Партнеры журнала:

Тема страницы

Чем аукнулся советско-болгарский договор о лесозаготовках в лесах Коми

Почти 50 лет назад, 3 декабря 1967 года, СССР и Болгарией был подписан договор о совместных лесозаготовках в Удорском районе Коми АССР. «Братушки» рубили лес на севере четверть века, на память о них республика получила благоустроенные лесные поселки, дороги, кулинарные рецепты и примерно полтысячи мигрантов, которые решили остаться жить в Коми.

Своего леса в Болгарии не так уж и много, а после Второй мировой войны, когда в стране шло активное жилищное строительство, еще появлялись и новые промышленные предприятия, которым нужно было очень много древесины. Хочешь не хочешь, а ее нужно было покупать за рубежом, причем по возможности подешевле. Рассматривались даже самые экзотические варианты вроде поставок леса из Африки, вполне реальным казалось заключение договора с Канадой, но в итоге стало понятно, что, кроме советского «старшего брата», рассчитывать было не на кого, ведь хотелось получить лес на выгодных условиях.

Советское правительство братьям по соцлагерю помочь, конечно, согласилось, но сначала предложило древесину из лесов на Дальнем Востоке. Съездив в Хабаровский край, болгарские специалисты огорчились: все выходило как в поговорке про телушку, которая за морем стоит полушку. Везти древесину через половину земного шара, учитывая ситуацию с дорогами на Дальнем Востоке и в Сибири, болгарам совсем не хотелось, и они попросили древесное сырье откуда-нибудь поближе к Болгарии, то есть из европейской части СССР. И советские партнеры предложили заготавливать лес в Коми АССР. Весьма кстати за несколько месяцев до этого завершилось строительство железной дороги от г. Микунь (Усть-Вымский район), в котором сходятся все местные железнодорожные пути, до г. Кослана в Удорском районе, что значительно облегчало вывозку леса.

По соглашению болгары должны были заготавливать в Удорском районе 1 млн м3 древесины в год, потом объем заготовок постепенно планировалось довести до 3,6 млн м3 (примерно до этих показателей и дошли). По словам министра промышленности Коми Республики Николая Герасимова, условия того советско-болгарского соглашения напоминают условия современных соглашений, которые заключаются уже по законам рыночной экономики. СССР предоставлял «братушкам» территорию для рубок, технику и возможность вывозки примерно 40% заготовленного леса. Болгары оставляли большую часть древесного сырья местным предприятиям, строили лесные дороги, промышленную инфраструктуру, жилые дома и социальные объекты, которые после их ухода должны были перейти в собственность принимавшей стороны.

С начала 1968 года в Удорском районе активно готовились к приему иностранных рабочих, пригнали технику, привезли стройматериалы для возведения временного жилья. В феврале в пос. Усогорск, где организовали первый из четырех леспромхозов совместного советско-болгарского предприятия «Мезеньлес», приехали первые 45 болгарских рабочих и инженеров. В сентябре в Болгарию ушла первая партия леса. Когда процесс лесозаготовки был налажен, в Коми одномоментно находилось до 17,5 тыс. болгар. Всего же за 25 лет работы по соглашению на лесозаготовках в республике работали более 100 тыс. человек из Болгарии.

«Все лето 1968 года мы были на отводах, участки планировали и в следующем году тоже. Сначала было распоряжение отводить делянки площадью аж по 500 га, а это же ужас! Мы переживали: как лес восстанавливаться будет, если тайгу сплошь вырубать? Мы были противниками такого подхода. Добились того, чтобы через каждые 250 м2 оставлять по 50 м2 леса, но этого было мало, ветровалы случались. Потом стали по 100 м2 оставлять», – вспоминает Василий Обухов, ветеран лесной отрасли Коми, экс-руководитель регионального комитета лесов, а в конце 1960-х – начале 1970-х годов сотрудник Вожского лесничества.

