Партнеры журнала:

Персона

Вячеслав Канатов: «Для эффективного лесопиления нужна лесозаготовка, ориентированная на потребителя»

Metsä Group – один из ярких примеров успешной интеграции лесопромышленных предприятий в производственную структуру, в рамках которой осуществляются все виды деятельности, связанные с лесным хозяйством, заготовкой древесного сырья, деревообработкой и целлюлозно-бумажным производством.

Поговорить о том, почему необходимо менять отношение к лесопользованию, как добиться повышения эффективности переработки древесины и обеспечить сырьем крупное современное лесопильное производство, мы решили с генеральным директором ООО «Мется Свирь» Вячеславом Канатовым.

– Вячеслав Вячеславович, расскажите, пожалуйста, почему руководство Metsä Group приняло решение организовать лесопильное предприятие в России?

– Концерн Metsäliito при поддержке регионального правительства планировал создать в Подпорожском районе Ленинградской области целлюлозное предприятие, для которого была выделена территория более 30 га. Выбор места для организации производства был обусловлен тем, что это самый лесной район в области, с хорошо развитой транспортной инфраструктурой и небольшим плечом вывозки продукции сухопутным транспортом в Европу и морские порты. Район также граничит с лесными районами Республики Карелия и Вологодской области. Преимуществом для крупного производства в Подпорожье явилось и наличие в необходимом объеме энергоресурсов: воды и электроэнергии. Создание лесопильного завода должно было стать первым этапом в организации целлюлозного производства, обеспечивающим полную переработку сырья и производство качественной щепы для выпуска целлюлозы.

Лесопильный завод был пос­троен, но планы компании относительно целлюлозного завода поменялись – предприятие решили построить в Финляндии. Проект был реализован в г. Аанекоски, где в 2017 году пущен в эксплуатацию завод биопродукции, потребляющий до 25 тыс. м3 балансов в сутки и выпускающий целлюлозу и другую продукцию из древесины. Проект потребовал одну из самых крупных инвестиций в лесопромышленном комплексе Скандинавии (1,2 млрд евро).

Лесопильный завод «Мется Свирь» (прежнее название – «Свирь Тимбер») был введен в эксплуатацию 6 июня 2006 года.

– Лесопильный завод и лесозаготовительное предприятие работают уже более 12 лет. Каких результатов удалось добиться за это время?

– Наше предприятие вышло на максимальную производительность по объему перерабатываемого сырья – 500 тыс. м3 пиловочника в год и 280 тыс. м3 сухих пиломатериалов. Ориентированный на переработку только еловой древесины, завод имеет ряд конкурентных преимуществ: узкая специализация в сочетании с классическим финским подходом к лесопилению позволяет использовать склады сырья и готовой продукции небольшой емкости, а также работать с ограниченным числом постоянных поставов по долгосрочным контрактам на устоявшихся рынках сбыта. Кроме того, переработка древесины только одной породы значительно облегчает логистику промышленного предприятия и позволяет точечно совершенствовать технологический процесс по мере развития предприятия и повышать его эффективность.

Очень важным фактором в организации лесопильного производства является наличие собственного подразделения лесозаготовки. Незадолго до пуска завода группа приобрела крупное лесозаготовительное предприятие (сейчас это ООО «Мется Форест Подпорожье»). Тогда (в 2005–2006 годах) в заготовке предприятия преобладала хлыстовая технология. Штат предприятия насчитывал более 700 человек, а валка древесины осуществлялась исключительно с помощью бензомоторных пил.

За короткое время была внедрена сортиментная заготовка древесины. В организации заготовки был сделан акцент на подрядчиков с современной лесозаготовительной техникой, построены современные погрузочные терминалы, началось строительство всесезонных лесных дорог. Численность работников сократилась до 200 человек при одновременном повышении производительности предприятия более чем вдвое – до 550 тыс. м3 круглых лесоматериалов в год.

