Партнеры журнала:

Отрасль

Защитник и кормилец

Леса сыграли большую роль в завоевании Великой Победы, 75-летие которой мы отмечаем в этом году. Их можно назвать настоящими защитниками Родины – огромные запасы «зеленого золота» стали одним из тех ресурсов, которые позволили фронту и тылу выстоять в борьбе с фашистскими захватчиками.

Когда началась Великая Отечественная война, тысячи российских лесоводов ушли защищать Родину. Четыре тяжелейших года они самоотверженно сражались на фронтах. А дома тем временем не прекращалась лесохозяйственная деятельность. Вставших под ружье лесоводов заменяли женщины и дети. Пришлось привлечь и старые кадры лесоохраны. Конечно, силы были неравные, но леса в военное лихолетье они не только приводили в известность, но и спасали от пожаров, лечили от вредителей и заболеваний.

С августа 1941 года даже в тылу действовал режим военного времени и была установлена жесткая трудовая дисциплина. Кроме того, введена трудовая повинность, предусматривающая общественные работы, уборку урожая в совхозах, другие виды деятельности.

Фронт тем временем потребовал максимальной мобилизации сил и средств. Оккупация Донбасса и захват фашистами Подмосковного угольного бассейна сорвали обеспечение многих организаций и учреждений столицы основным топливом – каменным углем. В связи с этим резко выросла потребность в древесине.

Дрова стали основным топливом как для жилищно-коммунального хозяйства, так и для железнодорожного и речного транспорта, промышленных предприятий. Так, в 1941 году Москва получила 3,8 млн м3 дров, а за осенне-зимний сезон 1942–1943 годов – уже 6 млн м3, что позволило снабдить топливом не только столицу, но и 11 железных дорог Московского узла, отрезанных от Донецкого и Подмосковного угольных бассейнов.

Для этого работникам отрасли пришлось выявить в центральных районах европейской части России хвойные массивы с наибольшим запасом древесины на минимальной площади. Настало время открывать «кладовые» леса.

Женщины, заменившие ушедших на фронт мужчин-таксаторов, занимались обследованием лесов для определения запасов и отвода лесосек для заготовки сортиментов, пригодных для военных нужд. Так, оружейные болванки, из которых делали ружейные приклады, изготавливалась из лиственных пород, фанерные крылья легендарных бомбардировщиков У-2 делали из березы. А ель шла на лыжи для зимней экипировки.

Все больше древесины требовалось для строительства оборонительных укреплений фронта, производства тары для боеприпасов. Целлюлозно-бумажная промышленность, продукция которой в те годы обеспечивала сырьем пороховые и другие специальные заводы, также нуждалась в качественной древесине.

Огромные перерубы в отечественных лесах были неизбежны. Только в Московской области по главному пользованию в 1941–1945 годах было вырублено 26 млн м3 древесины. Для восстановления древостоя вокруг столицы после войны было принято решение отказаться от сплошных рубок в подмосковных лесах. Этот режим лесопользования действует до сих пор.

Угроза топливного голода нависла и над осажденным Ленинградом. В блокадную зиму обеспечение топливом городского хозяйства и оборонной промышленности стало вопросом жизни. Дрова заготавливали в лесопарковой зоне города, часто под вражескими обстрелами. Уже в первые месяцы после организации лесозаготовок город получил 55 тыс. м3 дров.

После снятия блокады в 1943 году заготовка древесины для Северной столицы велась не только в близлежащих лесах, но и в Вологодской области, и в этом же году город получил 10 млн м3 лесоматериалов. Всего за годы войны силами вологодских лесоустроителей было приведено в известность и отведено для заготовки примерно 3 млн га лесов. Рубили в основном вдоль важного железнодорожного направления Котлас – Воркута, чтобы скорее доставить на фронт отборную древесину. За четыре года близ этой трассы проведены инвентаризация лесов на площади 1,7 млн га и обследования по выявлению запасов ценных сортиментов на 600 тыс. га. Тогда и речи не было о каких-либо ограничениях – заготовки велись не по разрешенным объемам изъятия древесины, а по потребности. Все делалось для победы.

Специалисты отрасли занимались как заготовкой дров и деловой древесины, так и выполнением различных военных заказов. Например, лесхозы обеспечивали потребности кожевенной отрасли в дубильном корье и лубе, резиновой промышленности – в коре бересклета, производили древесный уголь и деготь, заготавливали смолу, лекарственное сырье.

В целом за годы войны было вырублено более 1,1 млн га, погибло более 240 тыс. га молодых культур, уничтожено до 1,8 тыс. лесных питомников и плантаций. Это обусловило сильное ухудшение состояния лесов. Но, не дожидаясь окончательного разгрома фашистов, уже в 1944 году советские лесоводы стали приводить свои хозяйства в порядок. На освобождаемых территориях велась расчистка лесов от захламления и мин, проектировались новые питомники, необходимые для развертывания лесокультурных работ.

Для восстановления лесного хозяйства необходимы были высококвалифицированные кадры. Возобновили работу Московский, Брянский, Воронежский лесотехнические институты. В Ленинград из эвакуации вернулась Лесотехническая академия, восстановили деятельность многие отраслевые техникумы.

В 1944 году для определения состояния и возможностей естественного возобновления на вырубках 1939–1943 годов Главлесоохрана организовала повсеместные обследования сплошных вырубок силами лесхозов. Так, в Архангельской области провели ревизию всей системы управления лесным комплексом и на ее основе составили рекомендации всей отрасли.

В октябре 1945 года на лесную службу стали возвращаться демобилизованные лесоводы, лесоустроители, таксаторы. Послевоенной стране требовалось немало древесины. Для того чтобы быстрее справиться с разрухой, в 1947 году была сформирована единая вертикальная система лесного хозяйства, состоящая из лесничеств, лесхозов, областных управлений во главе с отраслевым министерством. В ее ведение передавались все леса, ранее относившиеся к разным ведомствам, и лесообеспечение народного хозяйства страны стало ее обязанностью.

После тяжелых военных лет необходимо было срочно произвести учет лесных площадей, пострадавших от нашествия фашистов, и массивов с сохранившимися запасами спелого древостоя. Руководство страны обратилось к работникам отрасли с призывом восстановить лесное хозяйство за ближайшую пятилетку. И отечественные лесоводы справились с этой задачей.

Текст Иван Якубов