Партнеры журнала:

Деревянное домостроение

Камо грядеши?

Воспоминания о будущем деревянного дома

Малоэтажное жилое здание со стенами из бревен, брусьев, деревянных конструкций (щитов, каркаса и т. п.) принято называть деревянным домом. Как любое творение рук человеческих, деревянный дом отражает уровень развития цивилизации и представлений людей о комфортном и безопасном жилище. Завтрашний день этого типа малоэтажного жилища формируется уже сегодня.

Развитие строительного дела в предыдущие века в нашей стране органично связано с использованием древесины и прошло путь от курных изб, барских и купеческих теремов до величественных храмов – как вершины деревянного зодчества. Экспозиции десятков региональных музеев деревянного зодчества включают в себя сохранившиеся до наших дней деревянные дома, служившие людям сотни лет, и вековые деревянные церкви.

Массовое и разнообразное использование древесины в строительстве объясняется как доступностью этого сырья во многих регионах страны, так и уникальными природными свойствами материала. К середине XIX века на основе ремесленных и промышленных технологий из древесины изготавливалось множество изделий бытового и строительного назначения.

В жилищном строительстве преобладали индивидуальные бревенчатые дома, но в городском строительстве приоритетными стали каменные и кирпичные здания как наиболее пожаробезопасные.

Деревянное домостроение было основным видом жилищного строительства в нашей стране вплоть до начала прошлого века, прежде всего – в сельской местности и в малых городах, где проживало более 70% населения. С развитием промышленности и последующей индустриализации страны доля сельского населения стала резко сокращаться (около 28–39% к началу нынешнего века), что не могло не сказаться как на объемах деревянного домостроения, так и на его типологии, т. е. на видах и типах малоэтажных деревянных домов. У типологии деревянных домов многовековая история развития.

Эволюция деревянного дома

Деревянный дом как жилое здание появился в северном полушарии Земли в далекие времена, когда люди, жившие в пещерах, землянках и утепленных шалашах, научились примитивно обрабатывать стволы поваленных деревьев и вертикально складывать их в стены, в которых устраивались проемы для входа, а позже и для окон. Для изготовления крыш также использовались древесные стволы, для устройства кровли – ветки деревь­ев и дерн.

Для обогрева жилища и приготовления пищи использовался очаг из камней, уложенных на земляной пол. Закрывающие вход звериные шкуры постепенно заменили двери из отесанных бревен, для изготовления и крепления которых понадобились металлические изделия. Их появление стало возможным с освоением человеком кузнечного ремесла – первичного способа металлообработки.

На смену простейшим домам-укрытиям пришла более совершенная изба, которая вначале отапливалась по-черному, т. е. без дымохода, и называлась курной (хата). Курные избы в России строилась вплоть до XVIII века (известен налог «на дым», введенный Петром I для владельцев изб с дымоходом). Надо отметить, что курные бани существуют и в наше время в глухих северных и сибирских деревнях.

Длина и ширина изб определялись длиной стеновых бревен, их малосбежистостью (разницей диаметра в нижнем и верхнем торце бревен) и редко превышала 9 м, обычно она составляла 5–6 м.

С появлением изб-пятистенок, т. е. сооружений с пятой, поперечной стеной из бревен, габариты зданий увеличивались, а в доме создавались две зоны – холодная и теплая часть избы. В холодной половине хранились продукты и разные припасы, позже размеры этой половины увеличились за счет обустройства там мест для содержания домашних животных.

Разделение на теплую и холодную половину характеризовало горизонтальное зонирование дома, а с появлением второго этажа произошло вертикальное зонирование: на первом этаже располагались хозяйственные помещения (кухни, кладовые, мастерские), а на втором – помещения для отдыха, приема гостей, занятия рукоделием – горницы, светелки и т. п. Появилось печное отопление с дымоходом, остекленные окна, деревянные полы, полати – подпотолочные спальные места, устроенные в местах, где скапливался наиболее теплый воздух. Сохранению тепла в жилых помещениях дома способствовали низкие дверные проемы (к тому же, входивший в дом человек сильно наклонялся, как бы кланяясь хозяевам дома), плотная конопатка щелей между бревнами стен, закрывающиеся на ночь ставни окон и др.