Все эти преобразования сопровождались изменениями подхода к ведению лесного хозяйства. Уже несколько лет продолжается переход на интенсивную модель использования и воспроизводства лесов. Много внимания уделяется поиску качественного посадочного материала с закрытой корневой системой, внедряются новые методы подготовки почвы и ухода за молодняком, меняется технология дорожного строительства.

В результате от собственной лесосырьевой базы лесозавод стабильно получает около 30% объема необходимого сырья. Недостающая часть пиловочника закупается в Ленинградской области и соседних регионах. Хорошо поставленная работа службы лесообеспечения (ее выполняет ООО «Мется Форест Подпорожье») позволяет заводу использовать для переработки древесину только одной породы – ели – и не добавлять в технологический процесс сырье других пород для дозагрузки производственных мощностей, что не удается большинству предприятий при росте их производительности.

– Увеличение числа деревообрабатывающих предприятий ведет к повышению конкуренции на сырьевом рынке. На каких принципах строится сегодня работа с поставщиками?

– Как я уже сказал, поставки пиловочника в зоне ответственности компании «Мется Форест Россия», которая занимается и выстраиванием отношений с поставщиками. Наша задача – координировать и направлять ее работу. Разрабатываем матрицу сырья, необходимого для выполнения наших заказов, согласовываем уровень цен, обеспечиваем складскую логистику. Конечно, для поставщика очень важна точная приемка по качеству и объему. У нас стопроцентно поштучная приемка с помощью 3D-сканера. Процесс простой и прозрачный.

Один из принципов работы Metsä Group – равные взаимоотношения со всеми поставщиками древесины. Внутри группы стоимость круглых лесоматериалов привязана к рыночной стоимости, и при приобретении пиловочника даже у своего подразделения – «Мется Форест Подпорожье» – компания заключает контракты на рыночных условиях. Раздельная экономика предприятий группы снижает возможную рентабельность лесопиления, но этот принцип взаимоотношений выбран в соответствии с законодательными нормами. Отказ от использования «трансферной» стоимости позволяет лесозаготовительному предприятию обеспечивать необходимое финансирование строительства лесных дорог, а также планирование и проведение лесохозяйственной деятельности.

При закупках сырья для завода очень важно подтверждение легальности заготовок. Лесоуправление арендной базой на 100% сертифицировано по системам FSC и PEFC. В целом предприятие получает до 60% сертифицированного сырья (в основном по схеме FSC), а остальные 40% древесины поставляются из контролируемых источников, что проверяется отдельной службой подразделения «Мется Форест Россия».

Наличие сертификации само по себе не гарантирует повышения экономической эффективности, но обеспечивает преимущества такой продукции на рынках сбыта, поскольку несертифицированную древесину невозможно реализовать на экологически чувствительных рынках во многих странах. У группы «Мется» есть и групповой сетификат лесоуправления FSC, который может распространяться на группу поставщиков круглого леса, сотрудничающих с нами.

В целях наилучшего решения задач по объемам требуемого сырья компания активно использует систему обменов ресурсами с другими предприятиями. В обмен на балансы, поставляемые на комбинаты в Сегеже и Кондопоге, мы получаем пиловочник, который для этих ЦБК заготавливают предприятия, связанные договорными отношениями с комбинатами. Осуществляем также обмен соснового пиловочника, на который ориентировано производство завода IKEA в Тихвине, на еловый пиловочник, который необходим заводу «Мется Свирь». Несмотря на значительные расстояния между нашими предприятиями, при таком подходе можно снизить стоимость перевозки за счет доставки необходимых грузов в обратном направлении.

– Как вы считаете, в каких направлениях следует развивать лесозаготовительное производство?

