Партнеры журнала:

Тема страницы

Границы дозволенного

Почему при покупке импортного оборудования имеет смысл оформлять классификационное решение

В 2018 году вступил в силу Таможенный кодекс Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который затрагивает интересы компаний, покупающих за рубежом сложное промышленное оборудование. Актуальны его положения и для предприятий лесопромышленного комплекса. В течение какого срока после таможенной очистки груза можно ожидать дополнительной проверки правильности этой процедуры? На эти и другие вопросы корреспонденту журнала «ЛесПромИнформ» ответили директор компании «ИмпэксТрансСервис» Алексей Уверский, его заместитель Сергей Белов и начальник отдела по работе с контролирующими органами Александр Показий.

– Что изменилось в вашей работе с вступлением в силу нового Таможенного кодекса ЕАЭС и с какими трудностями в связи с этим приходится сталкиваться компаниям, работающим в сфере ЛПК?

Алексей Уверский: Оборудование для деревообрабатывающих производств – это один из самых сложных видов товаров для перевозки и таможенного оформления. Он требует строгого, корректного подхода к оформлению документации, потому что каждый таможенный орган, в том числе и пограничная таможня, как десятилетие назад, так и сегодня неоднозначно подходит к вопросу классификации товара, который пересекает границу Таможенного союза (ТС) и требует соответствующего таможенного оформления. Согласно Таможенному кодексу, классификация товара – исключительно прерогатива таможенного органа. Классификация товара, перемещаемого через границу – это первичная процедура, от которой зависит применяемое тарифное или нетарифное регулирование, то есть необходимость лицензирования и сертификации или отсутствие этой необходимости, и самое главное – определение размера таможенной пошлины, необходимость оплаты НДС или отсутствие таковой. Еще раз подчеркну: вопросы корректной классификации товара, которым в нашем случае является импортное оборудование, при прохождении границы ТС стоят очень остро.

И здесь многое зависит от четкого взаимодействия всех участников процесса: продавца-поставщика, получателя товара, таможенного представителя и, конечно же, экспедитора.

Сергей Белов: К тому же есть еще одна серьезная проблема, на которую хочется обратить внимание всех российских компаний, планирующих приобрести зарубежное оборудование. В ходе работы со своими клиентами мы столкнулись с разным подходом поставщиков оборудования к формированию пакета экспортных документов. Дело в том, что иностранные производители оборудования не всегда готовы предоставлять необходимые документы в том виде, в каком они должны быть в соответствии с требованиями таможенных органов Российской Федерации.

Александр Показий: Новый Таможенный кодекс ЕАЭС, который вступил в силу с января 2018 года, содержит положения о необходимости классификационного решения (КР) при прохождении границы. При этом законодатель описывает исключительно возможную необходимость этого документа, что, в свою очередь, позволяет по-разному трактовать указанную норму. Для нас, как для логистической компании, необходима предельно четкая трактовка положений статей Таможенного кодекса.

– Если возникают подобные сложности при прохождении границы ТС, то почему не оформлять КР каждый раз?

Александр Показий: Мы тщательно анализируем информацию о товаре с точки зрения логистики и заранее определяем, что мы можем перевезти обычным образом, а для чего понадобятся нестандартные решения. Например, если товар, который требуется доставить из-за рубежа российскому заказчику, – это объемное и сложное оборудование (допустим, многокомпонентная производственная линия), то, возможно, следует заранее озаботиться получением классификационного решения на ввоз комплектного оборудования или предварительного решения о классификации товара (ПКР). Эта процедура предусмотрена Таможенным кодексом ЕАЭС, но она длительная – только по нормативным документам может занимать до 90 дней с момента предоставления последнего документа на товар. Например, разрешение на ввоз комплектного оборудования выдается исключительно Федеральной таможенной службой РФ. В ее структуре есть специализированный отдел, в ведении сотрудников которого – направление, касающееся нетарифного регулирования. Сотрудников, которые занимаются классификацией отдельных видов оборудования в отделе Федеральной таможенной службы (ФТС) или территориального таможенного управления, немного. То есть даже в случае безупречной подготовки документов с нашей стороны, ожидать быстрого получения разрешительных документов от этого органа либо территориального управления в случае обращения за предварительным решением не следует.

Алексей Уверский: Вот почему так важно начинать работу по логистике и подготовке таможенных документов заранее. Необходимо, чтобы заказчик обратился к нам как можно раньше.