Вертикальное зонирование помещений дома обусловило создание каменно-деревянных домов, что наиболее характерно для купеческих лавок, еще сохранившихся до нашего времени в малых городах страны. Первые этажи этих лавок сооружались из каменной или кирпичной кладки и служили торговыми помещениями, а вторые этажи (сложенные из бревен) являлись жилыми помещениями. В ряде регионов подобные здания строились для земских школ и больниц.

Этажностью отличались и деревянные княжеские и боярские терема – хоромы, представлявшие собой в свое время элитарные дома-усадьбы. Их фасады украшались разнообразными резными деревянными деталями (наличниками, лобовыми досками, полотенцами, элементами крыльца и др.), что служило для индивидуализации социального положения хозяина.

Индивидуализация домов особенно заметна в старых поселениях, где даже рядом стоящие здания отличаются друг от друга если не во всем, то по исполнению отдельных деталей, в этом отражался не только личный вкус владельца дома, но и его мастеровитость, что очень ценилось соседями.

До начала XX века основным стеновым материалом для сооружения деревянных домов служили окоренные бревна хвойных пород. Существовали вековые традиции отбора, заготовки, хранения и обработки подобных бревен. Отбирались прямые, с малосбежистыми стволами деревья без признаков гнили и трещин; бревна (обычно не менее 6 м длиной) окаривались и выдерживались несколько летних месяцев для подсушки, и только потом они обрабатывались и укладывались в сруб, который также выдерживался для уменьшения усадки. Таким образом будущий дом обеспечивался надежной несущей конструктивной основой, обеспечивавшей устойчивость дома.

Изначально комфортность деревянного дома определялась лишь возможностью укрытия людей от непогоды и хищников, но с ростом технических возможностей и навыков человека (по освещению, отоплению и др.), росло число и помещений в доме, оформлялось их зонирование. Современные представления о комфорте дома включают в себя как пространственные предпочтения (в виде числа жилых и досуговых помещений), так и оптимальное ресурсопользование, автономное энергообеспечение и экологическую чистоту дома и придомовой территории. Размеры этой территории имеют важное значение для современного малоэтажного строительства.

XX век стал переломным для отечественного деревянного домостроения. Объемы индивидуального строительства бревенчатых домов резко сократились, с 1920 годов стало развиваться промышленное производство и массовое строительство брусчатых многоквартирных домов, т. н. бараков, используемых в качестве жилфонда для персонала строящихся объектов индустриализации страны. В период восстановления страны после Великой Отечественной войны типология деревянного домостроения расширилась за счет щитовых и каркасных домов, а к концу столетия – деревянно-панельных жилых зданий.

Парадокс: типологическое разнообразие стало входить в явное противоречие с главным предназначением современного малоэтажного дома для человека – обеспечением длительного и удобного проживания в собственном доме. Суть этого предназначения сформулирована в триаде: прочность, польза, красота.

Стремление к быстрому и масштабному удовлетворению потребности людей в собственной жилплощади происходило в условиях жестких нормативных ограничений со стороны государства: по количеству этой жилплощади на одного человека, по расходу древесины на 1 м2 площади дома, по затратам труда и стройматериалов на изготовление и строительство домов. В итоге эти ограничения игнорировали суть означенной выше триады и потребности современного человека.

Многовековая практика использования древесины в жилищном строительстве свидетельствует о явных достоинствах этого материала не только в основных регионах страны с достаточными ресурсами древесного сырья, но и при создании малоэтажных жилых зданий со стенами из других строительных материалов (камни, кирпич, железобетон и др.). Для обустройства дома и обеспечения нормальных условий проживания в нем используется большое число изделий и деталей из древесины (полы, окна и двери, крыша и др.); доля этих деталей и изделий в общей стоимости необходимых материалов и смете строительства домов составляет около 40%.

