Партнеры журнала:

В центре внимания

Татьяна Гигель: ЛПК не перевести на «удаленку»

Результаты проведенного опроса мы попросили прокомментировать сенатора Татьяну Гигель, члена Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

– Татьяна Анатольевна, как вы оцениваете сегодняшнюю экономическую и социально-политическую ситуацию в стране?

Татьяна Гигель

– Экономическая ситуация, обусловленная последствиями ограничений в разных отраслях экономики, связанных с эпидемией коронавируса, продолжает оставаться напряженной.

Лесопромышленный комплекс не стал исключением. Помимо трудностей, вызванных отсутствием комплексного лесоустройства, высокими железнодорожными тарифами при транспортировке древесины, фактически рухнул рынок малоэтажного деревянного домостроения, многие перспективные проекты предприниматели не могут завершить, поскольку процентные ставки по кредитованию в отсутствие рынка сбыта стали для них неподъемными.

Я уже не говорю о такой проблеме, как обеспечение плановой численности лесной охраны в лесах. И борьбе с лесными пожарами, вследствие которых мы теряем значительные лесные площади и тратим огромные средства на восстановление таежных богатств. Что греха таить, качество работ по воспроизводству лесов по-прежнему не на должном уровне из-за недостатка финансовых средств, выделяемых на уход за лесными культурами. Остаются вопросы по переработке древесных отходов, производству и потреблению различных видов биотоплива в промышленности и системе ЖКХ и т. д. Все проблемы лесной отрасли тесно связаны, и их решение требует комплексного подхода.

Правительство делает все возможное, чтобы исправить ситуацию. Достаточно посмотреть, сколько преференций предоставляется предпринимателям разного уровня.

Что касается социально-политической обстановки, то я бы сказала, что меры, принятые исполнительной властью для поддержки населения в период эпидемии и карантина беспрецедентны. Несмотря на все сложности, связанные с особым положением России, которая в сравнении с другими странами испытывает двойной удар: от экономических последствий эпидемии коронавируса и падения цен на нефть, – мы в очередной раз доказываем всему миру, что наша политика не меняется и сохраняет четкую социальную направленность.

Государство гарантирует гражданам социальную помощь. Я не буду перечислять все льготы, предоставленные многодетным семьям, медикам, борющимся с эпидемией, пенсионерам, которым индексируются пенсии, инвалидам, которым обеспечивается доступная среда. Реальную поддержку государства ощущают все эти категории граждан.

– Как эпидемия и режим самоизоляции повлияли на вашу деятельность?

– Мы, как и все, учимся работать в новых условиях. Мне как политику, весь рабочий день которого состоит из встреч с избирателями, разными специалистами, физическими и юридическими лицами, конечно же, было сложно, поскольку непосредственные контакты с людьми оказались невозможными. Пришлось переходить на интернет-общение.

Но я и многие мои коллеги по Экспертно-консультативному совету, который я возглавляю, привыкли встречаться раз в два месяца за круглым столом, и оказались не готовы к новому формату общения.

Полученный опыт четко высветил преимущества прямого диалога, при котором участники обсуждения высказывают разные предложения. А при виртуальном, скажем так, общении эффективность работы снижается. Хотя при необходимости можно привыкнуть и к такой норме жизни. Недаром говорят, что человек ко всему приспосабливается.

Но работать на телефоне по 16 часов в день, как происходит сейчас, поверьте, очень утомительно. Это изматывает.

О своих коллегах лесниках могу сказать, что характер их трудовой деятельности не позволяет перей­ти на виртуальное общение. Она сопряжена с конкретными делами в лесу. Так что при всем желании не все отрасли могут перейти на новый режим.

– Ваш прогноз дальнейшего развития ситуации в стране, а также в лесной отрасли – когда жизнь вернется в прежнее русло, и вернется ли?

– Что касается прогнозов, то это неблагодарное занятие. Но все мы мечтаем об одном: жить полной жизнью. Иметь возможность здороваться с людьми за руку, не шарахаться друг от друга в страхе подхватить инфекцию, дышать не через маску. И очень хорошо, что общество делает для этого все возможное. Особенно низкий поклон нашим докторам, которые сегодня буквально сражаются за каждую жизнь, работникам Роспотребнадзора, которые следят за соблюдением карантинных мер и сдерживают распространение инфекции.

Действительность показывает, что в условиях глобализации мы должны быть готовы к таким ситуациям, как сейчас. Изучать возможные риски, тщательнее разрабатывать страховые полисы, контролировать все – от бытовых проблем до идеологических установок.

Если же говорить о лесной отрасли, то, даже при условии полной цифровизации и технологизации, все должно вернуться в прежнее русло. И уже сегодня наша задача – использовать все возможности, чтобы она заработала в полную силу. А для этого уже сейчас мы должны думать, как по отраслевому классификатору внешней экономической деятельности внести наиболее важные направления в перечень отраслей российской экономики, наиболее пострадавших в условиях эпидемии. В первую очередь торговлю оптовыми лесоматериалами и лесозаготовку, лесопиление, производство шпона, фанеры, деревянных плит и панелей, мебельное производство.

– Какие меры поддержки бизнеса, связанного с лесной отраслью, необходимы в первую очередь?

