Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Выставки, семинары, конференции

Ассоциация мебельщиков за хорошие законы!

В Торгово-промышленной палате РФ прошло первое расширенное заседание Подкомитета по мебельной промышленности, производству древесных плит и фанеры Комитета по развитию лесной промышленности и лесного хозяйства. Вела заседание Ольга Гурлева, председатель подкомитета, генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России.

Заседание существенно затянулось, поскольку члены подкомитета вынесли на повестку дня целых пять вопросов. С первыми двумя − утверждение плана работы подкомитета на 2006 год и избрание ответственного секретаря подкомитета (им стала Светлана Кржижановская, вице-президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности) − разобрались быст­ро. Большую часть времени заняло обсуждение проекта специального технического регламента «О безопасности продукции деревообработки» применительно к условиям работы предприятий по производству древесных плит и фанеры с учетом требований по безопасности мебели. По данному вопросу, вызвавшему бурные дискуссии, выступил заместитель генерального директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Андрей Дмитриевич Шнабель.

А. Д. Шнабель напомнил, что федеральный закон «О техническом регулировании», вступивший в действие с 01 июля 2003 года, является одним из важнейших элементов реформирования экономики страны в рыночных условиях, поскольку направлен он на коренное реформирование сис­темы стандартизации, гармонизацию ее с мировой системой, в том числе европейской. В настоящее время ведется интенсивная работа по реализации действующего закона, в первую очередь в части разработки технических регламентов, ведь они, во-первых, являются фундаментальной базой для новой системы стандартизации, а во-вторых, имеют статус федеральных законов, поэтому должны быть проработаны особенно тщательно.

Важнейшим для лесопромышленного комплекса является технический регламент «О безопасности продукции деревообработки», который определяет нормы безопасности целого перечня продукции, начиная от круглых лесоматериалов и заканчивая спичками. Естественно, сюда же входят фанера и древесные плиты. Этот технический регламент прошел публичные слушания, согласован с рядом федеральных органов и в июле 2006 года уже должен быть представлен в правительство. Однако Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России сомневается в том, что проект готов к утверждению в качестве закона.

Прежде всего, обращает на себя внимание скудный перечень продукции деревообработки, являющейся объектом технического регулирования. Например, из столярных изделий в качестве объектов регулирования обозначены только блоки оконные деревянные в сборе и блоки дверные балконные деревянные для жилых и общественных зданий. Нет даже упоминания о межкомнатных и наружных дверях, полах, паркете и т.д. Неясные определения даны фанере и фанерной плите, что ведет к трудностям в определении критериев безопасности использования данных видов продукции. Да и в целом, по словам А. Д. Шнабеля, продукция деревообработки классифицирована небрежно, поверхностно, поэтому данная классификация не может служить основой для установления критериев безопасности.

Статья 8 закона «О техническом регулировании» предусматривает два вида технических регламентов: общие и специальные. При этом пункт 4 статьи четко определяет, что общие технические регламенты принимаются «по вопросам безопасности эксплуатации машин и оборудования, зданий, строений, сооружений и безопасного использования прилегающих к ним территорий, пожарной безопасности, биологической безопасности, электромагнитной совместимости, экологической безопасности, ядерной и радиационной безопасности». Пункт 5 этой статьи определяет, что специальные технические рег­ламенты должны содержать только те требования безопасности, которые не охватываются общими техническими регламентами. «Тогда почему более 2/3 технических регламентов „По безопасности продукции деревообработки“ (18 страниц из 29) занято требованиями к безопасности процессов производства продукции деревообработки?» − удивляется докладчик. Совершенно очевидно, что разработчики технического регламента на продукцию деревообработки не могли (да и закон не требовал от них) включить все многообразие правил, отнесенных к общим техническим регламентам. В любом случае, эта глава из технического регламента по безопасности продукции деревообработки должна быть исключена − к такому выводу пришли в ассоциации. В соответствии с теми же требованиями закона «О техническом регулировании» должен быть исключен пункт 3 статьи 5, касающийся нормативов содержания радионуклидов в изделиях деревообработки. Эти нормативы также относятся к общим техническим регламентам.