Лесная промышленность в Коми в тот период развивалась весьма активно, в немалой степени благодаря труду заключенных. В Удорском районе их было много. Болгарин Ангел Димов, направленный в Коми АССР в 1970 году от Центрального комитета комсомола Болгарии чтобы руководить деятельностью болгарских комсомольцев, вспоминает, как поймал по радиоприемнику «Голос Америки» и услышал, что его земляки, отправленные на север СССР, на самом деле заключенные, а труд их подневольный.

«Вот же мошенники! – возмущается он. – На самом деле молодежь в Коми с радостью ехала! В основном это были ребята после армии, которым хотелось заработать на машину, жилье. Я не мог их остановить, чтобы работали по восемь часов, по 10-12 хотели».

По воспоминаниям Ангела Димова, за месяц усердный болгарский лесозаготовитель мог «поднять» до 800 руб. Жилье им предоставляли бесплатно, на работе кормили, так что за полгода-год вполне можно было накопить на машину. И машины покупали, но водительские права были не у всех. Учиться в советской автошколе было проблемно, да и ездить на занятия далеко, так что болгарские лесозаготовители попросили решить этот вопрос по комсомольской линии. Ангел Димов, дабы положительное решение было принято, несколько дней штудировал 55-томное собрание сочинений Ленина, готовя пламенную речь для выступления на торжественном заседании в честь 50-летия III Интернационала, которое прошло в Сыктывкаре. Готовился не зря – ему дали добро на организацию в Усогорске автошколы для болгар.

«Хорошо было всем...»

По комсомольской линии было налажено общение болгар с местной молодежью из других городов и районов. За четверть века провели бессчетное количество дружеских встреч, спортивных соревнований, фестивалей. В Коми часто приезжали артисты из Болгарии. Кстати, они по сию пору в республику нередко заглядывают, недавно участвовали в театральном фестивале. Артисты из Коми, в свою очередь, ездят в Болгарию.

В самом центре столицы Коми Сыктывкара, на улице Бабушкина, стоит серое здание оригинальной архитектуры за кованой оградой. Сейчас там ЗАГС, а раньше располагалось генеральное консульство Республики Болгария. Но вопросы, связанные с семейными узами, там приходилось решать и раньше – все годы, пока в Коми работали болгарские лесозаготовители, здесь появлялись сотни интернациональных семей. В результате примерно полтысячи болгарских граждан остались жить в Коми, а в Болгарии сейчас живут почти 40 тыс. выходцев из Коми: супруги лесозаготовителей и их дети, рожденные в республике. Кстати, многие жители братского государства ехали в Коми целыми семьями, уже с детьми, которые потом ходили в школы в Удорском районе вместе с местными детьми, поступали в Сыктывкарский госуниверситет.

Благодаря соглашению с болгарами Удорский район превратился в объект «покупательского» туризма. Туда ездили за болгарскими консервированными овощами и фруктами, повидлом, бренди, конфетами в красивых коробках, парфюмерией, кремами, шампунями... По воспоминаниям современников, чтобы как-то ограничить такие заезды за дефицитом, одно время были введены талоны на покупку болгарских товаров. Часть импортных товаров из братского государства продавались и в других районах и городах, и такие товары обычно быстро расхватывали. Кетчуп большинство жителей Коми впервые попробовали именно болгарский. Жители Удоры до сих пор с ностальгией вспоминают пахлаву и другие сладости, которые продавались в болгарских кафе. Приезжие делились рецептами приготовления вкусностей, так что местные хозяйки быстро освоили, как делается острый соус лютеница, лечо и прочие яства. «Хорошо было всем», – с ностальгией вспоминают те времена жители многих населенных пунктов Коми. За период действия советско-болгарского соглашения о лесозаготовках удорские поселки Кослан и Благоево (названный в честь «первого марксиста» Болгарии Димитра Благоева) превратились фактически в небольшие городки, благоустройству которых жителям населенных пунктов из других районов оставалось только завидовать. Строили еще один подобный поселок – Верхнемезенск, который рассчитывали сделать вовсе образцово-показательным, «городом Солнца» посреди тайги, но этим планам не суждено было сбыться. В 2012 году опустевший Верхнемезенск был исключен из официального списка населенных пунктов Коми, он превратился в город-призрак, где асфальт прорастает деревьями, а в остовах панельных домов живут дикие звери.