Древесина, в основном хвойных пород, обладает отличными прочностными свойствами и применяется для несущих конструкций дома. Она используется в качестве ограждающих элементов дома, например, в виде наружной и внутренней обшивки стен, плинтусов, наличников и т. п. деталей, обеспечивая экологию жилых помещений. Архитектурно-декоративные детали (козырьки, лобовые доски и полотенца, наружные наличники и др.), изготавливаемые из древесины мягколиственных пород, придают дому оригинальный вид и красоту его экстерьера. Известно, что строительство деревянного дома почти на четверть дешевле строительства кирпичного. С учетом принятого правительством решения о льготном кредитовании покупателей деревянных домов этот фактор имеет важное значение для современного отечественного домостроения.

К несомненным достоинствам домов, в строительстве которых используются древесные материалы, – высоким техническим характеристикам древесины, финансовой выгоде по сравнению со строительством сооружений из других материалов, следует добавить экологическую безопасность домов1. Значимость этого фактора для покупателей малоэтажных домов подтверждается массовым строительством сезонных дачных деревянных домов жителями крупных городов и усиливающимся оттоком горожан, особенно пожилого возраста, в пригородные районы с покупкой или строительством в этих районах деревянных домов.

Конец прошлого века и начало XXI века ознаменовались значительными переменами в отечественном малоэтажном жилищном строительстве. Прежде всего ушли в прошлое действовавшие ранее ограничения по нормативам площади, используемым материалам и др., осталось лишь небесспорное ограничение по высотности зданий – не более трех этажей, которое постепенно деформируется мировой и отечественной практикой. В сформировавшейся и развивающейся сегментации малоэтажного жилфонда это ограничение значимо лишь для элитарных малоэтажных домов, а для массового, т. е. доступного жилфонда оно представляется нормальным.

Кардинально изменилась типология малоэтажных домов. В деревянном домостроении приоритетными стали брусчатые и каркасные дома, щитовые и панельные заметным спросом не пользуются. Развитие типологии активизировало применение новых изделий из деревянного клееного бруса и оцилиндрованных бревен. Типологическое разнообразие деревянных домов потребовало их каталогизации и поиска решений по проектному обеспечению не только дома, но и всего участка застройки. Это направление видится наиболее перспективным и востребованным потенциальными покупателями, формирующим новый вид деревянного домостроения – усадебное жилище.

Появились и активно развиваются новые технические средства инженерного обеспечения малоэтажных домов. Их применение позволяет не только улучшить энергоэффективность жилфонда и экономить энергоресурсы, но в перспективе привести к распространению автономных систем жизнеобеспечения дома, т. е. АСЖО, что сможет обеспечить переход нового малоэтажного жилфонда усадебного типа в категорию активных домов – не только энергонезависимых, но и поставляющих излишки энергии и тепла в общекоммунальные сети.

Реальные и потенциальные возможности отечественного деревянного домостроения, учитывающие богатые национальные и региональные традиции и сегодняшнее разнообразие предпочтений людей, определяют перспективно устойчивое развитие этого сегмента малоэтажного жилищного строительства на ближайшие десятилетия в новых типологических решениях, прежде всего – в форме доступного усадебного жилища. Устойчивость этой тенденции должна быть обеспечена решениями ряда ключевых задач, составляющих проблемное поле будущего деревянного домостроения.