Важнейшими показателями безопасности древесных плит (и мебели) являются нормативы выбросов химических веществ в воздушную среду, в первую очередь формальдегида, а также собственно содержание формальдегида в древесных плитах, по которому определяется класс материала − Е1 или Е2. В законе «О техническом регулировании» сказано, что техническое регулирование должно соответствовать интересам национальной экономики, а также международным нормам и правилам (ст. 7, п. 12). Кроме того, статья 3 закона требует соответствия технического регулирования уровню национальной экономики, развитию материально-технической базы и уровню научно-технического развития.

Если обратиться к международным стандартам, то они содержат следующие нормативы по формальдегиду для плит класса Е-1: содержание формальдегида в 100 г абсолютно сухой плиты меньше или равно 8 мг; для класса Е-2 − больше 8, но меньше или равно 30 мг/100 г абсолютно сухой плиты. Эмиссия формальдегида из плиты при испытании камерным методом должна быть меньше или равна 0,124 мг/м3 воздуха. Проект технического регламента «О безопасности продукции деревообработки» гармонизирует норматив по содержанию формальдегида в плите с международной нормой, т. е. для класса Е-1 − 8 мг/100 г абсолютно сухой плиты (в настоящее время действует норма 10 мг/100 г плиты).

«Для эмиссии же формальдегида из плиты в проекте совершенно безосновательно, − подчеркнул докладчик, − установлена норма в 0,01 мг/м3 воздуха, т. е. жестче действующей международной в 12,5 раза. Причем в первой редакции проекта технического регламента этот норматив предусматривал 0,124 мг/м3 воздуха». В чем здесь дело?

А. Д. Шнабель считает, что фактически получилась подмена норматива. Норматив в 0,01 мг/м3 воздуха установлен как временный ПДК для воздушной среды жилых и общественных зданий. Это показатель интегральный, учитывающий эмиссию химических веществ из всей совокупности предметов, строительных и отделочных материалов, внешнего фона, формирующих воздушную среду в помещении, и устанавливающий предельно допустимые уровни концентрации с учетом всех факторов. И ничего общего к нормативам эмиссии из плиты он не имеет.

По международным нормативам работают все страны Европы. Этим нормативам соответствуют плиты, импортируемые в Россию (т. е. 15% всех плит, потребляемых в стране). Этому нормативу соответствует материал, из которого произведена импортируемая мебель (около 40% мебели, реализуемой на рынке России).

Показатель в 0,01 мг/м3, по мнению докладчика, представляет опасность для предприятий-производителей плит, ведь он дает основания для различного рода злоупотреблений со стороны недобросовестных должностных лиц, которые могут даже приостановить работу компаний, чья продукция не отвечает данной норме. Ассоциация считает, что «нормативы по содержанию формальдегида и эмиссии его из плитных материалов должны быть гармонизированы с международными, чтобы прекратить произвол со стороны органов надзора».

По мнению членов ассоциации, в проекте регламента также неудов­летворительно определены показатели для фанеры по скалыванию по клеевому слою. Известно, что фанера по своим свойствам делится на две группы в зависимости от клея, применяемого при ее производстве − для использования внутри зданий и для наружного потребления. Поэтому показатель предела прочности при скалывании по клеевому слою определяется для одного вида фанеры после вымачивания образцов в воде при комнатной температуре (фанера для использования внутри помещений), а во втором случае − после кипячения образцов в воде. В проекте такого различия не делается, а это − важнейшая характеристика материала для применения в различных конструкциях.

Вывод, к которому пришли участники заседания: проект технического регламента должен быть коренным образом переработан, причем в качест­ве основы раздела регламента «По безопасности продукции деревообработки» можно было бы использовать подготовленный ассоциацией проект технического регламента «По безопасности древесных плит».

На заседании подкомитета А. Д. Шнабель, по сути, был главным докладчиком, ибо ему предстояло еще одно выступление − по вопросу о проекте отраслевого соглашения по лесопромышленному комплексу Российской Федерации на 2006−2008 годы (между ЦК Проф­союза работников лесных отраслей Российской Федерации и работодателями).

Как подчеркнул А. Д. Шнабель, с переходом России на рельсы рыночной экономики одной из первостепенных задач, обеспечивающих устойчивое развитие народного хозяйства, стало налаживание социального партнерства между работодателями и работниками. Главная роль в этом процессе со стороны работников всегда отводилась проф­союзам, в данном случае − Профсоюзу работников лесных отраслей РФ, его центральному комитету и региональным отделениям. По инициативе отраслевого профсоюза, начиная с 1992 года социальное партнерство между работниками и работодателями оформляется в форме Федерального отраслевого соглашения по лесопромышленному комплексу Российской Федерации. Соглашение пересматривается каждые два года и устанавливает для работников лесопромышленного комплекса трудовые, правовые и социальные нормы и гарантии со стороны работодателей, при этом сторону работодателей до последнего времени представлял лишь Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России.