Как завершилось сотрудничество с «братушками»

В середине 1980-х опыт, полученный в ходе реализации советско-болгарского соглашения в сфере заготовки древесины, решили использовать для работы по подобной схеме с другим дружественным государством. В Удорский район прибыл пробный десант лесорубов с Кубы. Однако пробыли посланцы Острова свободы в Коми не очень долго, всего несколько месяцев – что-то не «склеилось»: старожилы рассказывают, что всему виной стала зарплата кубинцев, которая была ровно такой же, как у других лесозаготовителей, но по кубинским меркам оказалась неприлично большой, и их партбоссы предложили им отказываться от «лишних» денег, ненужных истинным строителям коммунизма. А вот болгары вскоре начали бастовать, заявив, что их заработки не соответствуют трудозатратам. К тому же местные жители и экологи забили тревогу: удорскую тайгу вырубают подчистую. Произошло это, кстати, после того как в 1987-1988 годах совместное предприятие вышло на рекордные цифры заготовки.

В советских верхах к тому времени тоже размышляли, не прогадал ли Советский Союз, заключив подобное соглашение. Тем не менее в 1991 году его продлили, хотя уже было понятно, что это скорее символический жест: болгарские лесозаготовки постепенно сворачивали свою деятельность. В 1993-1994 годах все иностранцы, за исключением тех, кто принял решение остаться в России навсегда, уехали на родину. В 1997 году закрылось генконсульство Болгарии в Сыктывкаре.

За годы болгарской эпопеи иностранцы заготовили в Удорском районе 43 млн м3 древесины, из которых 26 млн м3 остались в стране. Было построено около 2 тыс. км автодорог, введено в эксплуатацию 252 тыс. м2 жилой площади, пять школ, три дома культуры, четыре детсада.

На восстановление лесов понадобится 100 лет

В конце сентября 2017 года в Республике Коми побывала болгарская делегация во главе с советником президента Болгарии Николаем Копринковым, который, выступая на одной из встреч, заявил, что благодаря тому соглашению Болгария сохранила свои леса. В Республике это заявление вызвало иронические комментарии, суть которых в том, что Коми значительную часть своих лесов потеряла.

Мнения по поводу последствий «болгарского нашествия» разные. Есть специалисты, которые считают, что подобный опыт сотрудничества с иностранцами хорошо бы использовать при подписании новых соглашений, при условии что зарубежные компании не будут вывозить кругляк, а организуют переработку древесного сырья на месте. Ну и контроль рубок должен быть жестче. Другие вспоминают, как видели в конце 1980-х из иллюминатора вертолета, что от Удорской тайги осталась пустыня...

«После того как болгары ушли, уже когда главой Коми стал Юрий Спиридонов, они нам через суд ЕС предъявили иск на 150 млн долларов в качестве штрафа за то, что они якобы недобрали оговоренных объемов древесины, а затраты понесли. Как Спиридонов тогда шумел! – вспоминает Василий Обухов. – Сказал, мол, вы у меня из кабинета не выйдете, пока все не пересчитаете. Мы сутки считали, цифры сверяли, пытаясь понять, откуда они такую сумму взяли и какой реальный ущерб понесли мы. Посчитали и объемы заготовок, и ущерб от заболачивания, которое в результате тех вырубок произошло, насчитали ущерба для нас на 300 млн долларов. Отправили эти данные в суд ЕС, и все – вопрос сразу же был закрыт. Но надо признать, что болгары и много хорошего принесли на Удору. То же самое Благоево построили – люди живут и радуются. А лес за счет лесосеменных полос, которые мы тогда делали, уже восстановился».