Проблемное поле деревянного домостроения

Сегодняшние темпы жилищного строительства в нашей стране явно не соответствуют реальным потребностям людей и потенциальным возможностям страны. Обеспеченность жильем в России, по данным Минстроя РФ, составляет сейчас около 25 м2 на одного человека, в Европе он существенно выше. Например, не менее 39 м2 в Финляндии, до 74 м2 в Норвегии. В Китае этот показатель сейчас – 30 м2 на человека, что достигается прежде всего за счет строительства многоэтажных домов: в стране ежегодно вводится до 3 мжилья в пересчете на человека. Россия по плотности населения и принципам территориального развития кардинально отличается не только от Китая, но и от большинства европейских стран. Поэтому наша страна, образно говоря, обречена на масштабное развитие малоэтажного жилищного строительства. Но для прорывной реализации этой стратегически важной задачи и для использования имеющихся потенциальных возможностей необходимо решение ряда ключевых проблем. Три основные проблемы, затрудняющие развитие малоэтажной застройки, и пути их решений автором рассмотрены в нескольких статьях, опубликованных в журнале "ЛесПромИнформ«2. Коротко напомню их содержание.

Суть проблемы дефицита госрегулирования:

  • не определены статус и значимость направлений развития отечественной малоэтажной застройки, которые должны быть регламентированы государственными документами (ФЗ «О малоэтажном жилищном строительстве» или Стратегией развития малоэтажного жилищного строительства, или Указом Президента, или другим правовым документом государственного уровня);
  • нет современной и комплексной нормативной базы в виде ГОСТ, СП и т. п. документов, обеспечивающих требуемые параметры безопасности и качества малоэтажного жилфонда на всех его стадиях (от проектирования до эксплуатации), учитывающей реальную и перспективную сегментацию малоэтажного жилфонда, определяющей правила оптимальной застройки малоэтажных жилищ и устанавливающей систему взаимоотношений и ответственности всех участников цикла существования малоэтажного жилфонда;
  • отсутствует определение оптимального соотношения многоэтажного и малоэтажного жилфонда с учетом региональных особенностей страны, т. е. нет рациональных параметров урбанизации России;
  • в стране не ведется градостроительная деятельность с учетом приоритетного развития малоэтажной застройки, нет соответствующих изменений в Градостроительный кодекс РФ;
  • требуется регламентировать порядок выделения и предоставления земельных участков для малоэтажной застройки, который должен учитывать степень освоенности конкретных территорий, плотность новопоселенческой и внепоселенческой застройки, виды хозяйственной деятельности на придомовых участках, необходимый уровень инфраструктурного обеспечения района застройки и другие факторы, и развенчать миф о том, что в России дефицит земель для малоэтажного домостроения;
  • необходимо введение льготных условий кредитования и налогообложения малоэтажного домостроения; движение в этом направлении уже начато с принятием решений по кредитованию деревянного домостроения и может быть усилено введением отложенного налогообложения на недвижимость, субсидированием строительства активных и пассивных (по энергопотреблению) малоэтажных домов и другими финансово-экономическими мерами;
  • следует создать программу организации производства систем автономного обеспечения жизнедеятельности малоэтажного жилфонда на основе альтернативных источников энергии (солнца, ветра, тепловых насосов, биогазовых установок и т. д.), что не только важно для энергообеспечения жилищ, но и для улучшения экологии всей малоэтажной застройки;
  • необходимо установить оптимальные значения тарифов на перевозки лесо- и пилопродукции из лесоизбыточных в лесодефицитные регионы страны, что принципиально важно для развития не только домостроения, но и всего жилищного строительства.

Ключевым в ряду вышеизложенных проблем является отсутствие основного государственного правового документа по малоэтажному домостроению.

Притчей во языцех давно стала пожаробезопасность деревянных домов. Да, Русь горела испокон веков: выгорали дотла деревни и села, малые и большие города, горела Москва, когда в ней все здания и жилые дома были по большей части деревянными.

Строительство каменных и кирпичных зданий, казалось бы, избавило столицу от этой беды... вплоть до 1812 года. Следует заметить, что в том московском пожаре горели все здания, а не только деревянные. Значит, дело вовсе не в горючести древесины – или не только в ней?