Александр Показий: Классификация многофункциональных устройств осуществляется на основании информации, представленной декларантом о комплектности, целевом назначении и функциональных характеристиках товаров. Но правом присвоения таможенных кодов обладает только Федеральная таможенная служба. От этих кодов, повторю, зависят тарифное регулирование (то есть размер пошлины) и нетарифное регулирование (то есть разрешительные документы). Мы, как участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД), можем предлагать свою классификацию того или иного груза, но окончательное решение остается за ФТС. Раньше, кстати, мы сами могли принимать решение о классификации груза и КР требовалось только внутренним постам таможенного оформления, которые занимались начислением пошлины. Сейчас при прохождении через границу крупного узлового оборудования его требуют всегда.

Алексей Уверский: Законодатель предлагает нам два варианта при оформлении транзитной таможенной декларации: либо предоставление КР, либо разбивка по кодам товара с указанием веса, стоимости каждого товара. И это неудобно по многим причинам. Во-первых, это трудоемкий процесс, и работа ложится на плечи логистических компаний, то есть в данном случае на наши. Но проблема не только в трудоемкости. Например, отправитель продал получателю один конвейер, но для транспортировки его поместили на два автомобиля. А таможня требует разбивку по частям и стоимости каждой части. Как правильно поделить?

Сергей Белов: Классификационное решение имеет смысл оформлять, когда оборудование сложное и перевозится одновременно большим количеством транспортных средств; в этом случае наличие классификационного решения, вынесенного ФТС, позволит обезопасить клиента от неприятностей. Таможня предварительно, еще до ввоза оборудования в РФ, изучит все документы, задаст массу дополнительных вопросов и в результате присвоит ввозимому товару определенный код ТНВЭД. Эта формализованная процедура дает получателю гарантию на будущее: в течение трех лет в ходе возможных проверок таможенного органа для получателя это своеобразная броня.

– От чего она защитит?

Александр Показий: С 2015 года в таможенной службе активизировалась работа отдела контроля товаров после выпуска. Полномочия для проверки у его сотрудников были и раньше, но сейчас они регулярно перепроверяют правильность процедуры таможенной очистки. То есть могут приехать на предприятие, чтобы лично убедиться: то ли оборудование, которое было указано в декларации, поставлено на предприятие, работает ли оно в составе производственной линии, нет ли разрывов технологической цепочки. И выпуск товаров в свободное обращение еще не гарантирует, что в дальнейшем не будет подобных проверок. Импортера могут проверять в течение трех лет.

Алексей Уверский: Законодатель фактически смещает акценты в нашей сфере: пару лет назад на процедуру таможенного оформления по закону отводилось три дня, теперь – два. Но зато большое значение приобретает период постконтроля. И нужно учитывать: даже если непосредственно при оформлении груза импортеру удастся словчить, то на последующие проверки у таможенных органов есть три года, а в течение этого срока любой факт нарушения может быть обнаружен.

– В будущем году компании «ИмпэксТрансСервис» исполняется 20 лет. Расскажите, пожалуйста, как вы пришли к решению специализироваться на перевозках негабаритных грузов и разных типов нестандартного промышленного оборудования.

Алексей Уверский: Конечно, создавая компанию, мы и не предполагали, что будем специализироваться на оказании логистических услуг компаниям лесопромышленного комплекса. Но так сложилось, что в начале нашей деятельности мы получили заказ от Приозерского ДОЗа. В течение почти 12 лет мы организовывали доставку его продукции на склады IKEA в Западной Европе.

Сергей Белов: Ну а затем благодаря еще одному нашему клиенту – Сыктывкарскому фанерному заводу мы установили контакты и завязали партнерские отношения с немецкой компанией Coveright, которая поставляла на российские фанерные предприятия специальную бумагу для ламинирования фанеры. Мы предложили им комплексные услуги: куплю-продажу и перевозку этой бумаги и таможенное оформление грузов. Ну и, поскольку мы стали часто контактировать с комбинатами, производящими фанеру и ДСП – а это были 2005–2007 годы, то есть период, когда на многих деревообрабатывающих предприятиях началась модернизация и в страну завозилось много оборудования зарубежного производства, – наша компания стала получать заказы на доставку и таможенное оформление подобного товара. Одним из крупных заказчиков был Пермский фанерный комбинат, для которого требовалось доставить от производителя крупногабаритный и весьма тяжелый груз: сушильные камеры компании Grenzebach, для перевозки которых понадобилось почти 40 транспортных средств. Это была наша первая мультимодальная перевозка – до порта Санкт-Петербург груз доставлялся по морю, затем его оформляли на Балтийской таможне, а потом мы его везли автомобильным транспортом до предприятия клиента.