Директор некоммерческого фонда «Серебряная тайга» Юрий Паутов с этим не согласен, по его мнению, экологический ущерб от рубок тех времен сгладится только лет через пятьдесят, а то и сто. По мнению сотрудников фонда, сплошные интенсивные рубки в Удорском районе, особенно в 1980-х годах, когда заготовители начали «перебирать», выходить за рамки расчетной лесосеки, серьезно изменили природу.

«Можно сказать, что это был эксперимент по сплошным рубкам, уникальный для Севера Европы. Но повторять его не нужно ни в коем случае, он оказал слишком интенсивное негативное воздействие на природу Коми, – считает Юрий Паутов. – Хоть и говорят некоторые специалисты, что после рубок тех лет проводилось лесовосстановление, но примерно на 95% лесовосстановление произошло в результате естественного процесса. В итоге на опустевших участках, там, где росли хвойные деревья, произошло самозасеивание березой, осиной. Деревья этих пород в основном там сейчас и растут, насаждения почти на 70% нехарактерны для этих мест, и, пока они не состарятся и не сгниют, прежний лес не восстановится. Ели там уже растут, но в нижнем ярусе. Если рассматривать их с точки зрения лесозаготовок, то для них пригодны будут только лет через сто. Древесина, которую там сейчас заготавливают на некоторых территориях, – это „хвосты“, которые остались от болгар, участки нетронуты, потому что к ним трудно было добираться через реки и болота».

Еще одна проблема, обнаруженная фондом «Серебряная тайга»: после сплошных рубок изменился гидрологический режим местности. Обмелели многие ручьи, понизился уровень грунтовых вод, пересохли колодцы. На одном из участков реки Мезень, где было пять каменистых перекатов, сейчас нет ни одного – все затянуто песком, который принесли сюда ручьи и речки, протекающие через старые вырубки, где деревьев не осталось, а земля разворочена тяжелой техникой. Там, где раньше плавали на лодках, теперь даже в плоскодонке есть риск сесть на мель. Возможно, по этой же причине в центральной части Удорского района в последние десятилетия сохнут ельники.

Хотя, по словам Василия Обухова, когда размечались делянки для лесозаготовок болгарскими заготовителями, сразу выделили охотничьи угодья местных жителей, чтобы их не трогали, но приезжие, конечно, не могли упустить возможность сходить на охоту или рыбалку, что вызывало недовольство местных. Некоторые считают, что рыбы в некоторых речках не стало не только из-за экологических проблем, вызванных рубками, но и потому, что ее слишком уж активно ловили.

«Последствия этого проекта мы будем расхлебывать еще очень долго», – считает Юрий Паутов.

Анна ПОТЕХИНА

Другие статьи рубрики Регион номера: Республика Коми

Край трудолюбивых людей
Сбалансированная политика в сфере ЛПК – залог успешной работы предприятий региона
«Малышам» в лесу не место?
Как живет ЛПК Коми
За ремонт дорог платить или сплав возобновить?
Директор Сыктывкарского лесного института Любовь Гурьева: «Наша миссия – растить успешных!»
Список предприятий ЛПК Республики Коми

В краю нефтяных вышек
Там, где не ступала нога человека
ЛПК Республики Коми делает ставку на биоэнергетику и новые технологии
Стратегия социально-экономического развития Республики Коми на период до 2020 года
Ключевые предприятия ЛПК Республики Коми
Установка новой сушильной машины – очередной шаг в развитии «Монди СЛПК»

Сокровища севера
Главное богатство – ель
Ассиметрия производства
ЛПК – базовый элемент экономики Коми
Ведущие предприятия ЛПК Республики Коми
Список предприятий ЛПК Республики Коми

Николай Герасимов: «Лесной бизнес должен чувствовать себя комфортно!»
Кому в Коми жить хорошо?
Ломтысян гранула, или гранула, которая горит
Список крупных предприятий ЛПК Республики Коми