Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Персона

Его родиной была «Тайга»

Рубрика Персона

Среди писателей, выступавших в защиту русского леса, ярко выделяются два представителя разных поколений − Л. М. Леонов и В. А. Чивилихин − бескорыстные «рыцари» искусства, истинные патриоты своего народа. В обыденной жизни не всегда придают значение искусству. Но лесоводам середины XX столетия должно быть памятно влияние книги Леонида Леонова «Русский лес», которая произвела переворот в общественном сознании и помогла понять необходимость принятия срочных мер по наведению порядка в лесном хозяйстве. Многим «деятелям», ставшим «героями» этой книги, пришлось потом долго оправдываться, что они-де совсем не такие, какими их изобразили. В. А. Чивилихин принял историческую эстафету от Леонида Леонова. Лейтмотивом его книг и многочисленных очерков были взаимоотношения человека и природы на разных широтах и меридианах, размышления о судьбе России и ее месте в мире.

Владимир Алексеевич Чивилихин родился 7 марта 1928 года в Мариинске Кемеровской области, откуда через год его родители переехали жить на станцию «Тайга», где отец работал кондуктором товарных поездов. После смерти отца семейства на руках у матери осталось пятеро детей. Жили в постоянной нужде. Прокормиться помог собственный огород и лес, где собирали грибы и ягоды. По окончании семи классов Володя пошел учиться в железнодорожный техникум, одновременно работая учеником слесаря, кочегаром, помощником машиниста, а по окончании техникума − мастером, техником и преподавателем в железнодорожном училище.

Читать Владимир Чивилихин научился еще до школы и читал всю жизнь. С 1949 по 1954 гг. учился в МГУ на факультете журналистики, получая именную Лермонтовскую стипендию. Университет окончил с отличием. 10 лет проработал в «Комсомольской правде», завершив этот жизненный этап заведующим отделом литературы и искусства, членом редколлегии газеты. В 1961 г. его приняли в Союз писателей СССР. Владимир Алексеевич был многократным лауреатом многочисленных премий: Ленинского комсомола (1966), Государственной премии РСФСР (1977), Государственной премии СССР (1982). Награжден двумя орденами.

С детства познавший цену трудовой жизни, В. А. Чивилихин воспевал в своих произведениях выдающихся людей труда, высказывания которых часто становятся эпиграфами глав его книг. Да и малая родина сыграла не последнюю роль в его становлении как писателя и человека. Станция «Тайга», где прошел первый этап его жизни, сроднила его с лесом. Образ леса проходит через все его произведения: то главным героем («О чем шумят русские леса», «Кедроград», «Елки‑моталки», «Над уровнем моря», «Шуми тайга, шуми», «Слово о кедре», «Поющие пески»), то общим фоном, на котором проходит жизнь и деятельность его главных героев («Серебряные рельсы», «Память»).

И сам он, и его герои выросли в эпоху подъема страны, в эпоху тяжелейших усилий, направленных на преодоление натиска фашизма, когда армия шла к победе в Великой Отечественной войне. Основой подъема, укрепления мощи государства стали единство народов страны, коллективизм, трудовой настрой, воспевание труда на благо народа, героев труда, опиравшихся на образцовые примеры из истории России, на первопроходцев. Высокая одухотворенность поднимала их на подвиги не ради личного обогащения, а во имя процветания и славы своей страны и населяющих ее народов. Именно в этот период рождались лучшие произведения искусства всех жанров, лейтмотивом которых была человечность, взаимовыручка, любовь к Родине, к ее народам, сплотившимся в общей многонациональной семье. И воевали с общим врагом, и трудились на фабриках и заводах, в лесу и на полях, и учились вместе в школах и институтах. Чувствовали локоть друг друга, в любую минуту готовы были постоять друг за друга и не оставить друга в беде. Этот настрой пронизывает все произведения В. А. Чивилихина.

«А ведь самые великие люди на земле − это самые великие труженики. И молодежи надо учиться жить на таких примерах», − писал Чивилихин в «Серебряных рельсах». В череде таких тружеников у него и путешественник Пржевальский, и исследователь Миклухо-Маклай, и основатели Кедрограда, и создатели защитных лесов, исцеляющих обезображенные от эрозии земли, и таксаторы таежных лесов, где, кроме редких охотников, не ступала нога человека, и мирные десантники, бросающиеся с риском для жизни спасать леса от пожаров. Все эти герои труда подавали достойный пример молодежи того времени, были главными ее вдохновителями. Это особенно остро ощущается сейчас, когда чуть ли не главными «героями» средств массой информации стали воры в законе, бандиты, безголосые вертлявые певцы…

По своему характеру писатель В. А. Чивилихин был не только художником, но и исследователем, публицистом. Он не отделял слов от дел и всегда стремился к практическому воплощению своих идей. Автору этих строк довелось наблюдать это воочию примерно на протяжении последних двух десятилетий. Мы познакомились благодаря своим произведениям. Один из моих знакомых сказал мне, что в журнале «Октябрь» за 1965 год в повести Владимира Чивилихина «О чем шумят русские леса» есть отклик на мою первую книжку «Расчет и организация пользования лесом». При первой встрече осенью 1965‑го мы целый вечер проговорили о проблемах леса. Меня поразило его желание знать не поверхность, а глубину проблем, истинное положение лесных дел, дойти до «кончиков корней».

Потом мне не раз доводилось участвовать в «посиделках» − так он называл общение в кругу наших знакомых и коллег по лесной профессии. И всегда Владимир Алексеевич был душой компании, органически переплетая в разговорах лесную проблематику с общей ситуацией в стране, с культурой, с отношением к традициям, национальным памятникам, истории и исторической памяти, которую в дальнейшем он выразил в монументальной книге «Память», посвященной тысячелетию Руси.

Спустя два года после ухода из жизни Владимира Чивилихина Леонид Леонов писал: «Помимо ремесла нас с этим хорошим, не успевшим в полную силу высказаться писателем сближала родственность по теме (и острейшей надобности!), зачастую обоюдно спорных раздумий наших о будущности мира… Мы вступаем в пору надежд и оздоровления, и чем справедливей будет оценка всего накопленного человечеством в архиве памяти, тем глубже будет доставляемое литературой прозрение − в помощь людям сделать правильный выбор на историческом распутье».

Hиколай МОИСЕЕВ, академик РАСХН