Алексей Уверский: Все эти примеры мы привели, стремясь подчеркнуть: компания, работающая в сфере международных перевозок оборудования для лесопромышленных предприятий и таможенного оформления документов на него, должна обладать серьезным опытом для того, чтобы ни у поставщика, ни тем более у получателя товара не возникало никаких проблем.

– Какие виды транспорта вы используете для доставки товаров клиентам?

Алексей Уверский: Преимущественно автомобильный. Вместе с тем выбор вида транспортного средства зависит от таких факторов, как характер груза, его комплектность, габариты, местонахождение отправителя и конечного получателя оборудования, возможность осуществления перегрузки из одного вида транспорта в другой, скорость доставки и т. д. Здесь множество нюансов.

Оборудование ведь не скоропортящийся товар, почти не требующий особых условий хранения... Проблема в том, что доставить его надо в строго определенные и согласованные с заказчиком сроки, да еще зачастую по особому графику. Деревообрабатывающее оборудование, как правило, негабаритный груз, транспортировать который по любым дорогам не получится, а поскольку большинство предприятий ЛПК России расположены в глубинке, да еще и в такой местности, где и дорог-то нормальных нет, нам приходится тщательно прорабатывать маршрут, по которому должен следовать груз, изучать дорожные условия той или иной местности, проверять параметры мостов через водные преграды и т. п. Все эти нюансы компания-экспедитор обязана учесть заранее.

И клиенты, в числе которых крупные компании российского леспрома, такие, например, как группа компаний «СВЕЗА», «Илим Тимбер», «Cегежа Групп», доверяют нам доставку и таможенную очистку весьма сложных грузов.

Сергей Белов: А мы это доверие стараемся оправдывать, ведь у нас накоплен огромный опыт международных перевозок оборудования. И не только из Европы, откуда грузы можно везти автомобильным транспортом, а и из Китая, Японии, Малайзии, Турции и из других стран, откуда оборудование мы доставляем морским, железнодорожным и автомобильным транспортом. Можно сказать так: мы можем доставлять грузы из любой точки мира в Россию по тому маршруту, который наиболее целесообразен и выгоден для нашего клиента.

– Приходилось ли вам доставлять заказчику комплект оборудования для целого предприятия?

Алексей Уверский: Да, у нас были подобные заказы. Например, при строительстве второй очереди Вятского фанерного комбината, которую возводили с нуля на той же производственной площадке, где находится первая очередь. Также мы доставляли комплект оборудования для Анжеро-Судженского фанерного комбината, для группы компаний «СВЕЗА» в городе Мантурово Костромской области и в поселке Новатор Вологодской области. Всего мы реализовали около 15 подобных проектов. 

Для справки

Проекты в сфере ЛПК, реализованные ООО «ИмпэксТрансСервис»

В течение десяти последних лет компания выполняла доставку и таможенное оформление оборудования для ведущих предприятий лесной и деревообрабатывающей промышленности, в числе которых: ООО «Илим Тимбер Индастри», АО «Группа компаний „СВЕЗА“», ООО «УК „Сегежа групп“», ООО «Лесплитинвест», ООО «Лесозавод 25», ООО «Вельский лес», ООО «Харовсклеспром», ООО «Красный Октябрь», ООО «Жешартский ЛПК», ООО «Сыктывкарский фанерный комбинат», ООО «Лузалес», ООО «Кадуйский фанерный комбинат», ООО «Мурашинский фанерный комбинат».

Компания имеет опыт таможенного оформления во многих субъектах Российской Федерации, в том числе с применением Классификационного решения и с возможностью оформления без пошлин и НДС оборудования следующих производителей: Plytec Oy (Финляндия), Raute, Valutec Oy (обе – Финляндия), Power Machines Fezer Industria Mecanica (Бразилия), Hashimoto (Япония), Dieffenbacher (Германия), Steinemann (Швейцария), Bersey (Турция), Soderhamn Ericsson, Almab (обе – Швеция), Meinan Machinery Works Inc. (Япония), Omeco Indústria e Comércio de Máquinas Ltda (Бразилия), Classen Apparatebau Wiesloch GmbH (Германия), Polytechnik Luft- und Feuerungstechnik Gmbh (Австрия), Kitagawa Engineering Co., Ltd. (Япония), Grenzebach BSH GmbH (Германия), Kikukawa Enterprise Inc. (Япония), Takayama Engineering Ltd., Lien Chieh Machinery Ltd., Sunway Machinery CP Ltd. (все – Тайвань), Hekotek Ou (Эстония).

Ответственность экспедитора застрахована в ООО «СК „Капитал Полис“» (Санкт-Петербург).

Мария Алексеева