Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Персона

Судьба лесовода

Рубрика Персона

На окраине подмосковного Абрамцева уже более полувека стоит деревянный дом с летней мансардой, окруженный подворными постройками, тихим прудом и садом-огородом. Внешне ничего особенного, но для нескольких поколений его обитателей это − родовое гнездо. Построил дом в 1953 году патриарх династии лесоводов Цареградских Юрий Александрович. Он и его супруга Александра Сергеевна − Заслуженные лесоводы РФ.

Имя − не безделица

Родовые корни Цареградского − в Кологриве. Дед служил в местном храме дьячком − отсюда громкая фамилия. Как известно, в старину в духовных учебных заведениях обучались в основном крестьянские дети, бесфамильные, отличаемые друг от друга уличными прозвищами. Из этих прозвищ позже образовывались фамилии. А у духовенства был свой обычай. Фамилии бурсакам дарили наставники училищ и семинарий, которые понимали философию имени. Поэтому воспитанники получали благозвучные и даже «благоуханные» фамилии − в честь церковных праздников, знаменательных событий и… душистых цветов: Успенские, Вознесенские, Гиацинтовы…

Юрий Александрович за свою долгую жизнь не раз убеждался, что его фамилия в любой беседе сразу задает тон отношения к нему. Даже за границей: «Царьградский? Это город такой древний был?» Да, уважение авансом − это приятно, но все-таки каждый из нас − сын своих дел. Это Юрий Александрович понял еще в детстве, на примере отца, который по местной реке Унже сплавлял лес, был капитаном парохода.

Фронтовая юность

Послушать Цареградского − так во всем ему везло и беды его счастливо миновали. И правда, в сравнении с миллионами его ровесников судьба оказалась к нему благосклонна.

В армию призвали в 1940‑м. Служил пулеметчиком севернее Питера, с первых же дней участвовал в боях с западными соседями, которых по привычке называли белофиннами. На всю жизнь запомнился ему один из боевых эпизодов. В январе 42‑го должно было состояться партсобрание в батальоне, и пришлось по открытому ходу сообщения передвигаться метров 500. Как вдруг услышал шум самолета и оглянулся: прямо на него пикировал финский истребитель. Машинально пригнувшись, начал отползать. Охота за бойцом продолжалась в течение 10−15 минут. На собрание попал с опозданием, весь в снегу…

Сержант Цареградский за несколько лет испытал всякое: морозы и голод (рядом был блокированный Ленинград), бомбежки укрепрайона границы и отстрел пограничников финскими «кукушками». С гитлеровцами повоевать не успел. В конце 1942 года его отозвали с фронта и направили в химическое училище «хлебного города» Ташкента.

Обучение было ускоренным в преддверии возможных химических атак врага. Но применить полученные знания и навыки в боевой обстановке Юрию Александровичу не пришлось. Толкового солдата забрали на новую учебу − в школу контрразведки, которая готовила кадры для СМЕРШа − Главного управления контрразведки «Смерть шпионам». Впереди ожидалась борьба с бандеровцами − украинскими националистами, пособниками фашистов в годы войны. На эту школу ушло еще полтора года. В 1944 году лейтенант Цареградский прилетел по распоряжению высокого начальства в Москву. На Украину его так и не направили, решив, что работы много и в Подмосковье…

В военные годы Цареградский заработал орден Отечественной войны (фронтовой, не юбилейный), медаль за оборону Ленинграда да… скрытую форму туберкулеза. В вещмешке привез четыре рукописных блокнотика популярных в окопах песен. А дома ждала похоронка − на него самого, которую отправили из воинской части. Но горе не беда. Главное − жив и не опозорен. И еще − обогатился за военные годы не только житейским опытом, но и разнообразными знаниями. Вроде бы, ни к чему на гражданке знать о бризантных снарядах или наружном наблюдении. Но никакая наука даром не пропадает.

Самотворная родина

В 1946 году Цареградский поступил в Московский лесотехнический институт. Причем наперекор «государственной необходимости», которая готовила испытанному, много раз проверенному фронтовику дипломатическую стезю. Вызвали в МИД, обязали учиться в консульской школе. Но молодой человек упрямо выбрал для себя Лестех.

Шлейф былой службы «в органах» десятилетиями тянулся за Цареградским. Время от времени ему напоминали о том, кто он, и предлагали соблазнительные должности. Поработать, скажем, в венгерском Дебрецене, поехать в США… Но не нужен был ему берег заморский. Осознанно или нет, он хотел создать свой мир, свою семью. И чтобы вокруг обязательно − лес, в котором у каждого своя дорога.

На лесохозяйственном факультете МЛТИ он познакомился с Александрой Крутяковой, телеграфисткой. Скоро Юрий поехал в Пензу представляться новой родне.

После окончания Лестеха супруги Цареградские работали в Икшинском лесничестве Дмитровского лесхоза. Подмосковная земля еще не залечила раны войны. Окопы, безимянные могилы, а то и мины − все эти угрозы − на каждом шагу. А уж как здесь, на передовых рубежах обороны столицы, пострадал лес! Его надо было лечить и сажать заново. Под руководством лесничего за 2 года работы по берегам Икшинского водохранилища, канала Москва-Волга было посажено 150 гектаров леса.