Отраслевые и региональные ассоциации и союзы, работающие в секторе глубокой переработки древесины, по словам докладчика, к разработке и подписанию этого соглашения не привлекались. В условиях политической и экономической нестабильности в стране ранее действовавшие соглашения в большей степени носили формальный характер, не учитывали фактическое финансовое положение большинства предприятий, да и значительная часть предприятий даже не знала о существовании таких соглашений. Вместе с тем за последние годы произошли изменения в законодательной базе. Например, был принят закон «О добровольных объединениях работодателей», ряд положений относительно соглашений содержит и новый Трудовой кодекс.

Все это должно повысить ответственность работодателей и заставить их выполнять принятые соглашения, а сами соглашения, в свою очередь, должны более тщательно учитывать возможности предприятий в обеспечении социальных гарантий.

Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России в течение 2005 года вела работу с ЦК проф­союза по согласованию отраслевого соглашения на 2006−2008 годы. Воп­росы об отраслевом соглашении рассматривались на общем собрании 7 апреля 2005 года и на заседании Президентского совета ассоциации 14 июля 2005 года.

Одно из ключевых положений соглашения касается определения тарифной ставки рабочего первого разряда, которая установлена в размере прожиточного минимума на территории расположения предприятий. При решении этого вопроса нужно иметь в виду, что предприятия лесопромышленного комплекса разбросаны по территории России, большинство из них относятся к категории средних и мелких и расположены в «депрессивных» районах, где уровень средней заработной платы незначительно выше прожиточного минимума. Поэтому определение ставки для первого разряда должно базироваться на МРОТ и соответственно индексироваться.

В результате рассмотрения проек­та соглашения на местах предприятия ассоциации предложили исключить как невыполнимые более трети социальных гарантий. Это касалось выплат за выслугу лет и почетное звание, уровня заработной платы специалистам и служащим, размеров доплат за классность водителям, оплаты проезда к местам отдыха и путевок, выплат дополнительных пособий по инвалидности и т.д. Общее мнение относительно проекта соглашения, пожалуй, лучше всего выражено в заключении Сыктывкарского фанерного завода: «Выполнение предложенного варианта соглашения в полном объеме несет дополнительную финансовую нагрузку даже для нашего, достаточно успешного предприятия. Более слабые в финансовом отношении предприятия не смогут присоединиться к выполнению соглашения».

Учитывая мнения представителей промышленности, Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России совместно с Российской ассоциацией организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности (РАО «Бумпром») подготовила проект отраслевого соглашения. При подготовке проекта исходили из того, что отраслевое соглашение в основном должно носить рыночный характер в определении перечня и размеров социальных гарантий. Конкретные размеры и перечень гарантий каждое предприятие совместно с профсоюзной организацией должны определять и реализовывать через коллективный договор.

Однако предложение ассоциации и РАО «Бумпром» ЦК профсоюза не принял. Федеральное отраслевое соглашение на 2006−2008 годы ЦК профсоюза подписал с Союзом лесопромышленником и лесоэкспортеров России. При этом Ассоциация мебельщиков и деревообработчиков считает, что Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров, позиционирующий себя как общероссийское отраслевое объединение работодателей, не имеет юридического права подписывать этот документ от лица всего лесопромышленного комплекса России. Пока же ассоциация намерена просить ЦК профсоюза не регистрировать соглашение в Мин­здравсоцразвитии РФ, пересмотреть его и подписать проект соглашения с ассоциациями и союзами лесной промышленности.

И, наконец, последний вопрос, рассмотренный на расширенном заседании, касался участия предприятий и организаций мебельной промышленности, по производству древесных плит и фанеры в ежегодном конкурсе ТПП РФ на соискание национальной премии в области предпринимательской деятельности «Золотой Меркурий». По этой теме выступил главный эксперт Департамента по работе с объединениями предпринимателей ТПП РФ Владимир Юртеев.

Иветта КРАСНОГОРСКАЯ