Партнеры журнала:

Регион номера

Размер имеет значение

КС РФ разрешил штрафовать лесозаготовителей за ущерб, нанесенный животному миру

Конституционный суд РФ вынес решение, которое будет иметь большое значение для лесозаготовительной отрасли. В высшей юридической инстанции России сочли, что лесовосстановительные работы не могут быть приравнены к нивелированию ущерба, нанесенному животному миру и экологической системе региона при проведении лесозаготовки.

Отныне надзорные органы абсолютно правомочны в наложении штрафа за ущерб, нанесенный объектам животного мира и среде их обитания в ходе даже правомерной деятельности по заготовке древесины.

С просьбой о проверке соответствия Конституции РФ положений федеральных законов «Об охране окружающей среды», «О животном мире» и «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» в КС РФ обратились представители АО «Группа “Илим”». Как следует из материалов, предоставленных суду, в 2017 году компанию оштрафовали на 8,5 млн руб. по иску Усть-Илимского межрайонного прокурора Иркутской области. Установив, что на арендованных заявителем участках леса ведется заготовка древесины (рубка спелых и перестойных лесных насаждений) с последующим вывозом, в связи с чем задействована техника и технологические механизмы, суд первой инстанции пришел к выводу, что факт антропогенного воздействия производственной деятельности человека на окружающую среду является очевидным и доказыванию не подлежит. Расчет размера ущерба, нанесенного объектам животного мира (охотничьим ресурсам), произведенный по Методике исчисления размера вреда, причиненного охотничьим ресурсам, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 8 декабря 2011 года №948 признан обоснованным. Эта методика применяется, в частности, при исчислении вреда, причиненного вследствие нарушения или уничтожения среды обитания животных, если в результате они навсегда (или временно) покинули территорию обитания, что повлекло их гибель, сокращение численности на данной территории, снижение продуктивности популяций, а также репродуктивной функции отдельных особей.

Оспорить решение судов общей юрисдикции группе «Илим» не удалось, поэтому компания обратилась с жалобой в КС РФ. «Для признания заготовителя обязанным возместить вред, причиненный охотничьим ресурсам и среде их обитания, достаточно установить сам факт осуществления лесозаготовительной деятельности. Установления гибели конкретных животных не требуется – данное обстоятельство презюмируется в качестве неизбежного следствия нарушения (уничтожения) среды их обитания, коим лесозаготовка, по их мнению, и является, – указано в жалобе. – Привлечение хозяйствующего субъекта в этих условиях, по сути, становится неизбежным и объективным спутником деятельности по рубке лесных насаждений».

Заявители также указали, что вследствие такого понимания законов добросовестный лесопользователь, несущий затраты на проведение предупредительных мероприятий по минимизированию причиняемого заготовкой древесины экологического вреда, оказывается в худшем положении, чем те, кто такую обязанность игнорирует и соответствующие издержки нести отказывается. И в конце концов, законодатель мог предусмотреть экологический платеж (плату за негативное воздействие на окружающую среду), в составе которого учитывался бы вред, причиняемый объектам животного мира и среде их обитания, что позволило бы заявителю заблаговременно планировать финансовые издержки при заготовке древесины. Ведь лесозаготовители не предполагали, что будут оштрафованы за законную деятельность. Тем самым оказываются нарушенными сразу несколько положений Конституции РФ, в том числе принцип равенства перед законом и судом, а также ставится под сомнение право частной собственности. Изучив обстоятельства дела, КС РФ прежде всего указал, что «лес как природный ресурс является комплексной экологической системой, состоящей из почв, подземных и наземных источников, объектов растительного и животного мира, находящихся в тесной взаимосвязи, а потому негативное воздействие на отдельные компоненты экологической системы лесов влечет нарушение внутрисистемных связей, нанося тем самым вред экосистеме в целом».

«Лицо, которому предоставлено право пользования лесным участком, при совершении одних и тех же действий, связанных с рубкой лесных насаждений, является субъектом разных правоотношений, регулируемых как преимущественно лесным законодательством (осуществление разрешенной государством деятельности по заготовке древесины), так и законодательством о животном мире и об охоте (возмещение вреда объектам животного мира (охотничьим ресурсам) и среде их обитания)», – также написано в решении КС РФ.

Следовательно, по мнению судей, само по себе соблюдение этим лицом требований по допустимому объему изъятия древесины, имеющих характер нормативов такого изъятия указанного компонента природной среды (п. 1 ст. 26 Федерального закона «Об охране окружающей среды»), не исключает негативного воздействия его деятельности на иные компоненты этой природной среды – объекты животного мира (охотничьи ресурсы). Что касается учета затрат, понесенных причинителем вреда при устранении последствий своих действий, то КС согласился исключить их из окончательной суммы штрафа только в тех случаях, когда вред был причинен неумышленно, а последствия пытались минимизировать добровольно и до принятия мер принудительного характера. А в случае группы «Илим» опираться на это основание (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 года №225-О) невозможно.

Лесовосстановительные работы, на проведение которых в полном объеме ссылается заявитель, тоже не могут считаться мерой возмещения экологического вреда в натуральной форме (ст. 1082 ГК РФ), поскольку являются непременным условием получения разрешения на осуществление деятельности по заготовке древесины, «подобно тому как компенсационное озеленение (то есть воспроизводство зеленых насаждений взамен уничтоженных или поврежденных) может выступать обязательным условием вырубки зеленых насаждений на основании специального разрешения (порубочного билета)». Тем более что воспроизводство лесов «не способно в полной мере восстановить нарушенное хозяйственной деятельностью равновесие в экосистеме».

«Установить же, какие именно виды и объемы мероприятий по защите животного мира осуществлялись заявителем и рассматриваются им в качестве достаточных для сохранения и восстановления биоразнообразия леса, из жалобы и материалов к ней не представляется возможным», – заключил КС РФ.

Назначить лесозаготовителям экологический платеж законодательство тоже не позволяет, поскольку такой платеж взимается за привнесение в окружающую среду вредных веществ, а не изъятие каких-либо ее компонентов, при этом объем или масса выбросов (сбросов, размещенных отходов) являются платежной базой для исчисления данной платы в силу п. 1 ст. 162 Федерального закона «Об охране окружающей среды».

На основании всех изложенных доводов КС пришел к выводу, что жалоба группы «Илим» не может быть принята к рассмотрению, поскольку «заявитель, указывая на несовершенство существующего организационно-правового механизма, по существу, ставит вопрос о необходимости его замены, что не относится к полномочиям КС РФ. Таким образом, в рассмотрении жалобы группе «Илим» было отказано. «Данный вывод не препятствует законодателю в ходе дальнейшего совершенствования правового регулирования охраны окружающей среды как внести соответствующие изменения, направленные на согласование норм природоохранного и норм гражданского законодательства, так и предусмотреть иной порядок расчета и компенсации ущерба, наносимого объектам животного мира (охотничьим ресурсам) и среде их обитания в ходе правомерной деятельности по заготовке древесины», – указал КС.

А пока новый механизм регулирования не будет разработан, назначение штрафа за вред животному миру при проведении законных лесозаготовительных работ может применяться во всех аналогичных случаях. 

Текст Мария Алексеева


Другие статьи рубрики Регион номера: Архангельская область

Обзоры ЛПК регионов России