Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Белая тайга

Неизвестное богатство России

Белые березы - прекрасные деревья северных лесов с гладкой белой корой - встречаются по всей бореальной зоне, но в наши дни для всего мира они стали устойчивым символом России. Белые стволы с черными отметинами - такой же привычный и обязательный атрибут России, как Кремль, водка и матрешка. О них поют песни, воспевают в стихах, пишут картины. В Сибири связь белой березы с Россией имеет свои особенные исторические корни. В преданиях местных народов Южной Сибири появление белых берез связывают со «следами белого царя» - появившимися с приходом русских поселенцев в XVI - XVII в. в.

Конечно, белые березы были в Сибири задолго до освоения ее русскими. Но в таежной зоне они занимали скромное место деревьев-пионеров, встречаясь отдельными особями или малыми группами на безбрежных просторах хвойных лесов. Русские поселенцы - крестьяне-хлебопашцы - расчищали лесные площади под поля и посевы, рубили лес на строительство домов, на дрова и многочисленные хозяйственные нужды. Хвойный лес отступал, и его место занимали вторичные леса, основной доминантой которых была белая береза. Из незаметной лесной скромницы береза превратилась в дерево, определяющее облик нового, измененного человеком ландшафта Сибири, покоренной русскими.

В то же время с развитием лесного хозяйства в конце XIX века возникает и крепнет негативное отношение к березе как к сорной лесной породе, подлежащей искоренению и замене более ценными хвойными деревьями. Такой взгляд на березу с точки зрения продукции древесины поддерживался научными разработками, закреплялся в учебных программах лесных ВУЗов. Пренебрежительное отношение к березе и березовым лесам перешло и в природоохранную деятельность - крайне редко березовые леса упоминаются как объект, достойный заботы и охраны.

Но так ли бесполезно это дерево для человека? Если видеть в лесу нечто большее, чем древесину, то даже с точки зрения потребителя ситуация меняется.

Хорошо известен березовый деготь - продукт перегонки коры. Помимо его хозяйственного использования, наиболее тесно связанного с традиционным крестьянским хозяйством, деготь известен в медицине, и его популярность как природного лекарственного средства возрастает в наше время. Березовые почки давно используются как средство официальной медицины, а без березовых веников немыслима русская баня. Березовые дрова - самые популярные на Юге Сибири. Из березовой древесины получают древесный уголь высшего качества (в том числе и для медицинских целей). Береза - основное сырье фанерного производства. Но, пожалуй, самое важное и заметное значение имеет береза в прикладном искусстве местных народов. Прочная белая древесина охотно используется до настоящего времени для изготовления домашней утвари и игрушек, а береста - внешняя, плотная и прочная, часть березовой коры - широко известна как материал для плетения сосудов, корзин, коробов, для изготовления обуви и украшений. Как видно даже из этого краткого перечня, береза занимает достойное место в хозяйстве местного населения.

В лесостепной зоне Западной Сибири березовые леса занимают особое положение. Это единственное место в мире, где на равнинной территории обитают первичные, коренные березовые леса. В условиях лессовых равнин и умеренно холодного и сухого климата западносибирской лесостепи береза получает конкурентное преимущество перед всеми хвойными и лиственными породами и образует устойчивые насаждения, сочетающиеся в ландшафте с открытыми участками сухих лугов. К северу лесостепной зоны доля лугов в ландшафте сокращается, березовые леса смыкаются, образуя своеобразную подзону березовых лесов, иногда называемую «белой тайгой». Березовые перелески лесостепи играют важную ландшафтную роль. Снижая скорость ветра, они предохраняют открытые участки от ветровой эрозии. Задерживая и накапливая снег в зимнее время, создают запас влаги на лето. В жаркие летние дни дают тень и прохладу для зверей и птиц.

В рамках проекта, поддержанного ТАСИС, сотрудники Сибирского экологического центра провели обследование лесостепных березовых лесов в нескольких районах Новосибирской области, чтобы оценить их значение, современное положение и проблемы, связанные с их использованием.

Современный лесостепной ландшафт сильно изменен хозяйственной деятельностью. Леса сохранились лишь небольшими массивами на неудобьях, в логах и западинах. Обследование этих небольших лесных массивов дало удивительные результаты. Участки лесов, расположенные в глубине логов, даже на небольшом расстоянии от населенных пунктов, часто выглядят совершенно дикими, без малейших следов человеческого влияния. В богатом травяном покрове этих лесов встречаются многие редкие виды орхидных и устойчивые популяции видов, внесенных в Красную Книгу Новосибирской области. Кроме того, обнаружено несколько реликтовых видов, представителей флор, существовавших здесь в предшествовавшие геологические эпохи. Видовое разнообразие высших сосудистых растений достигает 50 - 60 видов на 100 м², причем для многих из них березовые леса - единственно возможное местообитание в лесостепном ландшафте. Но на окраине лесных массивов практически повсеместно идет интенсивное бесконтрольное использование леса местными жителями. Стихийная выборочная рубка деревьев на дрова, выпас скота и периодические низовые пожары приводят к постепенной деградации лесной экосистемы. Популяции редких и реликтовых видов исчезают, замещаясь широко распространенными сорными и луговыми видами. Границы лесного массива постепенно сокращаются. Трагедия в том, что ни местным населением, ни местной властью не осознается ценность этих лесов для сохранения ландшафта и поддержания биоразнообразия. Покрытые лесом луга часто отдаются под свалки мусора, уничтожаются при прокладке дорог и строительных работах. Правовое положение этих лесов крайне запутано. Формально они находятся в федеральной собственности, как абсолютное большинство лесов в России. Но по закону их еще 8 лет назад должны были передать в бесплатное пользование сельхозорганизациям, среди чьих земель они находятся. Фактически же хозяйства в большинстве регионов Сибири до сих пор не получили «свои» леса, и государственная лесная служба не считает нужным (а часто и не в состоянии) охранять эти леса и вести в них лесное хозяйство. Министерство сельского хозяйства создало собственную лесную службу, но она вправе обслуживать только леса, уже переданные хозяйствам. В итоге крестьяне, не получив формальных прав на леса, пользуются ими браконьерски. На наших глазах идет уничтожение не только деревьев, но и уникальной экосистемы в целом. Остановить это можно, раскрыв людям истинную ценность принадлежащего им богатства, пробудив гордость и ответственность за окружающую природу.