– Хотелось бы, чтобы заготовка была ориентирована на потребителя. Любое предприятие по переработке древесины желает получать сырье такого качества и в таком объеме, как необходимо для успешного выполнения заказов своих деловых партнеров. Современная лесозаготовительная техника оснащена сложными системами оптимизации раскроя хлыста на делянке, однако убедить поставщика отправлять в наш адрес сортименты нестандартных длины и диаметра – задача непростая. Основным трендом перспективного развития лесопромышленного комплекса можно назвать переход на выработку сырья, размеры и качество которого в наибольшей степени отвечают требованиям рынка. Производство сортиментов и пиломатериалов только одного или двух типоразмеров (длины) в текущих рыночных условиях, а также в условиях роста стоимости древесины, на наш взгляд, не очень перспективно, поскольку ведет к сокращению выхода ценных сортиментов с лесосеки, сокращению выхода пиломатериалов и снижению общей рентабельности производства.

Если говорить о будущем, то, конечно, надо ускорять процесс необходимых изменений в системе лесного хозяйства. В результате изменения правил лесопользования в большинстве (если не во всех) лесосырьевых районах страны законодательно разрешен переход на интенсивную модель использования и воспроизводства лесов, при реализации которой арендатор может получать дополнительный доход от использования лесов уже через 20–30 лет после посадки саженцев. При наличии транспортной инфраструктуры, специальной техники и высокопрофессиональных операторов рубки ухода в средневозрастных насаждениях могут быть полезны для формирования будущих древостоев, обеспечивать получение дополнительных ресурсов и доходов в среднесрочной перспективе.

Я считаю, что арендаторам в России необходимо изменить отношение к арендованному лесу. Несмотря на то что срок аренды лесных участков не превышает 49 лет, к лесу необходимо относиться бережно – как к своей собственности. Изменения, внесенные в Лесной кодекс, дают возможность благонадежному арендатору продлить срок аренды без участия в аукционе. Поскольку крупные арендаторы, помимо основной деятельности, осуществляют множество социальных функций, они не должны беспокоиться о том, что по истечении сроков аренды лесные массивы, на которых за счет них проведены улучшения, могут достаться кому-то другому. И для арендаторов было бы неплохо, если бы разработали и приняли подробные подзаконные акты, подтверждающие это право. А иначе как арендатор может быть мотивирован к значительным инвестициям в интенсивное лесное хозяйство сегодня, если основной результат от этих инвестиций может быть получен через 80–100 лет?

– Одна из серьезных проблем российского ЛПК – неразвитая дорожная сеть (логистика). Какой объем дорожного строительства необходимо выполнить для сохранения текущей производительности лесозаготовительного предприятия?

– Дорожное строительство чрезвычайно важно для максимального освоения расчетной лесосеки и ведения интенсивного лесного хозяйства. Для сохранения достигнутых объемов лесозаготовок даже с учетом уже довольно развитой транспортной инфраструктуры нашей лесозаготовительной компании необходимо ежегодно строить не менее 20 км новых магистральных дорог, не считая устройства усов и веток и восстановления дорог на старых участках. Стоимость строительства зависит от наличия необходимого материала для создания дорожной «одежды», от расстояния до карьеров добычи щебня и песка и многих других факторов. Стоимость строительства одного километра магистрали колеблется от одного до двух миллионов рублей. Из-за необходимости выдерживания сроков примыкания, использования магистралей для вывозки древесины с других участков и других факторов точно оценить экономическую эффективность подобных инвестиций или взаимосвязь протяженности дорожной сети и объема возможной лесозаготовки, по сути, невозможно.

Вместе с тем дороги следует строить вне зависимости от того, какой объем древесины может быть вывезен по ним в краткосрочной перспективе. Хорошие дороги круглогодичного действия необходимы и для качественного проведения лесохозяйственных работ, противопожарных мероприятий и так далее.

– Как изменилась работа системы лесообеспечения предприятия с введением системы ЛесЕГАИС?

– Использование системы ЛесЕГАИС должно облегчить контроль происхождения несертифицированной древесины, доля которой в общих поставках хотя и неуклонно сокращается, но в настоящее время у нас, как я уже отмечал, составляет 40%. В этом плане задачи государства и ответственных покупателей древесины общие: исключить из поставок нелегально заготовленный лес.