С 1953 года он − директор Хотьковского, а после расширения хозяйств − Загорского лесхоза. Это хозяйство с 1964 года − производственно-экспериментальная база ВНИИЛМа. Здесь Юрий Александрович проработал без малого 30 лет.

Лесное братство

Бывшая телеграфистка Александра Сергеевна поступила в Лестех не случайно. Родной брат бабушки Александры − Александр Иванович Бовин в годы войны руководил лесным хозяйством СССР. Семейные предания хранят легенду о том, как однажды ближе к концу войны Сталин вызвал к себе ученых и чиновников-лесоводов и наказал им: сидите здесь, пока не напишете нормальный закон о лесе.

Заканчивалась Великая Отечественная, страна была разрушена от Бреста до Сталинграда. Естественным было стремление населения создать хоть какую-то крышу над головой. Именно тогда лес распределили по группам, ввели категории… В то время и поступала Александра Крутякова в Лестех. И сегодня, через десятки лет, благодарит судьбу за этот выбор. Лес по-прежнему интересен и любим, как в юные годы. Обычно, чем старше человек, тем больше он тянется к домашнему очагу с его рутинными заботами, особенно это правило касается женщин. А Цареградская в 50 лет в родном Лестехе защитила кандидатскую диссертацию по лесокультурной тематике. Научным руководителем ее был Анатолий Родионович Родин. А потом еще восемь лет проработала доцентом в ВИПКЛХ…

Когда смотришь на супругов Цареградских, когда беседуешь с ними − радуется душа. Вот сидят они рядышком и вспоминают лето 1972 года. Лесные пожары тогда захлестнули восток Московской области настолько, что и в столице было нечем дышать. Юрий Александрович тогда не бывал дома неделями, ночевал в мокрых кюветах. Генерал Драгунский, Герой Советского Союза, дважды присылал на борьбу с пожарами танки, однако танки наносили только вред: тяжелые машины обнажали торф и способствовали распространению огня…

Юрий Александрович считает, что ему везло на людей. Бухгалтера у него в лесхозе все были «старорежимные»: строгие, дисциплинированные. С главным лесничим Зоей Павловной Антоновой он сразу распределил сферы влияния: вы, мол, занимайтесь женщинами, а я − мужиками. А женщин в те годы в лесхозе было примерно 200. Лесничие Цареградского если и уходили из хозяйства, то только на повышение, директорами других лесхозов.

Еще Цареградскому приходилось заниматься промышленным и жилищным строительством. Руководством Минлесхоза в 70‑е годы перед директором опытно-показательного механизированного лесхоза была поставлена задача комплексного ведения лесного хозяйства: лесовосстановление − лесозаготовка − переработка древесины. Так, на севере Загорска был построен поселок лесхоза, детский сад, магазин, баня, питомник для выращивания посадочного материала, завод по переработке низкосортной древесины мощностью 10 тысяч кубометров, цеха лесопереработки, механизированный нижний склад. В те годы Цареградский получил заслуженные ордена Трудового Красного Знамени и Знака Почета…

Юрий Александрович всегда умел находить с людьми общий язык. Даже внук Павел говорит о том, что самая лучшая черта в характера его деда − умение ладить с окружающими. Подмосковный лесхоз − хозяйство не на отшибе. Окрестные территории напичканы оборонной техникой, рядом то космический городок, то его инфраструктура. Маршалы и главные конструкторы, секретари обкомов среди собеседников, партнеров или соперников − не редкость. Юрий Александрович со всеми находил нужный тон, и многие крупные руководители помогали лесхозу.

Цареградские убеждены: в лесном хозяйстве случайных людей не бывает. Роща, дубрава, тайга − «призывают» к себе человека и испытывают его. Так и рождается лесное братство.

Дорога к лесу

Много путей ведут из родового гнезда Цареградских. Старшее поколение не представляет сегодня своей жизни вне созданного ими мира. В Сергиево-Посадском (прежде Загорском) лесхозе каждое дерево помнит тепло их рук. Сами Цареградские занесены в Книгу выдающихся граждан Сергиево-Посадского района.

Свои стежки-дорожки проложили их дети и внуки. Дочь Светлана родилась, когда Цареградские заканчивали дипломные работы в Лестехе. Сегодня она − ученый секретарь ВНИИЛМа, занимается вопросами координации лесохозяйственной науки. Ее брат Александр тоже окончил МЛТИ, много лет работал в лесном хозяйстве, но позже ушел из отрасли.

Внуки сначала учились в Правдинском лесхозе-техникуме, до которого из дедовского дома чуть ли не рукой подать. (Одно время, кстати, Юрий Александрович в этом техникуме преподавал). А потом уже и закончили фамильный вуз − МЛТИ, то есть МГУ леса. У каждого в этой большой и дружной семье − своя дорога. Но все эти дороги ведут к лесу.

Владимир НОСКОВ