Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Сколько стоят фантазии

Возврат зарастающих лесом сельхозземель в сельхозоборот обойдется дороже, чем 150 лет нормальной охраны лесов от пожаров

Минсельхоз России подготовил проект федерального закона, упрощающего изъятие у собственников участков сельхозземель за неиспользование их по целевому назначению. Главное предлагаемое изменение состоит в том, что выявление «неиспользования» будет иметь обратную силу.

В действующей редакции федерального закона от 24 июля 2002 года №101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» пункт 3 статьи 6 гласит, что земельный участок может быть изъят у его собственника в судебном порядке, «если в течение трех и более лет подряд с момента выявления в рамках государственного земельного надзора факта неиспользования земельного участка по целевому назначению или использования с нарушением законодательства Российской Федерации, такой земельный участок не используется», а в предлагаемой законопроектом новой редакции написано иначе: «если в течение трех лет, включая время, необходимое для освоения участка, до момента выявления в рамках государственного земельного надзора факта неиспользования земельного участка по целевому назначению или использования с нарушением законодательства Российской Федерации, такой земельный участок не используется...»

Кроме того, вводятся и другие упрощения процесса отъема у собственников участков земель сельскохозяйственного назначения, если они используются не в полной мере или не используются для сельского хозяйства. Если сейчас процедура изъятия земельного участка занимает длительное время и требует значительных усилий органов земельного надзора, то в случае принятия предложенного закона изъятие будет поставлено на поток. Изымать участок можно будет не только за наличие леса на нем, но и за то, что на пашне не обрабатывается почва, на сенокосах не косится трава, на пастбищах не производится выпас скота, в садах не собирается урожай и т. д. В общем, законопроект закладывает основы для самого большого после приватизации начала 1990-х передела земель сельскохозяйственного назначения. Формально изымаемые участки должны продаваться через публичные торги (дважды), в случае неуспеха – продаваться по сниженной цене соседним сельхозпроизводителям, поселениям или городским округам, а если и так не получится, то выкупаться в государственную собственность субъекта РФ.

К этому большому переделу земельной собственности государство готовилось давно. Формально все это делается для «вовлечения в сельскохозяйственный оборот земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, не используемых по целевому назначению или используемых с нарушением законодательства Российской Федерации». По масштабам этот передел собственности вполне может сравниться с раскулачиванием и коллективизацией 20–30-х годов прошлого столетия.

Примечательно, что авторы законопроекта вполне адекватно оценивают стоимость возвращения заброшенных, в том числе зарастающих лесом, бывших сельхозземель в сельскохозяйственный оборот. В пояснительной записке указано, что «ориентировочные затраты по вводу неиспользуемых земель в сельскохозяйственный оборот в зависимости от различной степени зарастания древесно-кустарниковой растительностью, закочкаренности, заболачивания, развития эрозионных процессов составляют до 83 тыс. руб./га».

По оценке Гринпис, средняя стоимость расчистки заросших лесом бывших земель сельхозназначения и приведения их в состояние, пригодное для использования в качестве пашни, составляет около 60 тыс. руб. за гектар. Согласно проведенной недавно оценке, площадь заброшенных и заросших или зарастающих лесом бывших земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации составляет около 60 млн га, причем с каждым годом она увеличивается, потому как по вполне объективным причинам в зонах рискованного земледелия, прежде всего в Нечерноземье, сельское хозяйство сокращается.

Таким образом, расчистка этих земель по максимальной стоимости, приведенной в пояснительной записке, и приведение в пригодное для использования для сельского хозяйства состояние, потребуют около 5 трлн руб. При расчистке по стоимости, рассчитанной Гринпис, и приведении в состояние, пригодное для использования в качестве пашни, общая стоимость работы составит около 3,6 трлн рублей.

Конечно, эти оценки приблизительные, но очевидно, что стоимость возвращения заросших лесом заброшенных сельхозземель будет исчисляться триллионами рублей, причем в реальности эти расходы будут бесконечными, поскольку новые сельхозземли будут заброшены и станут зарастать, так что процесс изъятия, перепродажи или национализации, расчистки, забрасывания, опять изъятия и так далее во многих случаях неизбежно станет циклическим.

Чтобы оценить эти колоссальные суммы, сравним их с расходами государства на охрану лесов от огня и тушение лесных пожаров. Сейчас на это в плановом порядке выделяется примерно 7 млрд руб. в год, а для хорошей охраны и качественного тушения нужно около 30 миллиардов.

Таким образом, при максимальных затратах на расчистку этих земель в соответствие с оценкой, приведенной в пояснительной записке к законопроекту, стоимость расчистки будет равна стоимости нынешней охраны лесов России от пожаров в течение более чем 700 лет, а стоимости полноценной охраны лесов России от пожаров – в течение примерно 150 лет. При более скромных затратах – в соответствии с оценкой Гринпис, стоимость расчистки будет равна стоимости современной охраны лесов России от пожаров более 500 лет, а стоимости полноценной охраны лесов России от пожаров – примерно 120 лет.

В общем, на нормальную охрану лесов у нашего государства денег нет, а несравнимо бóльшие деньги на крупнейший передел бывших земель сельскохозяйственного назначения оно где-то собирается найти. 

Текст forestforum.ru

Фото на превью pixabay.com