Следует учитывать внешние и внутренние причины пожароопасности деревянных домов. Независимо от первоисточника пожара (поджог дома или его внутреннее возгорание в результате дефекта печной или каминной кладки, удара молнии и др.) основной внешней причиной быстрого распространения огня на соседние дома является высокая плотность застройки, ее хаотичность и скученность, горючести кровельных материалов (теса, дранки, особенно – камыша и соломы). Использование листового железа (сначала для обустройства крыш богатых домов), а позже – черепицы, позволило существенно уменьшить число пожаров в поселениях, однако высокая плотность застройки не исключила массовых пожаров. Именно внешние причины сформировали ментальное отношение к деревянным домам как ненадежному и недолговечному малоэтажному жилфонду, что сказывается на покупательском спросе, который будет меняться при решении проблем госрегулирования в части пожаробезопасности малоэтажного жилфонда и объективном информировании людей по критериям выбора и содержания деревянного дома3. К внутренним причинам пожароопасности деревянных домов следует отнести конструктивные особенности здания и несоблюдение элементарных правил содержания сооружений.

Многочисленные примеры долговечности и пожарной безопасности деревянных домов и храмовых сооружений являются подтверждением этих основных положений. Характерно, что сохранившиеся деревянные дома последних двух веков, представленные на региональных выставках деревянного зодчества, доставлены на эти выставки не из нынешних поселений, а преимущественно из их окрестностей с одиночно стоящими домами, что исключало внешние причины пожара. Тем самым вековая практика малоэтажного домостроения определяет значимость плотности застройки для обеспечения пожаробезопасности деревянных домов. Это подтверждается и сохранностью многих деревянных церквей; в этом смысле примечательным примером является древний деревянный храм в Японии, построенный около 1400 лет назад.

Конструкции деревянного дома, прежде всего – несущие, обеспечивающие устойчивость здания при пожаре и возможность спасения людей в течение нормативного времени (не менее 30 мин), должны состоять из деталей крупного сечения (ок. 100×100 мм), сохраняющих прочность в течение 40–50 мин за счет медленного горения и обугливания. Европейские домостроители защищают несущие деревянные конструкции огнестойкими лаками, что более эстетично и эффективно, чем отечественная практика пропитки антипиренами.

По статистике европейских страховых компаний, деревянные сооружения не являются самыми пожароопасными, к области повышенности риска относятся все малоэтажные дома с разными стеновыми материалами. Степень пожароопасности дома определяется его конструктивными особенностями, наличием систем предупреждения и тушения возгораний и соответствием требованиям соблюдения правил пожарной безопасности. На этой основе рассчитывают пожарные риски и, как следствие, стоимость страхового полиса, без которого, кстати, не оформляется право собственности дома как недвижимости.

Обо всех этих правилах и нюансах должен иметь полную информацию покупатель деревянного дома. Право на подобную информацию предусмотрено отечественным законом «О защите прав потребителей», который обязывает продавца дома предоставлять покупателю эту информацию (в виде паспорта продукции). Но этот закон, к сожалению, давно и упорно игнорируется федеральными строительными ведомствами, что негативно влияет на обеспечение пожаробезопасности именно деревянных домов как ментально ненадежных жилых зданий. Обязательное наличие паспорта деревянного дома, как и подобного документа для других малоэтажных зданий, должны обеспечить структуры малоэтажного домостроения, что должно повысить привлекательность их продукции на жилищном рынке.

Самоорганизация структур деревянного домостроения является актуальной проблемой, решение которой имеет важное значение для перспектив развития этого вида малоэтажного домостроения4. Объединение структур деревянного домостроения – от крупных компаний до индивидуальных предпринимателей – весьма необходимо для эффективного решения текущих и перспективных проблем, а именно:

  • активного профессионального участия в подготовке мер госрегулирования разного уровня (от федеральных нормативно-правовых документов до отстаивания интересов домостроителей в министерствах и ведомствах);
  • организации изучения и формирования спроса на современные деревянные дома;
  • совершенствования форм организации производства домов и технологий их изготовления;
  • постоянного и системного мониторинга состояния построенных домов, включая не только отзывы покупателей, но и инструментальные исследования эксплуатационных показателей зданий и их длительные натурные испытания;
  • формирования методически и экономически обоснованных оценок новых конструкций и материалов для деревянного домостроения по критериям безопасности, качества и долговечности домов, а не только по критериям сокращения затрат на отдельных стадиях их создания, например, только лишь при строительстве дома;
  • создания системы подготовки и переподготовки (повышения квалификации) специалистов и рабочего персонала для домостроительных предприятий на основе долгосрочных договоров с высшими и средними учебными заведениями и постоянной аттестации работников;
  • подготовки и рекламирования каталогов не только деревянных домов, но и усадебных жилищ на их основе;
  • активного участия в разработке и внедрении госпрограммы производства и применения систем автономного жизнеобеспечения усадебных жилищ и малоэтажных домов;
  • издания информационно-справочного бюллетеня или журнала, необходимого производителям и потребителям (покупателям) деревянных домов.

Перечисленные проблемы отечественного деревянного домостроения – не перечень неразрешимых задач, а список необходимых мер разного уровня, системная реализация которых обеспечит перспективно устойчивое развитие этого сектора малоэтажного жилищного строительства.

Завтра деревянного дома

Будущее деревянного домостроения органично зависит и определяется будущим страны и ее граждан. Развитие социально-экономических условий в России должно соответствовать конституционным приоритетам государства – обеспечению безопасности и качества жизни людей, которое немыслимо без современного жилища.

Учитывая исторические традиции отечественного жилищного строительства, региональные и климатические особенности нашей страны, осознание населением преимуществ собственного комфортного жилища, экологические проблемы мегаполисов, потенциальные материально-сырьевые и территориальные (земельные) возможности страны, решению означенной государственной задачи в наибольшей степени соответствует многоэтажное жилищное строительство, которое должно соответствовать ряду важных критериев. Это:

  • во-первых – новые принципы малоэтажной застройки, обеспечивающие минимальную плотность, т. е. максимальную землеемкость застройки, что позволит обеспечить снижение рисков пожароопасности. Введение этих новых принципов необходимо и возможно при ново- и внепоселенческой застройке малоэтажными жилищами; оно учитывает не только хозяйственную деятельность людей на придомовых земельных участках, что было характерно для массового дачного освоения скудных 6–10 «соток» земли, но и полноценное проведение досуга в малоэтажных жилищах, помимо ведения хозяйства;
  • во-вторых – обеспечение экологической безопасности собственных малоэтажных жилищ, что достигается путем максимального использования изделий из цельной древесины при строительстве дома, причем, конструкции несущих стен могут быть изготовлены из разных материалов: важно обеспечить решающую роль древесины в интерьере дома. В большинствее регионов страны приоритетно соответствуют этому положению именно деревянные дома, т. е. брусчатые и бревенчатые;
  • в-третьих – малоэтажные жилища и дома должны обладать высокой энергоэффективностью, что обеспечивается за счет обязательной эксплуатации автономных систем жизнеобеспечения (АСЖО), использующих возобновляемые источники энергии и положительно влияющие на экологию жилищ за счет утилизации бытовых и хозяйственных отходов;
  • в-четвертых – проектное обеспечение должно ориентироваться на обустройство всего участка застройки, а не только на строительство самого дома и учитывать экологию всего жилища, его гармоничность и плотность застройки;
  • в-пятых – требуется обеспечить координацию и конструктивное взаимодействие органов власти и самоорганизованного сообщества домостроителей.

Перечисленные положения определяют новый тип малоэтажной застройки – усадебные жилища. Именно этот тип застройки будет соответствовать и приоритетам государства, и предпочтениям людей. Основой или доминантой подобного жилища в большинстве регионов страны будет именно деревянный дом – комфортный, красивый и экономически доступный.

Виктор Кислый,
директор фирмы «МП „ДОМ“», канд. техн. наук