С развитием системы ЛесЕГАИС повышается прозрачность бизнеса, но до полного решения проблемы еще далеко. Вместе с тем надо отметить, что выросли объемы бюрократической работы и очень раздражают проблемы, возникающие при перевозках лесных грузов по причине формальных неточностей оформления документов или их субъективной оценки представителями органов государственной власти.

– Сможет ли развитие биржевой торговли древесиной в ближайшей перспективе облегчить сырьевое обеспечение предприятий?

– Думаю, что нет. Это, конечно, мое мнение. Биржевые товары, по-моему, должны обладать однородностью свойств. Газ, металл, пластик, драгметаллы, даже зерно и минеральные удобрения являются однородными товарами, качество которых легко определить, а свойства не меняются при должном хранении, требования к ним стандартизированы. Характеристики древесины сильно различаются в зависимости от региона произрастания, способов обработки, хранения и т. д. Повторю: для того чтобы максимально выполнять требования рынка, мы бы хотели получать с делянки поставщика именно тот пиловочник, который нам нужен. Приобретение пиловочника на бирже – это сделка с непредсказуемым результатом.

То же касается и пиломатериалов. Торговые сети «Максидом», «Петрович», «Леруа Мерлен» и другие не станут приобретать пиломатериалы, если не будут уверены в их качестве. В зависимости от оборудования, технологии и культуры производства на каждом лесопильном предприятии пиломатериалы будут различаться по допускам размеров, разбросу влажности, отклонениям по порокам. На каждом заводе разное понимание сортообразования, действуют разные допустимые отклонения от стандартов. Отношения в сфере лесного сектора более персонализованы, чем в других отраслях. Производители и покупатели предпочитают лично встречаться до заключения контракта или получать пробную партию. Простой пример: шероховатость поверхности пиломатериалов довольно сильно зависит от периодичности заточки инструмента и качества его подготовки к работе. Как покупатель, который не побывал на лесопильном предприятии, может учесть этот момент, если фактические размеры пиломатериалов находятся в рамках допуска?

Биржевыми товарами, скорее, может быть фанера, ДСП, плиты OSB и иная готовая продукция, характеристики которой довольно легко оценить и контролировать. 


Справка

Вячеслав Канатов

В 1992 году начал работать в отрасли с должности менеджера по продажам круглого леса и пиломатериалов на небольшом предприятии в Вологодской области.

С 1996 года работал в ЛПК «Кипелово» (Вологда) и ЗАО «Национальная лесоиндустриальная компания» (в настоящее время обе компании входят в лесопромышленный холдинг Segezha Group).

В 2005 году начал работу в финской Metsä Group (в то время – концерн Metsäliito).

С 2006 года – генеральный директор ООО «Мется Форест Подпорожье», лесозаготовительного подразделения «Мется Форест Россия».

С 2015 года – генеральный директор ООО «Мется Свирь», лесопильного завода, расположенного в г. Подпорожье Ленинградской области.



Справка

Metsä Group – финское объединение высокотехнологичных компаний, производственные и торговые подразделения которого работают в 26 странах (ежегодно предприятия группы перерабатывают более 36,4 млн м3 древесного сырья). Metsä Group – один из мировых лидеров по выпуску целлюлозы. Кроме того, на ее предприятиях выпускается широчайший ассортимент изделий – от пиломатериалов до высокотехнологичного картона и санитарно-гигиенической продукции. Оборот – более 5 млрд евро, общая численность работающих – 9100 человек, более 88% древесины, которая используется в производстве, сертифицировано. Материнской компанией группы является кооператив Metsäliito, в который входит более 103 тыс. финских лесовладельцев.


Александр Тамби

 

ЛесПромИнформ №3 (141), 2019 г. «Мется Свирь»: непрерывное развитие

ЛесПромИнформ №2 (92), 2013 г. «Мется Свирь» – современный подход к лесопильному производству