– Следует предусмотреть варианты оказания поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства лесной отрасли, например, отменить оплату по аренде лесных участков на период эпидемии, начиная с марта 2020 года, при этом по окончании 2020 года произвести перерасчет арендной платы по фактическому объему заготовленной древесины. Либо рассмотреть другой вариант: объявить каникулы по арендным платежам на несколько месяцев, пока наблюдается пониженный спрос на продукцию, и продлить на это время аренду лесных участков. Если аренда лесного участка оформлена до марта 2025 года, то при трехмесячных «каникулах» ее срок истечет в июне 2025 года.

Думаю, можно рассмотреть и такую возможность, как предоставление субсидий на расходы по оплате труда в размере МРОТ работникам лесной отрасли как пострадавшей в условиях распространения коронавирусной инфекции, а также снизить ставки страховых взносов до 15%, включить предприятия мебельной отрасли, соответствующие критериям, в перечень системообразующих. Еще вариант: предоставить рассрочку по доначислению налогов по результатам проведенных налоговых проверок проведения платежей на срок до двух лет. Предлагается также включить во вновь разрабатываемые критерии стандартного жилья обеспечение минимально необходимым комплектом мебели (кухня, прихожая, мебель для ванных комнат). Включение этой меры поддержки можно предусмотреть в разделе секторальных мер «Жилищное строительство». Предлагается рефинансирование действующих кредитов мебельных производителей с помощью государственных кредитных учреждений. И это далеко не полный перечень мер, который обсуждается сейчас с участием сенаторов.

– Серьезные проблемы сегодня и у ритейла, поскольку закрыты торговые центры и крупные магазины. Что ждет отечественных деревообработчиков и производителей мебели в ближайшем будущем?

– По оценке отраслевых объединений, отечественная мебельная и деревообрабатывающая промышленность оказалась под угрозой полной остановки производств, банкротства предприятий и массового увольнения работников. В крайне сложном положении оказались деревообрабатывающие предприятия и производители мебели, технологически связанные друг с другом. А поскольку мебель – это продукция глубокой переработки древесины, характеризующаяся максимальной добавленной стоимостью, этот процесс может обернуться катастрофой: на российский рынок хлынет второсортный импорт.

Серьезная проблема возникает у крупных предприятий, со штатом больше 500 чел. и выручкой свыше 2 млрд руб., которые в последние годы реализовали инвестиционные проекты за счет кредитных средств, но теперь не в состоянии выплатить кредиты, так как продажи на внешних и внутреннем рынках остановились, а финансовые средства за реализованную продукцию не поступают. В среднем по отрасли общий объем производства сократился на 80%, объем древесных плит – на 50%, ожидаемый объем падения производства к концу 2020 года составит от 20 до 50%, снижение фондов оплаты труда привело к сокращению числа работающих на 10%, в течение двух месяцев их число сократится до 70%.

Из последних данных по регионам Центрального округа наглядный пример в Ульяновской области: на сегодня объем заказов Инзенского ДОЗа упал на 50%, в июле, ввиду сезона отпусков в ЕС, ожидается еще большее падение – до 70%. На российском рынке в строительном сегменте тоже не наблюдается сезонной активности. Вслед за падением объемов снижаются цены на продукцию: за апрель – июнь зарегистрировано падение до 15%.

Ситуация в Ярославской, Ивановской, Костромской областях: 15 мая открылись некоторые непродовольственные магазины площадью до 400 м2, с июля постепенно заработают торговые центры. Малый и средний бизнес в апреле достиг 70–80% показателей того же периода прошлого года, до 12 мая 70% предприятий не работали, в мае обозначилось падение производства на 50–60% относительно уровня прошлого года. Надежды на июнь не сбываются, среднедневные показатели продаж составляют 50–60% прошлогодних. Из пяти организаций только две смогли получить госпомощь – в Сбербанке, а на данный момент заявки не принимаются и не рассматриваются…

– Как же быть в этой тяжелой кризисной ситуации? Есть ли надежды на преодоление?

– Мы должны признать, что даже возобновление работы всех торговых точек не даст мгновенного эффекта для восстановления мебельной промышленности, рискующей потерять до полумиллиона рабочих мест.

Реально оценивая критическое положение отраслей глубокой механической переработки древесины, сложившееся в результате кризиса, обусловленного эпидемией коронавируса, Комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию считает необходимым принять ряд экстренных мер. Комитет обратился в Министерство промышленности и торговли РФ как федеральному органу исполнительной власти, ответственному за выработку государственной политики, нормативно-правовое регулирование и повышение эффективности в сфере промышленных отраслей экономики, включая экспорт, обратиться к правительству РФ с законодательной инициативой и внести соответствующие предложения с указанием мер для их реализации.

Мы считаем, что федеральные органы должны услышать мнение экспертного сообщества и верхней палаты парламента. В обращении поставлены острые вопросы, касающиеся основных отраслей экономики. И это не первое наше обращение. Как председатель Экспертно-консультативного совета по лесному комплексу, я постоянно поднимаю эти вопросы в своих выступлениях на заседаниях нашего комитета и на комиссиях. Обращение к министерству выражает и позицию нашего комитета. Мы понимаем, что мгновенно решить обозначенные проблемы невозможно, но уверены в главном: лесная отрасль будет сохранена.