошлины, является сама Россия. Как показал опыт финской Ruukki Group в Костромской области (IFI за апрель, стр. 10−11), все еще существует высокая степень нерешительности относительно инвестиций в Россию из-за недостаточной прозрачности.

«Недостаточная прозрачность в отношении структуры затрат и переговоров по доступу к древесине и связанной с этим ответственности является большой проблемой и серьезным препятствием к инвестированию в перерабатывающий сектор», − заявил Дон Робертс.

Он также отметил, что, поскольку эти инвесторы были включены в перечень приоритетных, они должны были обсуждать снижение более 20 различных налогов и сборов, а также вопрос о том, что будет обеспечивать инфраструктуру. В то время как российские власти рекламируют гибкость системы, большинство инвесторов наблюдают отсутствие прозрачности и испытывают возрастающую неуверенность.

Плохая инфраструктура также заставляет инвесторов подумать дважды, прежде чем организовывать производство в России. Российское руководство обещало вложить сотни миллионов долларов в жизненно необходимые объекты инфраструктуры, в частности дороги для обеспечения доступа к ресурсам и вывоза леса, однако из-за непрозрачности сейчас нельзя сказать, выполняются ли и будут ли выполнены эти обещания.

Прочие трудности, которые необходимо преодолеть России, включают в себя необходимость создания лесопромышленного комплекса, состоящего из лесопильной, целлюлозно-бумажной отраслей промышленности и сектора переработки биомассы; хронический недостаток рабочей силы и снижение среднего возраста трудоспособного населения, особенно в лесных районах Сибири и Дальнего Востока, а также снижение конкурентоспособности по сравнению с США из-за укрепляющегося российского рубля.

Кроме того, при определенных условиях может сохраняться целесообразность вывоза древесины из России, что делает высокие пошлины в некотором роде неэффективными. Три наиболее вероятных фактора, говорящих в пользу импорта из России, − это создание барьеров для ввоза лесной продукции из РФ в некоторых странах, субсидирование некоторыми странами собственной перерабатывающей промышленности и высокие производственные издержки в России.

«Россия попыталась решить некоторые из этих проблем путем введения в прошлом году нового Лесного кодекса, направленного на повышение эффективности и устойчивости лесного сектора», − говорится в отчете CIBC. Самым важным изменением стала передача собственности на участки лесного фонда от федеральных органов власти к регионам. Возникли опасения, что передача полномочий местным «царькам» приведет к эксплуатации лесных ресурсов для быстрого зарабатывания денег вместо создания устойчивого лесопромышленного производства.

Некоторые комментаторы также говорят, что экспортная пошлина может навредить российской экономике в целом. Bloomberg приводит слова Фредерика Эриксона, директора Европейского центра международной политической экономики в Брюсселе, о том, что снижение экспорта древесины из России создаст вакуум в экономике. Маловероятно, что российская перерабатывающая промышленность сможет заполнить этот вакуум в ближайшее время.

Экспортирующий сектор обеспечивает 2 500−4 000 рабочих мест в российской лесной промышленности, кроме того, он обеспечивает рабочие места в транспортном секторе. Большая часть экспорта поступала из Карелии, Вологодской и Новгородской областей. Эти рабочие места наверняка будут со временем сокращены.

Заключение

В целом экспортная пошлина − это честный и справедливый способ реализации права России стимулировать собственную деревоперерабатывающую промышленность путем наложения ограничений, аналогичных ограничениям, вводимым другими успешными лесопромышленными секторами в странах Европы, Северной Америки и Азии.

Некоторые страны будут лицемерно оспаривать это право, действуя в своих собственных интересах, но политический курс российского руководства кажется определенным. Нам предстоит еще увидеть, хватит ли России административного и политического опыта для упрощения процедур с целью увеличения инвестиций, но уже сейчас ясно, что промышленность и отношение к ней претерпевают существенные изменения, аналогичные происходящим в Финляндии, и эта тенденция скоро захватит весь мир.

Крис КАНН,
International Forest Industries, июнь 2008 г.



Автор: Крис КАНН